16 января 2019
Правое слово

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
6 декабря 2005 г.
версия для печати

Апология «глупого» патриотизма

Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом (1 Кор.: 3, 19)

Я не Юрий Шевчук! Извращенная любовь в стиле Родина-уродина, нравится-но не красавица, хотя и глубоко народна, мне не близка. Уродину и не красавицу я любить не стану. Другую найду... Но штука в том, что она, на самом деле, не просто красавица. Она — краса неописуемая. Такая, что, увидев раз, не забудешь никогда. Такая, что увидев, потеряешь ум...

Очень часто слышится с разных сторон: «глупые патриоты», «умный патриот – редкость».

Да, любить Родину в веке сем – глупо. Вообще любить кого-то, кроме себя, глупо. Ведь любящий кого-либо как бы теряет голову. И ему уже не важно – кто он, что с ним, лишь бы то, что он любит, — было. Пусть я не буду, но будешь Ты! – говорит любящий. И в этот момент Ты становится еси. Ты утверждается в своем существовании.

Гораздо легче (и умнее) никого, ничего не любить. Тогда в мире сем открываются безумные перспективы.

И, прежде всего, перспектива власти. Или, вернее, самовластия. Не любящий никого не занят утверждением Ты, он утверждает Я. А это Я тоже хочет стать есмь.

Но кто же утвердит это Я в его существовании? Те, кто любят его, или он сам.

В чем заключается мудрость мира сего? В том, что не любящий никого берет любовь любящих и веру верящих и утверждает себя.

В том, что вместо глупого и непонятного Ты еси, нелюбящий говорит: Аз есмь.

И всем «всё понятно». Все говорят: вот, он себя пиарит. И смотрят уже только за тем, хорошо или плохо он пиарится.

Нелюбящий исчезает из бытия сразу, как только заметят его нелюбовь; он становится персонажем, за которым следят и которого оценивают по законам эстетики. Его онтологически уже почти нет. Кто-то ещё любит его. Кто-то ещё дает ему время на покаяние. Но существование его уже призрачно. Оно мерцает, то и дело гаснет, склоняясь к полному небытию.

Тем не менее, миру кажется, что «он-то» как раз есть. И мир считает, что он очень ловко и умно устроился.

Полюбить Россию, родившись или просто живя в ней сегодня, — непросто. Она дурна нравом, и на вид не красавица. Понять, чего она хочет, вообще невозможно.

Но — я не Юрий Шевчук! Извращенная любовь в стиле Родина-уродина, нравится-но не красавица, хотя и глубоко народна, быть может, — мне не близка. Уродину и не красавицу любить незачем. Лучше другую найти.

Но штука в том, что Она, на самом деле, не просто красавица. Она — краса неописуемая. Такая, что, увидев раз, не забудешь никогда. Такая, что увидев, потеряешь ум.

Я давно уже потерял. И хотя мне говорят, что Она не обращает и не обратит на меня никогда своего внимания, я не верю – и выгляжу со стороны, наверное, глупо.

Мне говорят: ты разве не знаешь, что Она спит с тем-то и тем-то, что тот продал Ее тому-то? Не знаю. И не верю. Надо мной уже смеются: это знают все – посмотри, Ее имеет вон тот молодой еврей, а ты продолжаешь ее любить?

- Да. Ну и что?

Тогда мне говорят:

- Тот еврей уже убил и продал Ее другому. А другой дал поглумиться над Её трупом какому-то шабес-гою. Её больше не существует, Её нет!

- Неправда ваша, — отвечаю я. Вот Она. Я Её вижу. Я люблю Её. Она существует, пока существую я. И даже если я умру, Она будет существовать. Она есть. И Она будет существовать вечно.

Тогда, понимая, что я сошёл с ума, мне говорят уже по-другому, сочувственно, как умалишенному:

- Знаешь, мы тоже по-своему любим Её, мы очень хотели бы Её поиметь. Нас никто не любит; мы убьем Её нынешних хозяев, освободим Её, и Она будет любить нас. Пойдёшь с нами!

- Вы просто безумны, — отвечаю им я. — Она не хочет этого.

- Нет, она хочет, хочет! – кричат мои собеседники. Она сама не знает, чего Она хочет! Мы, честные, потом женимся на ней!

- Вы убьете Её, на следующую ночь после того, как женитесь, — отвечаю им я. Так поступали ваши предки, так поступите и вы. И потому я, глупый идиот, не дам вам этого сделать.

Конечно же, они смеются надо мной, убогим: как ты можешь нам помешать!

- Я буду охранять Её.

- Да кому нужно твоё глупое «охранительство»! Ведь Она даже не заметит тебя! Ты Ей не нужен! И потом, если не мы, всё равно кто-нибудь другой придёт и возьмёт Её!

И они правы: я не могу им помешать. Но я знаю, что они никогда не осуществят своих намерений – просто потому, что они Её не видят и никогда не видели. Они просто хотят взять над ней власть, не видя Её. И со стороны кажется, что это очень умно – умно уметь брать, безразлично что, просто брать. Кажется, умно иметь шанс. И глупо отдавать. Глупо не иметь никаких шансов.

Но я-то знаю:

Ох,

светел Бог,

и Ты, любимая, не плачь!

Ох,

Ведь видит Бог, и слышит Бог,

И время встречи нам назначено

В безумной вышине,

На коронованном ветру,

В одной загадочной стране –

В высоком Господа миру!


Прикреплённый файл:

 ib_.jpg, 4 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

7 декабря 18:20, Николай:

Родина - не любимая, Родина - мать; не совсем по-русски, скорее по- рыцарски, по западному; но все равно пронзительно хорошо.


24 июня 01:19, Andrii:

"ПУСТЬ КРИЧАТ УРОДИНА,

А оНА НАМ НРАВИТЬСЯ

сПЯЩАЯ КРАСАВИЦА"

ю. шЕВЧУК



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019