29 января 2020
Правое слово

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Вадим Нифонтов
9 июня 2006 г.
версия для печати

"Кормящий ландшафт"

В связи с кончиной скульптора Вячеслава Клыкова в прессе и в обществе вполне ожидаемо возникла дискуссия о том, что такое национальная культура и как она формируется. Самым очевидным методом рассуждений стало противопоставление Клыкова и Церетели

В связи с кончиной скульптора Вячеслава Клыкова в прессе и в обществе вполне ожидаемо возникла дискуссия о том, что такое национальная культура и как она формируется. Самым очевидным методом рассуждений стало противопоставление Клыкова и Церетели: вот, мол, национальный скульптор, а вот — непонятно кто, с какими-то лубочно-кавказскими мотивами. В общем-то, такое мнение распространено и во многом отражает реальное отношение ко всему тому, что нагромоздили в Москве в последние лет десять. На гигантского флюгерообразного царя Петра, возвышающегося над рекой и бывшей кондитерской фабрикой Эйнема, без некоторого эстетического трепета перед истинно ужасным и не взглянешь, а, впрочем, царь-реформатор такой памятник, говоря по справедливости, вполне заслужил. И ведь не только в Москве — в Петропавловской крепости Михаил Шемякин тоже посадил этакого неоднозначного императора... Помню, широкая общественность сильно возмущалась этой "жабой", а вот теперь, похоже, все смирились и поняли наконец, что царь Пётр такой именно и был. Впрочем, это был лишь первый шаг в переоценке ценностей. Скульптура Церетели "Св. Георгий Победоносец делает из змея колбасную нарезку", установленная на Поклонной горе, видимо, открывает существенную грань в художественном мировосприятии “россиян” 90-х. Я уж не говорю про такие вещи, как его же, церетелевский памятник "Бред зоолога" в Московском зоопарке.

Однако следует помнить, что тяга к "новому в скульптурном оформлении города" началась знаменитым "Памятником алфавиту" по проекту, кажется, Андрея Вознесенского, который поставили за несколько лет до начала "перестройки" в районе Тишинского рынка. Смотрелся он, на наш непросвещённый взгляд, жутковато, особенно — ночью (как-то, пробираясь местными улочками, в полной темноте, я решил, что высота этого памятника, возвышавшегося на горизонте, никак не меньше трёхсот метров, и каково же было моё разочарование, когда, наконец, я очутился у его подножия). Вообще говоря, люди хотели "нового". А вот как оно должно выглядеть, никто себе не представлял, поэтому всё время получались конфузы. Только Арбат сделали пешеходным и светлым, как все местные жители, включая бывшего туземца Окуджаву стали кричать "Арбат офонарел! Мы сюда больше ни ногой"... То есть консерватизм неизменно оказывался сильнее тяги к "новому". Но джинн перемен уже выскочил из бутылки и отправился всё крушить.

Теперь, когда по телевизору показывают Москву, особенно центр, я почти никогда не угадываю — где это? И многие честно пишут: это давно уже не мой город, не та столица, где я был студентом, не те улицы, по которым я гулял по ночам... Так-то оно так, да вот только такой консерватизм странно выглядит. Можно сказать, за что боролись, на то и напоролись.

Люди хотели перемен, это несомненно. Но они не задумывались о том, какие это будут перемены. Мол, "хуже всё равно уже не будет". И когда пространство города стали заполнять аляповатые церетелевские подражания Пиросманишвили, люди всерьёз испугались и начали возмущаться. Но куда там!

По сути дела, на улицы-то выплеснулось коллективное бессознательное советского народа. Неоформленное (даже — бесформенное) и бессмысленное, какие-то смятые черновики культурных проектов. Люди увидели своё "внутреннее" и ужаснулись...

На этом фоне покойный Вячеслав Клыков выглядел чуть ли не эталоном классики. Лично я не могу назвать себя его поклонником. Мне кажется, это был, по большому счёту, тоже лубок. Но, во всяком случае, более эстетичный. Его лубочные картинки уже наводили на мысль, что "бывает ведь и по-человечески". Ту тенденцию, которую представлял Клыков — а это была какая-то "постмодернистская классика" — уже можно было обсуждать и развивать. Даже довольно анекдотический памятник Жукову вписался в пейзаж Исторического музея и ворот Александровского сада (интересно, как он будет смотреться на фоне загадочного чего-то, что возводят на месте гостиницы "Москва"?). Опять же, ирония истории состоит в том, что многие ветераны войны к маршалу Жукову относились без лишнего почтения, потому как на фронте всякого натерпелись под его чутким руководством. И, может быть, его водружение на трепетную, ломающуюся посередине лошадку-скамейку, это такая историческая справедливость: так сказать, "сталинскому маршалу от русского народа".

Клыков, худо-бедно, но всё же относительно реалистично воспроизводил знаки русской истории. Не превращая их в рисунки стиля "примитив". За одно это ему можно сказать спасибо. Потому как модернизм и всякие там скульптурные хохмы — это, конечно, хорошо, но всё должно быть в меру. Посмотрите на европейские города, которые не сносили до основания волны революций и вражеских нашествий. Там уже заметно органичное наслоение эпох, их переплетение: вот памятник удачливому генералу, а рядом — нечто из камня, напоминающее собачью кучку в масштабе 1000:1. У каждого поколения, сами понимаете, свои понятия о прекрасном и достойном увековечивания.

В России получилось по-другому — на 1985 г. самым популярным памятником был Ильич с протянутой рукой. Причём, заметим, в большинстве случае Ильичи до сих пор остались на своих местах, их даже красят к праздникам в самые невероятные кислотные цвета. Ну, а помимо Ильичей? Помимо них у нас получились Церетели и Шемякин, то есть, в сущности, монополии. Шемякин всю жизнь боролся с "авторитарным бюрократическим государством" (значительная часть его картин посвящена именно этому), а в эпоху реформ решил поговорить о своём богатом внутреннем мире, и мы увидели, к примеру, "Пороки". Мрачновато как-то вышло...

С Церетели всё проще — тут никакой достоевщины, а сплошная кавказская жизнерадостность. Какая-то игра с глиной, как в сказке: Бог сотворил корову, а бес, подражая ему, слепил свинью. Ну, ведь и свинья тоже животное полезное… Церетели подражает реальности, и она у него превращается в карнавал злобных карликов и нелепых гигантов.

Проблема только в том, что скульпторы и архитекторы создают пейзаж, а пейзаж, в свою очередь, влияет на сознание целых поколений. Это и есть тот самый «кормящий ландшафт», о котором писал Лев Гумилёв. Сегодня старушка с Остоженки плюётся, глядя на "царя Петра", а уже завтра кто-нибудь с ностальгическими вздохами расскажет, как назначал девушкам свидания у императорского подножия. Эйфелеву башню парижане поначалу тоже ведь терпеть не могли. Жизнь продолжается, она обыгрывает и утилизует всё, что нагромоздили любители "нового искусства".

Честно говоря, мне хотелось бы, чтоб в оформлении московских улиц Клыкова (условно говоря) было чуть побольше, а Церетели — чуть поменьше (притом я не отрицаю определённую пользу обоих направлений). Да вот беда — до нормального восприятия знаков русской истории наше общество ещё не доросло, и поэтому покойного скульптора оттеснили чуть ли не в маргиналы. Сделал Клыков памятник Колчаку — сразу нашлась масса недовольных, и это не единичный случай (его памятник последнему царю так и вовсе взорвали). А Ильичи, между прочим, стоят себе по всей широкой Руси, и никто на них внимания не обращает. Вокруг Ильичей вовсю разрастается разнообразная церетелевщина. Может, конечно, так и должно быть — карнавал и анекдот людям необходимы. А всё-таки жаль, что при нашей жизни ни карлики, ни гиганты из примитивных слепков так и не эволюционируют в людей. Помнится, Диоген Киник разгуливал днём со светильником в поисках человека. Нечто подобное можно ощутить в Москве — понятное дело, если речь идёт о поиске скульптур, изображающих этого самого человека. Их не так много. Скорее на вашем пути встретится царь-флюгер или Георгий (?), делающий из змея колбасу.


Прикреплённый файл:

 Вадим Нифонтов, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020