14 июля 2020
Правое слово

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Дмитрий Поляков
25 декабря 2007 г.
версия для печати

Дамы Штокхаузена

Вероятно, Бейрут и Ашрафия просто исчезнут. Глобализму не победить подвыпивших Дам Штокхаузена. С Парижем проще - он останется, просто видоизменится и в кафе там больше не будет старых влюбленных парижан. Проще всего с Москвой 2007 года - она, как стояла, так и будет стоять. Изберут Медведева. Лучший хозяин Кремлю 2007 года и не по зубам

Несколько дней назад, после воскресной службы в арабском храме, я гулял по Ашрафии, никуда не спеша. Зашел выпить кофе.

Ашрафия. По воскресеньям там призрачно,солнечно и пустынно. Это православный район Бейрута, и после утренней службы в воскресенье все расходятся — кто в гости, кто к себе домой.

Как и весь Бейрут, Ашрафия битком набита привидениями, но по воскресным дням и они отдыхают на своих чердаках, на улицах не показываются. Пустынный город-призрак, облитый солнцем и коронованный плющом.

Полупустое кафе на улице. Два часа дня. Неизвестно откуда, из пустоты,синхронно возникают джип и фольксваген. Две пожилые (далеко за 70), но очень ухоженные, прекрасно одетые арабские дамы выходят из авто, тепло здороваются, обнимаются и садятся за столик. Через мгновение у их столика возникает официант — сразу видно, знает он их уже давно и лишних вопросов не задает. На столике появляется закуска, очень легкая — немного оливок, зелень, хоммос — вот и все. И впечатляющая, полная бутыль виски "Green Label" объема 0.75. Между дамами завязывается беседа — негромкая, но серьезная и насыщенная. На французском, разумеется; почтенным людям говорить в этом районе по-арабски — моветон.

В их разговор я не вслушиваюсь, но ветер доносит до меня имя композитора Штокхаузена, умершего накануне. В юности я любил его, а в последние годы почти не слушал. В жизни и без его гимнов хватает мистики. Я занят написанием книги. Книги о духах. Работа идет тяжело. Проходит час, не написано и полстраницы.

Тем временем, тот же час спустя, напряженная беседа становится еще тише, замедляется, подходя к концу. А бутылка... бутылка уже совершенно пустая. Почти литр не самого плохого виски распит дамами на двоих за час. Без воды, безо льда и с минимальной закуской.

Дамы расплачиваются, встают из-за стола, солнечно улыбаются друг другу и так же тепло обнимаются на прощание. Расходятся по своим автомобилям и разъезжаются – каждая своей дорогой. Я немного растерянно провожаю их взглядом... Работа над книгой немного ускоряется...

Я вспоминаю другой случай — года два с половиной назад, летний Париж... Невыносимо жаркий летний день. Тоже воскресенье. Тоже после службы — в храме на Рю Дарю, я всегда очень любил его...

Летнее кафе, такая же чашка кофе — и парижское небо, упавшее на блестящий столик. Небо упало на блестящий столик, и смешливые облака плыли по его поверхности, никуда не спеша... Я, как и несколько дней назад, пил кофе и старался написать что-нибудь, без большого успеха...

И заметил пожилую пару за соседним столиком. Она и он. Парижане, настоящие, до пылинок на каблуках, парижане — их осталось уже очень мало. Им тоже далеко за 70. Они вглядываются в небо. Точнее, нет, они смотрят друг на друга — просто их взгляды сообщаются через небеса. Они почти прожили жизнь и безумно влюблены — я никогда не видел — ни до, ни после, чтобы два человека такими влюбленными глазами смотрели друг на друга. Им скоро расставаться — быть может, навсегда, и от этого эти двое еще светлее; я и не знал, пока не встретил их, что такое бывает...

"À Paris dans chaque faubourg

Quand la nuit rêveuse est venue

À toute heure une âme émue

Évoque un rêve d'amour"

Я слишком долго прожил в Москве девяностых и, тем более, двухтысячных — городе, где тоже когда-то, очень давно, была возможна такая любовь.

Давно, но только не в 2005 году. И теперь, два с половиной года спустя, в декабре 2007, я житель города-призрака, пишу книгу о духах, пью кофе в воскресном, щемяще-воскресном пустом кафе, наблюдая вполглаза, как тот же самый официант торопливо уносит пустую бутыль из-под виски, распитую Дамами Штокгаузена... И понимаю, что и эти две нетрезвые благородные арабки, и те двое — старые парижанин и парижанка, до смерти влюбленные друг в друга, — и есть наши последние Стражники.

Стражники, из последних сил удерживающие до предела расшатанные печати, за которыми — только глобализм, космический холод, эффективные менеджеры, мировая война и беззвездный тартар Последних Времен.

А что же в будущем? Вероятно, Бейрут и Ашрафия просто исчезнут. Глобализму не победить подвыпивших Дам Штокхаузена, значит, Дамы должны будут уйти вместе со своим городом и своей страной.

По ночам весь Ливан — от Сидона до Гелиополиса и Триполиса — искрится миллиардами огоньков. Все горы и равнины покрыты этими огоньками, и даже в морскую бездну заносит эти искорки — всё ночное море сверкает фонариками рыбацких лодок. Но однажды кто-то придет и выключит эти огоньки. И страна, одна из древнейших в этом мире и столько миру подарившая, отойдет в эту темноту — дожидаться Последнего Суда.

Париж? С Парижем все проще — Париж, наверное останется, просто видоизменится до предела и, уж конечно, в летних кафе там больше не будет старых влюбленных парижан.

А проще всего с Москвой 2007 года — она как стояла, так и будет стоять. Наверное, изберут Медведева. Говоря по правде, Кремлю 2007 года лучший хозяин и не по зубам.

Des jours heureux il ne reste trace.


Прикреплённый файл:

 polyakov.jpg, 2 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

25 декабря 23:31, Виктор:

Автору.

Вы намекаете, что Москва- III Рим,

стоит а четвертого не будет?

Стоять до конца- это наше Историческое

предназнаначение.

Могут ли быть здесь трактовки: Москва как город, или Москва как мистическая Русь,

распределенная в пространстве, а не как конкретный город?


26 декабря 14:19, Палех:

В Москве Такая любовь была в 2005-м, есть и сейчас, смею Вас уверить. Такая же как у тех милых парижан. Думаю, никак не меньше. Правда, на наших каблуках - соль московских тротуаров... Говорю так уверенно, потому что знаю, потому что сам - один из двух... и еще трое малышей... пока трое...

Думаю мы переживем и Медведева и многих других. Во всяком случае дети, если будет на то Божья воля. А наместо полупьяных ливанских старух заступит еще Некто. Наверное тоже - выпимши. И будет утро и будет день... А истинные Стражники будут еще и еще жарко молиться в тесном уединении до скончания века сего...


27 декабря 00:31, курултай:

Это лирический этюд, поэзия. Кратко и со вкусом.

Традиция Бунина,Тургенева. Спасибо.


28 декабря 10:05, Посетитель сайта:

Очень красиво, тонко, изящно. А вы сетовали, мол, не пишется...


31 декабря 01:21, Посетитель сайта:

"Наверное изберут Медведева..." . Автор уж больно переживает, ненавязчиво, скромно, в последнем предложении своего камуфляжного высказывания, подсказывая кого избирать.


2 января 17:51, Антоний:

грустная проза

Хорошо написано, однако персонажи автора - это смердящие трупы в глянцевой упаковке. Европе конец - туда ей и дорога! Община побеждает - в Париже, в Бейруте и в Москве!



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020