19 октября 2019
Книжная справа
Эссе

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Мария Мамыко
5 июня 2004 г.
версия для печати

Дуэт как дуэль

Традиция и контр-традиция – это практически одно целое. После выведения Геноном термина «Традиция» можно наблюдать уникальное явление слияния первого и второго. Контр-традиция, мимикрируя под Традицию, сама себе не отдаёт отчёта в своей фальши

Спираль антиподов

Пример о контр-традиции, пародирующей Традицию, мы можем спроецировать на всякое сообщество традиционалистов, где сегодня особенно заметна инкорпорация контр-традиционных сил в традиционалистские круги. Здесь возможно простое проведение параллелей-антитез. Но, обозначив имена, мы пойдём по ложному, псевдофилософскому пути. Посему выведем формулу и уравнение с несколькими неизвестными.

Итак, самой гротескной парой можно назвать связку, где один из субъектов – абсолютный ставленник контр-традиции. Пародируя представителя Традиции во всём и подражая ему на уровне стилистики, контр-традиционалист начинает свой путь как человек без self’a. Постепенно «суфлёр» превращается в гомункулуса, собранного из образов нескольких представителей традиционалистской элиты. Позже в лице пародиста наблюдаются несколько ипостасей «столпов традиционализма». Проекции эти, тем не менее, могут нивелироваться присутствием в жизни представителя контр-традиции политического аспекта.

Политика как Система является важным моментом, определяющим контр-традиционность личности. Всякое инкорпорирование в системные круги, отождествление себя с Системой является неизбежным переходом к разрушению Знания. С этого момента субъект становится носителем информации, причём информации, продуцируемой Системой, а не внутренним Источником. Информация против Знания.

Наивное представление о том, что «Система может работать на нас», впоследствии трансформируется в самооправдание, когда творчески ориентированный человек уже не в состоянии выбраться из силков госмашины, эксплуатирующей лучшие умы как ценные управленческие кадры. Возносясь до вершин правления, получая возможность контролировать некоторое количество людей, новый человек-винтик теряет прежний ориентир существования. Включаясь в процесс политпропаганды, и будучи проводником политинформации, он, к тому же финансируемый Системой, всё больше обрастает бронёй бесчувствия по отношению к миру тонкому. Всякие мысли о Традиции отныне воспринимаются им в прикладном аспекте – как можно задействовать ту или иную идею в пиар-кампании, в вылепливании маски эрудированного идеолога, в вербовке очередной партии интеллектуалов...

Особенно уродливые формы эта трансформация производит на уровне поэзии. Поэт-памфлетист, политик, критик настоящего дня, вписанный в Систему «корочек» и наветов, становится карикатурой на самого себя, измученным и злым клоуном, по сути скалящимся в сторону тех, кто остаётся свободным от грима и обусловленностей Программы.

Также мы можем рассмотреть условно более «низкие» круги этой спирали антиподов. Это связки молодого поколения традиционалистов. Здесь всё более понятно, поскольку молодые потенциальные носители Традиции часто начинают путь с подражания корифеям. И уже на этом отрезке пути возможна подмена, когда личность, реверсно возвращаясь к одним и тем же толчённым в ступе идеям и не переходя на более высокий виток спирали, иллюстрирует собой яркий пример контр-традиционалиста. Более пассионарный, потенциальный носитель Традиции самим существованием доказывает свою антисистемность как в узком социальном, так и в широком философском смыслах. Насколько скучны и стилистически либеральны труды первого, настолько живы и огненны работы второго.

Молодые традиционалисты, в любой момент могущие перейти на противоположный боевой фронт, как и всякие творческие люди, не минуют этапа подражания. Именно таким способом личность обнаруживает себя. Опасность перехода к собственной творческой индивидуальности кроется в том, что субъект, ощутив вкус личной силы, переоценивает свой же потенциал. Естественным образом на этом пути возникает искус гордыни.

Ощущение собственной силы в период чистейшего осознания «я» и подключения к внутреннему Источнику приводит к испытанию духа, когда личность обязана либо до краёв переполниться Знанием, то есть, учиться и учиться, либо, соблазнившись potentiae, перейти на сценарий Gloria Mundi. И когда выбор сделан в пользу последнего, ничто, кроме оригинальности вымышленных идей, больше не занимает недоучившегося творца. Отныне он работает на покорение мира сего и тиражирует самые экзотичные и сенсационные изыскания. Его слава имеет вкус скандальный, но, тем не менее, она удовлетворяет его. Даже самые критические отклики и объективно негативные рецензии лишь раздувают костры тщеславия. Забавно, что «укреплению» духа инверсионно способствует традиционалистский взгляд на современный мир. Контр-традиционалист, утративший чистое зрение, видит в достойных критиках всё тот же мiр, не способный оценить «истину».

Витки соблазнов

Показательно и размножение истин в условиях раздробленности традиционализма на отдельные враждующие между собой составляющие. (Вообще, термин «традиционализм» следовало бы проигнорировать, поскольку Традиция, присутствуя лишь в своих носителях, не вписываема в рамки какого-либо «изма». Всякий «изм» уже подразумевает наличие Системы.) Каждый из новых производителей правды, предлагает свой, альтернативный взгляд на предмет. При этом у каждого псевдо-традиционалиста также свой, актуальный, взгляд на Традицию. Существует множество аутентичных традиций в рамках «сообщества традиционалистов». Каждый из них отстаивает своё право на истинность идеи (все права защищены!) и не скупится на цитаты из священных писаний, которые, впрочем, нередко искажены до неузнаваемости или авторски апокрифичны.

В итоге же всякое отстаивание позиции, противоречащей традиционному мировоззрению, обнажает лишь желание показать себя тому же мiру, над которым иронизирует «творец». Однако следует помнить, что всякое сосредоточение сил на достижении славы само становится маяком на пути – в противовес подлинному ориентиру Знания. Но «славе предшествует смирение» (Соломон). Синоним смирения для творца – простота прописных истин, прозреваемых на новом уровне.

Другой соблазн для традиционалиста – взрывчатое вещество модерна. Модерн – фр. современный – уже этимологически противопоставлен Традиции. Тем не менее, прельстительная сила творческого хаоса завладевает как меланхоличными пиитами, так и носителями Традиции. Впрочем, традиционалист не признает открыто модернистичности своих взглядов, – удобнее заняться их ретушью и концептуально подогнать под некую реанимированную архаику. Так, движение дада – изначально протестантское по сути – сегодня, будучи уже явлением антикварным, вполне сойдёт за оправдание латентному постмодерну. Всякий его адепт вправе заявить: «Я, как классический дадаист, протестую против размеренного болотного существования общества и творчества «в рамках»». Но это не есть выход на высший виток творческой спирали, где творец самим своим существованием отменяет ярлыки и стереотипы в искусстве etc.

В то же время консерватизм – от лат. сохранять – также противостоит Традиции, поскольку апеллирует к уже пройденным этапам истории и стремится «консервировать» былое. Таким образом, консерватизм является барьером на пути всякого роста. Аргументы в пользу того, что он препятствует разложению, абсурдны, поскольку от «стоячей воды» можно ожидать только «яда» (У. Блейк).

Однако игроки контр-традиции тоже являются носителями Традиции. И хотя представляют её обществу они в искривлённой, пародийной форме, но танцы на балу мира сего им зачастую претят. В этом случае эти нео-кшатрии и псевдо-брахманы образуют собственное королевство кривых зеркал, где искусством называется всё то, что в обычном мире отвергается эстетами и богемой. Однако и вкусы толпы им также чужды, – и вот некое маргинальное, периферийное творчество, по сути таковым не являющееся, поднимается на знамя новыми виртуозами изощрённых концепций, и за счёт изящной интеллектуальной аргументации преподносится публике как нечто непонятое и недооцененное. Никакой пагубы в этом нет, если речь идёт о популяризации фигур однозначно мистически и творчески ориентированных, и в то же время несущих в себе искру божественного огня. Но, как правило, лукавые и умные дети или агенты контр-традиции, избирают то, что никем не мыслилось как искусство вообще. Здесь заметен яркий момент эпатажа, на котором строится всякая сенсация. Поразить, увлечь, потрясти – эти термины наиболее часто используются спекулирующими интеллектуалами. Искусно создать из мухи слона и продать его подороже. В то время как простой обыватель и даже обыватель учёный вкушают сенсационные результаты подобных исследований, их внутренний ум замутняется. Акцентирование внимания на сенсациях и периферийных открытиях ведёт к ослаблению внутренней воли, когда над духовной тишиной и интуитивным познанием начинает превалировать экстравертный информ.

Критерии кривизны

И теперь мы можем задаться вопросом, является ли всякий общепризнанный традиционалист представителем Традиции.

Очень часто таковым он остаётся до определённого момента времени. Ранние произведения таких людей ещё напоены присутственным огнём Вдохновения. Но то, что наблюдается вслед за тем, несёт на себе явный отпечаток сиюминутности и – увы – системности. Прорыва сквозь облака «плоского мира» нет.

Каков же из себя носитель Традиции?

В первую очередь следует заметить, что ни один из настойчиво зовущих себя традиционалистами таковыми не являются. «Традиционалист» – исповедующий Традицию – звание, которое человек не сам присваивает себе, но оно даётся ему свыше, в процессе проделываемой работы, а часто после смерти. Лишь суммируя опыт пройденного определённой личностью, можно резюмировать его деятельность как традиционную или контр-традиционную. При этом никакие комиссии не способны определить критерии «традиционности». Традиционалист появляется – а, точнее, проявляется – внезапно, и ни у кого не вызывает сомнений, что он есть носитель Традиции. Критерии, срабатывающие здесь, не имеют отношения к миру человеческого интеллекта и априорных суждений, – в случае рождения традиционалиста мы наблюдаем феномен манифестации сверх-Знания. Явление это сколь простое, столь и необъяснимое: так, не подлежит сомнению, что небо – синее, а черёмуха терпкая на вкус, – но понимание, почему это так, необъяснимо. Уже позже учёные могут вам разъяснить некоторые физические и химические законы, но несомненно, что знание предшествовало логике.

Показательно, откуда черпают знания традиционалисты и их антиподы. С определённого момента времени творческий человек, закабалённый системой норм и правил мира сего, начинает нуждаться во внешних источниках настолько, что без них его труд не мыслится. Немыслимое количество цитат, ссылок и чужих аргументов прикрепляются к текстам, музыка снабжается замысловатыми виньетками в этно-стилях всех народов, а поэзия перегружается терминами и чужими находками. Традиционалист, утративший связь с Традицией, закономерно теряет контакт с внутренним источником, со Знанием, делавшим самодостаточным всякую его работу. Изначально именно посыл этого внутреннего Знания предшествовал научным выкладкам или обработке поэтических форм. После, если происходит духовная аберрация и отторжение субъекта от Традиции, золото и медь меняются местами. Слабый огонь чистого интеллекта брезжит в трудах псевдо-традиционалиста, в то время как логический замысел и идея, исходящая от сугубого ratio, возвышаются нерушимой глыбой скрупулёзных изысканий. Тоскливое настроение этих трудов сквозит в каждой фразе, и прилагательные «лапидарное» и «натужное» наиболее ёмко характеризуют данное творчество.

Следует подчеркнуть, что собственно наличие собранного материала, прикреплённого к труду какого-либо исследователя, само по себе не является симптомом внутреннего духовного бедствия, – но невозможность создать уже что-либо без этой внешней подмоги свидетельствует о поглощении творца внешним миром и забвении внутреннего источника.

Традиционалист в каждую минуту своей жизни – и в быту, и во сне – остаётся живейшем носителем Традиции, и его возможная маргинальность лишь свидетельствует о невозможности вписывания этого человека в Систему. Своим существованием и трудами он иллюстрирует то, что некогда говорили алхимики: глина этого мира стремится погасить искру божественного света. И если контр-традиционалист, некогда бывший чистейшим носителем Традиции, уже смешался с глиной, сохраняя идентичность интеллекта и воли и потому не превращаясь в глину, но и не вырываясь из её цепких объятий, то традиционалист не принадлежит миру как Системе вообще, пребывая в постоянном драматическом конфликте с глиной и её эманациями. Но смысл проблемы не должен сводиться к конкретным именам и лицам. Суть в принципе, не замечаемом или игнорируемом многими традиционалистскими умами. Антипод Традиции не отличим от неё и по силе практически равнозначен ей, иначе он не вырос бы до уровня «контр». Контр-традиционалисты органично существуют среди традиционалистов, но сами того не знают, потому что осознание придёт лишь тогда, когда в мире проявится Инспиратор Контр-Традиции.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

22 ноября 23:12, Посетитель сайта:

О политике

Странно утверждать, что Традиция не совместима с Системой. Это какое-то смешение понятий. Традиция предполагает иерархию, и если человеку по складу ума предназначено быть "кшатрием", дворянином, то он и будет заниматься политикой, что никак не помешает ему быть последователем ортодоксальной Традиции. Кстати, сам Генон был шейхом, а никаким не "маргиналом".)

Вообще же смысл имеет ознакомление с самой традицией, если мы говорим о Православии, то с Преданием и Писанием. Собственно, традиционалисты никогда не претендовали на новые идеи, а только на "последование" и "разъяснение", так что важно держаться непосредственного источника.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019