19 августа 2019
Правое слово

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Хаськович
19 декабря 2006 г.
версия для печати

Солнечный круг, небо вокруг

Что-то символичное есть в том, что день рождения Брежнева приходится на предновогоднее время, когда во всех витринах уже стоят ёлки а на московских рынках царит запах свежих мандаринов. Собственно для многих людей, чье детство пришлось на время его правления, брежневская эпоха - это своего рода нескончаемый Новый год

Л.И.БрежневИсполнилось сто лет со дня рождения Леонида Ильича Брежнева, человека, который стоял во главе советского государства в течение 18-ти самых благополучных лет в его истории. Да и во всей многовековой истории России немного было таких спокойных периодов, как два брежневских десятилетия, несколько несправедливо названых "эпохой застоя".

Что-то символичное есть в том, что день рождения Брежнева приходится на предновогоднее время, когда во всех витринах уже стоят ёлки а на московских рынках царит запах свежих мандаринов. Собственно, для многих людей моего поколения, чье детство пришлось на время его правления, брежневская эпоха -это своего рода нескончаемый Новый год. Елки, подарки, красные флажки и какая-то всеобщая расслабленность, исчезающая только в магазинных очередях.

А ещё — последние остатки патриархального быта. Дом, в котором все друг друга знают, бабушки на скамейках, которые всегда объяснят, что ломать ветки на деревьях — это плохо, а получать в школе пятерки – хорошо. Старый дворник, ветеран войны, одевающий по праздникам свой единственный пиджак с огромным количеством наград. Вообще вокруг много ветеранов, они еще не очень старые, но уже в большинстве своем люди пожилые, от этого Война не кажется, пусть великой, но уже далекой историей, но при этом не воспринимается уже как непосредственная живая реальность. И тот факт, что твоим родителям во время войны было столько же лет, сколько тебе сейчас, вызывает смесь удивления и легкой зависти.

И во главе страны — тоже ветераны. Воспоминаниями о войне пропитана вся жизнь брежневской эпохи, на ней это время обосновывает свое право быть именно таким — тягучим, скучноватым, но зато солнечным и мирным. Народ, который напряжением всех своих сил сначала выиграл небывалую в истории войну, а затем в рекордно короткие сроки восстановил разрушенную врагом страну, заслужил право на отдых. «Только б не было войны» — вот общая мольба огромной почти 300-миллионной страны, которую за границей по какому-то недоразумению считают «империей зла». Самый главный из многочисленных официальных и неофициальных титулов Леонида Ильича – «Пламенный борец за мир» и это действительно так. Поэтому война в Афганистане воспринимается как начало конца, а тут еще и Устинов умер…

Но до всего этого — удивительное ощущение безопасности. Это там, на Западе, все постоянно чего-то боятся: завтрашнего дня, ядерной войны, инфляции и всемогущего KGB. В СССР, кажется, бояться нечего. Символ «репрессивного аппарата» — добродушный участковый Анискин, а «всемогущие спецслужбы» олицетворяет тихий интеллигент и любитель хорошего коньяка Штирлиц, убивающий за 12 серий всего одного человека, да и того без особого желания. Диссидентствующая интеллигенция играет с режимом в свои нехитрые игры. Всем интересно и никто, по большому счету, не против, чтобы так было всегда. Истинных «борцов за свободу» — единицы, да и те со странностями, вроде веры в «социализм с человеческим лицом», и все думают, что они борются за то, чтобы в магазинах было больше колбасы.

И все же в воздухе эпохи есть ощущение какой-то безвыходности. Уже всем ясно, что коммунизма ни в 80-м году, ни позже — вообще никогда — не будет и стремиться в масштабах всей страны не к чему. История как бы остановилась. Кажется, что так будет всегда, ну, может быть, будет чуть лучше, или, что, конечно, вряд ли, даже чуть хуже, но принципиально уже ничего измениться не может. Это убеждение приводит к тому, что все начинают обустраивать свой домашний очаг, гоняясь за финскими стенками и японскими магнитофонами.

Забавно, что и официальная пропаганда, и фрондерствующая творческая интеллигенция дружно сходятся в своем осуждении этого явления, определяя его жестким термином «вещизм». Увы, но бороться с этим уже невозможно и гонорары за статьи против нового советского мещанства идут на покупку индийского чайного сервиза, а со съемок очередного фильма про доблестных советских разведчиков из командировки в ГДР везут купленные каким-то образом в Западном Берлине синие кроссовки «Адидас» с тремя заветными полосками сбоку. Именно с этих кроссовок и джинсов «Montana» может вести свое происхождение современный русский гламур.

И всем этим огромным миром трудовых подвигов (были же все-таки и БАМ, и огромные ГРЭС), начинающегося массового потребления и долгих застолий правит добрый, как Дед Мороз, но строгий, как дедушка-ветеран, Леонид Ильич Брежнев. С одной стороны, он такой же как все, в народе поговаривают, что и выпить может, и быструю езду любит, с другой — фольклорный герой, о котором ходит множество, подчас едких, но не злых анекдотов. При этом Леонид Ильич все равно остается вождем, только он не грозный и суровый военный лидер, наподобие Сталина, а добрый и заботливый, немного забавный хранитель мирной советской страны. Многим кажется, что после Брежнева, если это «после» когда-нибудь будет, придет именно Сталин, портрет которого красуется на лобовом стекле каждого второго грузовика. Придет — и снова жесткой рукой поведет проснувшуюся страну к новым, пока еще неведомым целям. Но это будет потом, а пока — кто знает, может быть, именно Леонид Ильич незримо бережет московского врача Женю Лукашина в его путешествии по улицам Строителей навстречу любви и Новому Году.

Когда Брежнев умер, сразу стало ясно, что, так, как раньше, уже не будет.

И водка подорожала, и отношения с Западом вконец испортились. Под сладкоголосые напевы итальянской эстрады испугавшаяся собственной мощи советская держава понеслась навстречу перестройке и далее по всем остальным пунктам. Уже без остановки.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

19 декабря 23:52, Яна Бражникова:

Небо вокруг

Да, такая птолемеевская модель социума. Поднебесная по сути. Круг, который небо со всех сторон объемлет.

Хорошо:)


20 декабря 17:14, Даниил:

Дорогой Илья,

А как же Вы не упомянули о том что подавляющее большинство людей не имело возможности сходить в церковь, исповедоваться, почитать Священные Писания.

Или это дело десятое?

Потеснись Святая Русь, идет брежневский "застой".

Ну зачем же так поливать помоями нашу историю и без Вас охотников хватает. Пайпс и Бжезинский до Вас рассказали нам, что коммунизм - это и есть Россия, а Христианство было наносное.

Я долго не мог понять, почему авторы страницы которая называется православно-аналитической так любят воспевать безбожную империю. Теперь ответ мне кажется простым, для Вас главное империя, а Православие это некая подпорка да еще и необязательная. Этот вывод прямо вытекает из Вашего описания двух десятилетий русской истории, в котором Вы ни словом не упомянули о том, что же происходило с Верой.

Но этот постулат сам по себе очень далек от Православия и является вполне западническим взглядом на религию. В Православии же Империя существует для защиты и проповеди Веры, а не наоборот.

И лечить вещизм коммунизмом, - все равно что прыгать из огня да в полымя.


21 декабря 11:51, Cbuy:

Ну, написал автор эмоциональный ностальгический опус... Нет! "А где про решения парт.съез... ой, простите, про Священное Писание...". Уважаемый Даниил, у каждого свой путь - у кого-то и через Империю с подпорками...


21 декабря 17:37, Даниил:

Решения партсъезда и Св Писания?

Я думаю, вряд ли автор обрадуется такой богохульной защите.


21 декабря 18:58, Посетитель сайта:

brezhnev

квадрат не имеет углов - и добродетель-как грех!


12 ноября 07:08, Посетитель сайта:

Даниилу, бросьте Вы это! При Брежневе как раз религиозная жизнью было все отлично. Она питалась искренним интресом и подвижничеством немногих.

Расцвет был, коенчно, позже в 1980-е годы, но готовилсято он в 1970-е. А после наступления компрадорского капитализма - сплошное вырождение. РПЦ воспринимается как крупная и привелегированная корпорация, а священник - "батек", некая бизнес-фигура посередине между "братком" и местной администрацией.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019