20 марта 2019
Книжная справа
Художественные тексты

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
11 октября 2004 г.
версия для печати

СОН В СЕДЬМОЙ КОМНАТЕ (Сказка про белого бычка)

Роман. Часть 1.

Я не помню, как мы встали, как вышли из комнаты...

Б.Г.

Проходя мимо дерева, на котором сидели вещие птицы, Честный Бык спросил у одной из них, долго ли ему еще путь держать. Та вместо ответа рассмеялась, а когда кончила смеяться, сказала, что да, довольно-таки долго, потому что, оказывается, Бык давно движется в противоположную сторону, и ни у кого нет уверенности в том, достигнет ли он места вообще.

Тогда та, что сидела рядом, с лицом, как голубой мрамор, и глазами, полными слез, подозвала Быка и молвила, чтобы он не печалился, что идти все равно больше некуда, ибо назад пути нет. Поэтому нужно держаться выбранного направления, а она, вещая птица, поможет ему — полетит вперед и будет указывать путь.

С этими словами Птица с лицом, как голубой мрамор, и глазами, полными слез, слетела с ветки, и Честный Бык отправился за ней.

+ + +

На рассвете Птица улетала вдаль, возвращалась к полудню, и парила над Быком. Бык шел склонив голову и смотрел на длинную сиреневую тень Птицы, которая скользила под его опущенным взором и вела вперед. К вечеру они делали остановку. Птица слетала на землю, и Бык видел ее всю, в темно-синем оперении. Они пили воду и прощались на ночь. Утром они находили друг друга на прежних местах. В минуты встреч Бык рассказывал Птице свои истории.

история первая

была рассказана Быком, когда Птица с лицом, как голубой мрамор, и глазами, полными слез, занемогла и не улетела, как обычно, на рассвете. В этой истории говорилось о том, что в яслях, где когда-то стоял Бык, плавали маленькие и большие рыбы. Птица спросила Быка: почему он не остался там, в яслях, навсегда? И Бык ответил, что произошли изменения.

Прилетала давняя подруга Птицы, распускала свой пестрый хвост и искушала расспросами. Быку она подарила зеркало. В этом зеркале он выглядел гораздо красивее, чем был, но вещая Птица сказала, что в зеркале живет не он, и что чем больше он будет смотреться в зеркало, тем дольше будет их путь. В тот день Птица сказала также, что главное свойство Быка — обыкновенность, чем насмешила подругу, а когда та улетела, добавила, что Бык очень, очень красив. Зеркало осталось, и Честный Бык хотел разбить его, но вещая Птица не дала; оно раскололось само, едва лишь Птица взглянула в него — на две больших части и тысячи осколков. Один осколок попал Птице в глаз, и криво посмотрела она на Быка. Холодом повеяло от слов ее, когда сказала:

— Нет тебе пути, и скоро разойдутся наши дороги.

Горько замычал Бык, и Птица заплакала; выскочил осколок, и Птица простила Быку. Когда тронулись в обычный путь, он спросил: почему? И Птица ответила, что видела у него рога. Но рога у меня всегда, подумал Бык. Нет, ответила Птица, когда стоял ты в яслях, не было у тебя рогов.

Так шли они и дошли до черты. Дальше нельзя, сказала Птица. Бык, однако, заметил на той стороне будто бы знакомых быков. На зеленом лугу паслись молодые быки, и разноцветные бабочки садились им на спины. Стоп, сказала вещая Птица. Туда нельзя. Ты разве хочешь стать одним из них? Но Бык не стал ее слушать: я мигом вернусь, мне только бы разузнать, каково им там, и, может быть, они нам расскажут, как двигаться дальше. Он сделал всего лишь шаг, и вся дорога повернула к лугу. И немедленно всю спину Быка усеяли разноцветные бабочки. Честный Бык увидел, что других быков рядом нет. Они — это я! — догадался он. Но зачем тогда он здесь?

Далеко за лугом, за вершиной зеленого холма, на самой линии горизонта, Честный Бык усмотрел длинное узкое зеркало, в котором отражались и земля, и небо. В этом зеркале отражался и он сам, размноженный на тысячи белых быков и украшенный гирляндами разноцветных бабочек. Они взлетали и снова садились ему на спину, и одна из них, самая большая и красивая, села на его лицо. Он узнал в ней вещую Птицу. Остальные бабочки были ее отражениями. По ее голубому, как мрамор, лицу катились две матовые слезинки.

— Все кончено, — сказала вещая Птица-бабочка. — Ты потерял меня навсегда.

Но я же только-только нашел тебя, попробовал оправдаться Честный Бык, но его перебила Птица:

— Ты не послушал меня и свернул. Из госпожи я превратилась в служанку. Теперь мой удел прислуживать им —

она махнула крылом. Бык снова пробовал возразить. Вокруг никого нет, сказал он. Действительно, все остальные бабочки исчезли. Но Птица была неумолима:

— Ты просто слепой. Здесь все кишит бабочками. Они облепили тебя со всех сторон, — и вещая Птица рассказала свою историю:

история вещей птицы

Я всегда мечтала быть бабочкой. Я хотела быть такой, как они. Посмотри, как легко они одеты. Посмотри, как им просто летать. Я знаю, что родиться Птицей — проклятие. Мне дорого стоит полет. Они перелетают с цветка на цветок, и на новом не помнят о прежнем. Их жизнь — полет и цветы. И еще любовь. Их любят все; даже ты. Если я сяду на цветок, он сломается. Для цветка я слишком неуклюжа. Я ненавижу жизнь бабочек, потому что они не знают пути. Они вьются над лугом и не могут никуда улететь. Они не могут лететь куда-то: только перелетают. Они рождаются, чтобы умирать, но никто не замечает обмана. Они не могут ни за кем последовать. Неужели это не очевидно? Те, кто с ними, наверное, думают, что лето будет вечным. А я предвещаю: скоро наступит зима, и зима будет долгой.

— А тебя, — обратилась Птица к Быку, — я ненавижу больше, чем бабочек. Я могла быть их госпожой, но ты сделал меня одной из них. Ты тоже, как все, изменил пути. Хуже: ты сделал меня служанкой. Теперь меня зовёт Госпожа. И я улечу от тебя.

Но что же я сделал? — замычал Честный Бык в отчаянии. И где живет твоя Госпожа?

— Тебе лучше знать.

Но я не знаю! – Значит, ты отдал меня в услужение, а кому сам не знаешь? Тем хуже. Придется тебе узнать. И пока не узнаешь, меня не увидишь.

Бык смотрел на Птицу, ставшую бабочкой, и таил надежду: может, все еще изменится? И пока она медлила с отлетом, рассказал ей историю:

вторая история честного быка

Его зовут Чернобок. Я увидел его утром и принял, увы, за быка. Узкой тропкой мы стали спускаться к ручью. Он повел меня к ручью, но незаметно ввел меня в ночь. Сам он и стал этой ночью. Я шел позади и видел, как его спина стала тьмою вокруг меня. Во тьме горел огонь и стоял жертвенник. Подойди ближе, сказал он. Я подошел. Меня связали и подвели к огню. Кто-то вытащил из огня нож и нацарапал мне на лбу слово. муда, — прочитал другой. Теперь смотри, сказали мне. Я стал смотреть и увидел в отблесках костра, как Чернобок сражается с Белобоком. Они бились долго, пока Чернобок не поднял противника на рога. Все кругом закричали. Чернобок сказал: Отныне будет Новь. Отныне ничего не будет. И все стали прыгать в огонь. Я видел множество теней, которые сходили в огонь, и от каждой тени пламя росло ввысь. И от каждого прыжка из огня вылетали тысячи бабочек, и там, где они садились, вспыхивали новые огоньки. Все горело. Тьма рассеивалась. Я закрыл глаза, а когда открыл их, огонь уже отделился от земли и поднимался вверх, становясь все меньше и меньше. Я увидел верхушки деревьев и красный огненный шар над ними. Это был лес. Это всходило солнце. Все это время я был в лесу, и вот я вышел из леса. За мной летели птицы и разносили весть: Нови нет! Явь есть! Нови нет! Явь есть! — Посмотрите, кричали пробегающие зайцы, явь существует! Я встретил также голубого оленя. Он поравнялся со мной, поздоровался и сказал:

— Какое счастье, что воздух пуст и прозрачен. Все видно, и ничто не мешает двигаться. Он вежливо и тепло попрощался со мной и пустился вперед, совсем не касаясь копытами земли.

Я не умею так, закончил свою историю Честный Бык. Я иду очень медленно, и мне нужно обязательно смотреть вниз.

Тогда вещая Птица, ставшая бабочкой, сказала, что полетит в тот лес. Что ей нужно туда. Бык на это отвечал ей, что не знает теперь, где лес, что забыл, что давно ушел оттуда. Но его спутница подняла свои полные слез глаза и печально проговорила:

— Оглянись. Лес за тобой. Ты не выходил из него.

+ + +

С тех пор время потекло для них по-разному. Вещая Птица улетела и не возвращалась. Быку стало некому рассказывать истории. Он не мог пойти вслед за Птицей, потому что она запретила ему. Он не мог уйти, потому что не знал, куда. Тихим отшельником бродил он по лугу, пасся возле зеленого холма, мыча что-то себе под нос. Мычание, поначалу невнятное и незаметное ему самому, постепенно переходило в беседу. Он стал замечать, что кто-то ему отвечает. Так Честный Бык начал разговор с тенью. Он спросил: Всегда ли ты делаешь то же, что и я?

Тень ответила:

— Нет. Когда ты спишь, я ухожу.

А когда я не сплю?

— Когда ты сходишь с пути, я сторожу твое место.

А когда я на месте?

— Когда ты на месте, ты не замечаешь меня.

Куда ты прячешься?

— Я не прячусь. Я ухожу.

Куда?

— Туда, куда ты идешь.

А далеко ли дотуда?

— Тебе — далеко.

Хорошо там?

— Да. Хорошо.

Почему же ты не уйдешь от меня навсегда?

— Еще не время.

Честный Бык услышал тут хлопанье крыльев и увидел, что тень его накрыла тень Птицы. Он привстал на задние ноги — от радости и чтобы посмотреть вверх. Но то была другая Птица. От веселого ее вида исходила печаль. Птица крикнула, чтобы Бык шел скорее за зеленый холм, что та Птица, которую ждет он, с лицом, как голубой мрамор, и глазами, полными слез, запуталась в следах и потеряла голос, что она зовет его в лес. Бык пустился бегом и долго бежал. Но никакого леса на пути не было. Подруга Вещей Птицы летела над ним и посмеивалась: где же лес? ведь раньше он был здесь? где он?

Леса не было. Стояла сосна. И под ней лежал белый бык. Точь-в-точь как настоящий. На левом роге его сидела Вещая Птица — не бабочка, но ставшая маленькой, не больше синички.

Мне сказали, что ты заблудилась, промычал Честный Бык. А где тут блудиться? И еще про мои следы. Здесь следов моих нет. Пойдем отсюда!

Вещая Птица не отвечала и только раскрывала синий клювик, как будто прося попить. Вечно веселая парящая ее подруга сверху перевела: Птица спрашивает, кто ты такой?

Тогда Бык ответил, что его зовут Честный Бык, что он повстречал Птицу с лицом, как голубой мрамор, и глазами, полными слез, у сухого дерева, и с тех пор они идут вместе. Маленькая птичка беззвучно заплакала, а подруга продолжала переводить: Честный Бык здесь, он лежит под деревом, здесь его следы, много следов. Не Она заблудилась, а он – блудил и продолжает блудить. Она же не может выбраться из чащи, потому что в нее впиваются тысячи игл, подобных тончайшим усикам бабочек. Тот, кто называет себя Быком, пусть он лучше уйдет. И Честному Быку стало казаться, что он исчезает, что он уже исчез, и от него остались только одни глаза. Он нагнулся и боднул Белого быка. Белый бык был мертв.

Пожалуйста, пойдем, — взмолился Честный Бык. Разве ты не видишь, что он не живой? Его надо сжечь. Этот мертвый бык одинок. Оставим его здесь. Я разговаривал с Тенью. Все время, пока я был в лесу, Тень ждала меня на пути. Тень сказала...

— Замолчи, — к вещей Птице вернулся голос. — Ты ничего не знаешь. Ты весь испачкан: посмотри на себя. Весь лес усеян твоими следами. На твоей спине пятна от бабочек. У тебя это осталось в глазах. Ты все время смотришь по сторонам. Что ты ищешь?

Честный Бык посмотрел на себя, но пятен не увидел. Он подошел к вещей Птице, ставшей маленькой, не больше синички, и пересадил на свой правый рог. Рога у него были длинные и острые, как стрелы. И понес он Птицу слез прочь из леса, в котором росло всего одно дерево. Но куда бы ни шли они, стоило только остановиться, как всюду перед ними вырастало оно, и белый мертвый бык под ним. – Теперь ты видишь, что мы заблудились в лесу! выговаривала Птица, ставшая не больше синички, Быку. Он молчал насупившись. Он сам запутался и не знал, что делать. Временами ему казалось, что это он мертвый лежит под сосной и видит быка, на роге у которого маленькая птичка. Еще немного и можно было совсем потерять себя.

У меня кружится голова. Я забываю, кто я такой, — сказал Честный Бык.

— Когда кружится голова, таким, как ты, нужно держаться за землю.

Бык сказал, что только за землю и держится. Значит, на земле может быть выход. Но Честный Бык не видел его. Он стал умолять Птицу, чтобы она помогла и повела его, как раньше. — То, что было раньше, кончилось, — оборвала его та. Она больше не может вести Быка, нужно обратиться к кому-то за помощью. И не успела Вещая Птица произнести эти слова, как над головами их послышался смех.

Обратив взгляды наверх, они увидели высоко в ветвях Птицу Радости, распускавшую хвост. Помоги, попросил ее Бык, мы хотим сойти с этого места. О чем горевать? — крикнула она им. Просто закройте глаза. Всё уже изменилось.

Как изменилось, если ничего не меняется? — удивился Бык. Птица Радости совершенно скрылась в ветвях, и оттуда доносился лишь звенящий смех. Честный Бык стоял в нерешимости. Давай закроем глаза, не вполне уверенно предложил Честный Бык Вещей Птице, ставшей маленькой, не больше синички. Мы все перестанем видеть, и всё перестанет существовать. Так и сделали. Честный Бык словно провалился в бездонный колодец. В наступившей темноте прямо перед ним стоял ослепительно белый ствол, и мертвый черный бык лежал под ним.

Нет, сказал Честный Бык, открыв глаза. Так ещё хуже. Наверное, твоя подруга что-то другое имела в виду. Нужно расспросить ее поподробнее.

Вещая Птица, сидевшая на его роге, поправила: у нее давно нет подруги. Бык поднял голову и пристально вгляделся в то место, которое только что было означено присутствием Птицы Радости. Однако более ничто не выдавало его. Полагая, что это ветви прячут Птицу от глаз, Бык подошел к дереву вплотную, встал на задние ноги, а передними уперся в ствол. Взгляд его побежал вверх по стволу, и следом за ним полетела вспорхнувшая с рога птичка. Но ни птичка, ни взгляд не успели добраться до кроны, как дерево начало крениться, медленно подаваясь вперед, наклоняться и — рухнуло, будто подрубленное под корень. Бык стоял на земле. Птица парила в небе. Перед ними открылась желтая дорога, уходящая вдаль — туда, где небо и земля сходились. После шума и треска упавшего дерева тихо было, словно в яслях, где когда-то стоял Честный Бык. Под копытами Быка, на песке, лежало картонное дерево с нарисованной кроной. Честный Бык и Вещая Птица, оставшаяся маленькой, не больше синички, не медля отправились в путь.

+ + +

Честный Бык и Синичка тащились вдоль желтой запыленной дороги. Бык совсем свесил голову и почти волочил ее по земле, а его птичка неровно летела сзади. Раз она попыталась вырваться вперед, как прежде, но силы оставили ее, и, стукнувшись о прозрачную стену, она упала на дорогу, потеряв одно жёлтое перышко.

— Не оборачивайся, — сказала она Быку.

Бык остановился и долго стоял; и мрачные мысли одолевали его. Синичка пробовала взлететь, но подняться высоко не смогла, снова упала и потеряла еще одно перышко. И снова просила она Быка не оглядываться назад. Когда же Синичка упала в третий раз, и третье жёлтое перышко коснулось земли, она сказала:

— Все. Вещая сила покидает меня. Нет нам больше вдвоем пути. Иди один, а я здесь останусь.

Тогда и я останусь, промычал Честный Бык.

— Нет.

Останусь.

— Оставайся. Но добра от этого не будет.

Почему? — спросил Бык и обернулся.

Видит он — всё повернулось назад, как было: стоит чёрная сосна, под сосной белый бык, а на левом роге его — Синичка, с глазами, полными слез.

- Зачем же ты обернулся? – спрашивает она, а сама плачет.

+ + +

Сидит Синичка на роге у мертвого быка, чистит свои перышки. Не смотри на меня, говорит. Но Честный Бык смотрит на нее неотрывно. Хочет приблизиться — слышит: не подходи. А что же мне делать? — спрашивает Честный Бык. Иди своей дорогой, отвечает Синичка. Да куда же мне идти? Куда хочешь, только не спрашивай меня. Да как же не спрашивать? Замолчал Честный Бык, стоит, с ноги на ногу переминается, а про себя мычит и мучается: почему?

— Ты совсем меня не слушаешься, от этого все наши несчастья, говорит Синичка. А сама уже вычистила все перышки и начала чистить клювик о рог, на котором сидела. Бык помялся еще немного, шагнул к дереву и начал потихоньку бодать ствол. Что ты делаешь? спросила Синичка. – Чищу свой рог. А сам разогрелся уже не на шутку. Дерево трясется, листья летят. Пожалуйста, перестань, взмолилась Синичка. Но Бык не слушает ее, бодает все сильнее и твердит:

Всё равно.

Синичка слетела с мертвого быка и стала виться над Честным, умоляя прекратить и поберечь рог. Она произносила самые ласковые имена, но Честный Бык не обращал на нее внимания, повторяя, что ему все равно. От ударов его образовалось уже порядочное дупло. Видя, что все усилия бесполезны, Синичка села на ветку, ближайшую к Честному Быку, и сказала: если тебе все равно, я улетаю.

Я с тобой, сказал Бык.

Посмотрим, отвечала Синичка. Она вспорхнула с ветки и скрылась в кроне дерева. Но не успел Честный Бык что-то сообразить, как сверху, точно маленькие листочки, посыпались жёлтые перышки, и следом, плача, сама Синичка упала на землю между узловатыми корнями. Честный Бык замерев жалобно смотрел на Синичку своими большими глазами. Не улетай, попросил он. Но Синичка, рыдая, сказала, что улетит немедленно, что им невозможно быть рядом.

До вечера она не улетела.

+ + +

Когда наступила ночь, Синичка сказала, чтобы Бык ложился спать, а она будет стеречь его сон. Бык, однако, с этим не согласился. Тогда Синичка предложила стеречь сон ему. Но и с таким положением Честный Бык не был согласен. Он сказал, что не желает больше разлучаться, что если были они вместе днем, то и ночь должны встречать в одном месте, и если спать, то в одно время. Синичка на это ему ответила, что, к беде их, время у них уже не одно, и что день, проведенный вместе, только лишь совпадение. Кроме того, если за ними придут, то нельзя, чтобы застали их спящими, кто-то один должен бодрствовать. Не спать вдвоем тоже нельзя: если откроется путь, без сна не пройти его. А разлука нас ждет, я это знаю, закончила Синичка. Честный Бык не верил в разлуку. Он сказал: ты как знаешь, а я спать не буду. — Хорошо, — ответила ему Синичка и стала устраиваться на ночлег. Разместиться хотела она в дупле, которое проделал Бык накануне.

Но как влетела Синичка в дупло, так с другой стороны и вылетела. Оказалось, пробил Бык дерево насквозь. Ей бы сразу же и обратно вернуться, да не тут-то было: закрылось отверстие с той стороны. Хотела облететь дерево слева — ветви не пускают. Хотела справа — иголки не дают. Честный Бык с той стороны уже стучит, да куда там. Стало дерево прочнее камня. Бьется Синичка, зовет Быка, тот мычит, отвечая ей, а помочь не может.

Бросил Бык безнадежное это дело, стоит под деревом, язык высунув. А Синичка оттуда шепчет ему:

— Отдохни, мой Бычок. Ляг под дерево и усни. Я к тебе в седьмом сне приду.

Думает Честный Бык: как это, в седьмом сне? А у самого ноги мягкие стали и прогибаются, и веки отяжелели. Валится он под сосну и видит: тот, другой бык встал, передними копытами в ствол уперся и рогами куда-то вверх указывает. С трудом Честный Бык поднимает веки, смотрит туда, под самую крону, а там сквозь кору проступили буквы. Хоть и незнакомы они, все равно Бык их читает:

МАСЛОМ МЫСЛИ

РАСТЕКИСЬ ПО ДРЕВУ

ПРОЙДИ СКВОЗЬ ИГОЛЬНОЕ УШКО

Странное приказание, думает Честный Бык. Хочется у Синички спросить, что это значит, но язык немеет, и ничего сказать уже нельзя, и шепнуть даже, а тело все отяжелело. Последнее, что видит он, — это то, как Белый Бык растворяется медленно в лунном свете, словно проваливаясь в ствол. И будто бы еще оттуда, не из сна, доносятся слова; голос знаком, но вспомнить, кто говорит, уже невозможно:

наставление синички

Как уснешь, попадешь ты сначала в место, где все неустойчиво, где все меняется одно на другое. Будет там дом-не дом, и в доме том комната-не комната, а в комнате пол-не пол, и посреди комнаты в полу будет колодец. Ты в колодец тот ни за что не заглядывай и воду не пей из него, как бы пить ни хотелось. Посмотри вокруг и увидишь, что в комнате той стены-не стены, но есть в них шесть дверей. Ты найди между ними одну, железную, открой и войди. Попадешь ты в комнату, где все из железа. Найдешь там много оружия, и станет тревожно, и крики услышишь, и уйти захочется поскорее. Подлетит к тебе железная птица, и мной обернется, и станет на плечи тебе садиться. Не верь ей, прогони ее, но не касайся ее рогом — не то станет рог твой железным, и навеки останешься там. Найдешь ты в комнате той пять дверей. Открой медную и войди. Попадешь в комнату, где все медное и зеленое. Найдешь там много статуй и ваз. Будет там тебе одиноко, и подлетит медная птица, и мной обернется, и замашет перед лицом твоим крыльями. Но ты не верь ей и гони ее — только не касайся рогом; не то — станешь вылитым из меди, и навеки остановишься. Ищи в той комнате меж четырех дверей одну, свинцовую, открой ее и войди. Попадешь в комнату, где все из свинца, и тяжело тебе станет на сердце. Камнем там упадет на тебя птица и будет просить, чтобы сжалился ты над ней. Пожалей ее, но не дай коснуться рога твоего — иначе сам отяжелеешь так, что земля тебя не вынесет, и будешь падать сам и просить у всех жалости. В той комнате есть три двери. Выбери оловянную, открой и войди. Там уже будет легче двигаться и смотреть. Передохни немного в той комнате и услышишь звон колокольчика: это я буду идти к тебе. Колокольчик увидишь над серебряной дверью. Сними его со стены, открой дверь и входи.В этой комнате ты найдешь все, что захочешь. Ты можешь побыть в ней. Колокольчик будет звенеть сильнее, потому что я буду близко. В серебряной комнате всегда утро, оттого все предметы кажутся голубыми. Оставь все на своих местах, ничего не бери с собой. В другом месте все потеряет свою ценность и привлекательность. Из той комнаты выводит только одна дверь, но ты не сразу найдешь ее. Ищи и слушай звон колокольчика. Как найдешь — открывай: в золотой комнате я буду ждать тебя, в седьмом сне я приду к тебе, в золотой комнате мы останемся навсегда.

Рисунки Яны БРАЖНИКОВОЙ


Прикреплённый файл:

 Сон в седьмой комнате. Часть 1. Полностью, 139 Kb

Смотрите также в интернете:

exlibris.ng.ru/periodicals/2001-05-31/6_fairy_tale.html


Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019