2 апреля 2020
Вы не правы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Юрий Крупнов
5 апреля 2005 г.
версия для печати

Великая Победа в Великой войне

Наша Победа – это подвиг наших дорогих отцов и матерей, дедов и бабушек, которые в единстве фронта и тыла победили человеконенавистнический нацизм, эту беспощадную и лютую смерть для всех народов Земли. Наша Победа – это праздник праздников, наша всеобщая Пасха.

Вы должны были братья,

Устоять как стена.

Ибо мёртвых проклятье —

Эта кара страшна…

А.Т. Твардовский. «Я убит подо Ржевом…»

Почему у нас отнимают Победу?

Почему у нас отнимают Победу?

Потому что, прежде всего, мы сами позволяем это делать. Потому что оказались не способны отстоять страну-победитель – и в декабре 1991 года не стало СССР, «большой» России. Потому что не умеем сегодня хотя бы защитить, «не сдать» подвиг тех, кто совершил Победу.

Корысть же тех, кто отнимает у нас Победу, очевидна и понятна.

Дискредитация нашей Победы ведёт к дискредитации Ялтинского мирового порядка, установившегося в результате великой жертвы народов СССР-России во Второй мировой войне, и убирает последние препятствия на пути организации нового мирового порядка без России и на принципах глобального господства избранных, составляющих так называемый «золотой миллиард». Через фактическую отмену нашей Победы фактически даётся «зелёный свет» тем, кто не сумел поработить мир в 40-е годы прошлого века.

К июню прошлого года, когда должно было состояться грандиозное празднование высадки американо-английского десанта в Нормандии и открытия «второго фронта», окончательно оформилась и устоялась геополитическая логика тех, кого сегодня многие высокопоставленные болтуны в Российской Федерации каждым вторым словом поминают как «наших стратегических партнёров».

Дело представляется следующим образом.

Два тоталитарных и равно преступных режима – коммунистический Сталина и нацистский Гитлера – развязали войну, поскольку в основе, в самой природы этих режимов лежит страсть к глобальному господству и порабощению человечества. Но, к счастью, в войне на стороне свободы и демократии участвовали Великобритания и Европа (та же Франция), а потом, наконец, вступили и Соединённые Штаты Америки. И они приступили к освобождению Европы и мира от нацизма. Они освобождали все концлагеря, всех освобождали и освобождали, в то время как кровожадные русские всех заново, на смену нацистам, порабощали и порабощали.

В соответствии с этой логикой подлинная трагедия Второй мировой войны состоит в том, что нацистский режим уничтожить удалось, а вот режим Сталина по ряду причин пришлось терпеть и приходится терпеть до сих пор, поскольку даже с уничтожением коммунизма и развалом СССР репрессивно-тоталитарная натура русских никуда не делась и по-прежнему даёт о себе знать (см., например, империализм русских на Украине).

К настоящему времени выпущено гигантское количество документальных и художественных фильмов, издано несметное число книг и проведена тьма «исследований», а уж статей и заметок просто сосчитать невозможно – и в подавляющем большинстве таких опусов чётко проводится описанная выше логика. В любом случае, о роли СССР даже в абсолютно очевидных ситуациях, в большинстве случаев попросту не упоминается.

Показательной, к примеру, является ситуация вокруг так называемых «мероприятий, посвященных 60-летию освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау».

Уже само по себе это безликое официальное наименование «мероприятий», которое было воспроизведено в своей безликости везде – включая не только выступление в США президента Дж. Буша и в Кракове вице-президента США Д. Чейни, но и выступление президента России В. Путина, является не только отражением указанной логики, но и показателем беспомощности и несостоятельности (если не хуже) российского правящего класса, который в своей сервильности легко «сдаёт» и предаёт тех, кто выиграл Вторую мировую войну и почти 30 миллионов погибших в ходе этой войны советских людей.

Есть огромная и абсолютная разница между «освобождением» вообще – и между освобождением этого концлагеря Красной Армией.

Но для «развитого цивилизованного мира» эта разница оказывается несущественной. Президент Буш 25 января призвал американский народ «властью данной ему Богом и американским народом» через различные мероприятия «отдать должные почести жертвам Освенцима и Холокоста» и завершил своё обращение так: «Да благословит Господь память о них и их семьях и да будем помнить мы сами их всегда» ( to honor the victims of Auschwitz and the Holocaust. May God bless their memory and their families, and may we always remember» ).

И ни слова о русских солдатах, которые и принесли освобождение узникам этого концлагеря и без которых всех этих разглагольствований попросту не было бы!

Ни слова! А уж помнить о них, получается, и вовсе незачем!

Кругом безликое «освобождение». До того безликое, бессубъектное и безгеройное, что, кажется, и описывать это событие нас призывают глаголами не активного, а пассивного залога, не «освободили», а «освободился» — мол, сам концлагерь, взял да и освободился.

Вот образчик – программа Радио Свобода за 26 января 2005 год под заголовком «В Польше заканчиваются приготовления к мероприятиям, посвященным 60-летию освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау».

Начата передача была с выражения радости по поводу того, что «в среду в полдень в Краков прилетел президент Израиля Моше Кацав», который «один из важнейших гостей торжественных мероприятий, посвященных годовщине освобождения концлагеря». О Путине, представителе страны, армия которой и освободила Освенцим (Аушвиц), в обширной по словоизлияниям программе было же сказано только то, что «российского президента в Кракове ожидают еще и демонстранты из комитета «Свободный Кавказ», которые выступают против присутствия Путина в Освенциме из-за политики России в Чечне».

Дальше основное внимание было уделено вновь избранному президенту Украины Виктору Ющенко, так как его отец был, как сообщается, узником Освенцима, а родителей жены Ющенко «от сталинских лагерей спас их отъезд в Америку».

А в конце программы главным стал вопрос о том, что «в Литве разворачивается дискуссия о том, стоит ли нынешнему президенту Валдису Адамкусу ехать в Москву по приглашению Владимира Путина на празднование 60-летия Победы над нацистской Германией». При «обсуждении» этого в речь дикторов и комментаторов опять была между делом вставлена куча гадостей и, в частности, следующая сентенция журналиста: «Если неделю назад среди политиков, историков и журналистов, сторонников и противников поездки в Россию было примерно поровну, то, после известия о возможном открытии в Москве во время торжеств памятника Сталину, больше стало призывов не ехать в страну, где, как выразился спикер сейма Артурас Паулаускас, будут реабилитировать и чтить палача народов…».

В заключение же передачи на радио «Свобода» было ясно сказано: сегодня для всего прогрессивного человечества задача заключается в том, чтобы «Россия избавилась… от мании величия».

И в итоге в Кракове, в ходе мероприятии 27 января, голос президента Российской Федерации В. Путина, который расставил все точки над «i», оказался буквально гласом вопиющего в пустыне: «Первыми, кто воочию увидел последствия хладнокровных зверств фашистов в Польше, были советские солдаты-освободители. Это они навсегда погасили печи Освенцима и Биркенау, Майданека и Треблинки, спасли от полного уничтожения Краков. Шестьсот тысяч советских воинов отдали здесь свои жизни и такой ценой спасли от тотального уничтожения не только еврейский, но и многие другие народы».

Можно было бы заставить себя посчитать, что это только пропаганда отдельных «отмороженных» западных СМИ или недостаток исторического образования западных (да и наших, впрочем) политиков.

Но это, к сожалению, не так. Иначе бы те же США, которые в годы Второй мировой войны потеряли в 68 раз меньше человек, чем СССР-Россия, не смели в преддверии 60-летия Победы заниматься не только нашим воспитанием, но и прямым шантажом. И уж тем более не решились бы на это германские, включая австрийские, европейские и японские СМИ и политики – те, кто и развязал Вторую мировую войну ради того, чтобы натравить Гитлера на СССР.

Что же им не так?

Что же им не так? Отчего такая черная, если не сказать хуже, не6лагодарность?

Еще несколько красноречивых примеров.

Вот австрийская газета («Die Presse», Австрия) 17 марта публикует статью «Непонятно, почему Россия рекламирует свою монополию на победу», в которой автору, журналисту Буркхарду Бишофу, строящему свою речь от имени австрийского народа и «европейской цивилизации» в целом, оказывается «непонятно, почему это Россия рекламирует своего рода монополию на победу во Второй мировой войне. (Разве Белоруссия, Украина и Польша понесли в этой войне сравнительно меньшие потери?) Непонятно, почему Москва не хочет ничего слышать о том, что она не может умывать руки, считая себя невиновной в том, что Советский Союз заключил перед началом Второй мировой войны в 1939 году пакт с Третьим рейхом Гитлера, по которому оба тирана поделили между собой Восточную и Центральную Европу.

Непонятно, когда сегодняшняя Россия не желает признавать за своими соседями их совершенно особый опыт, связанный с победой Красной Армии, так как для них она означала новую эру десятилетий гнета — гнета со стороны советского режима. И совсем непонятно, когда 9 мая в Москве будет отмечаться не только победа над Гитлером, но и должен быть открыт памятник Сталину. Именно это должно заставить приглашенных из-за рубежа официальных гостей не раз подумать, прежде чем давать согласие на свой приезд».

Заключение австрийца таково: «Отмечать победу над национал-социализмом вместе с Россией и русскими надо. Но Россия и ее люди должны сначала, наконец-то, стать честными по отношению к своей собственной истории. А в ней есть не только герои, но и несколько достойных презрения фигур, это, прежде всего, Ленин и Сталин. Новая Россия сможет выстроить добрые, основанные на взаимном уважении отношения со всеми своими соседями, только если признает и наличие теневых сторон в своем прошлом. Только тогда призраки истории успокоятся».

Итак, главное в праздновании Победы, по мысли австрияка, покаяние России перед «всеми своими соседями».

Австрия, напомним между прочим, хотя формально, как самостоятельное отдельное государство и не воевала с нами в Великую отечественную войну, но она воевала в составе единой Германии, в которую входила и на восточный фронт выставила несколько миллионов солдат и офицеров.

Но, может быть, это случайное мнение одного из случайных писак?

Но вот совсем другой автор — Збигнев Бжезинский, в прошлом советник президента Картера (Carter) по национальной безопасности, ныне попечитель Центра стратегических и международных исследований и автор многих книг, в которых описывается лидерство США и третьестепенное место России в мире. В главной газете финансовых заправил Земного шара "The Wall Street Journal" за 29 марта 2005 года он буквально слово в слово с австрийцем «рекомендует» нам, России: «Было бы гораздо лучше, если бы само российское правительство предпочло воспользоваться празднованием разгрома гитлеризма для однозначного осуждения сталинизма и своего длившегося 45 лет господства в Центральной Европе. Тогда это событие стало бы моментом примирения, а не только празднования. Центральной и Восточной Европе нужно подобное примирение с Россией, а сама России могла бы выиграть от него столько же, сколько выиграла Германия от франко-немецкого и от более позднего немецко-польского примирения».

А в интервью «Известиям» Бжезинский, поляк по происхождению, на вопрос корреспондента «Каково ваше отношение к этому празднику (60-летие Победы) как человека славянской национальности?» расставил все точки над «i»: «У нас есть все основания праздновать победу над нацизмом и помнить об огромных жертвах русского и украинского народов, но мы не должны праздновать варварство сталинизма и его экспансию в Европу. И если мы точно знаем о разнице между этими понятиями, мы можем участвовать в этих торжествах с чувством солидарности и уважения к русским, украинцам и белорусам, заплатившим такую высокую цену за победу над нацизмом. Но если это празднование превратится каким-то образом в празднование сталинизма, тогда это поднимает серьезные моральные и политические вопросы. И страны Балтии были правы, когда начали поднимать эти вопросы, так как позиция Кремля по пакту Молотова-Риббентропа выглядит весьма сомнительно».

И таких публикаций, монографий, фильмов, как уже было замечено мною в начале статьи – тьма.

В них устраивается не просто показательная порка русских и СССР, но и чистой воды судилище.

Не хочется здесь подробно обсуждать вопрос: А судьи кто? И описывать, к примеру, геополитические действия поляков до того, как в 1939 году они были оккупированы Германией – ведь вплоть до середины 1939 года поляки с удовольствием делили — и с поросячьим повизгиванием — с Гитлером соседние страны.

Или, например, людям, хоть немного знающим историю, смешно слышать от той же Латвии, что «Сталин совершил преступление, подписав пакт с Германией».

Пакт этот, по которому так любят сегодня проходиться подонки всех сортов, спас, между прочим, СССР и мир и был подготовлен и подписан в течение буквально двух недель — во второй половине августа 1939 года. Именно тогда стало окончательно ясным предательство «странами западной демократии» (прежде всего Великобританией и Францией) и Польши, и Европы, и мира. Но ещё более занимателен тот факт, что сама Латвия, требующая вместе с «развитым миром» в канун юбилея нашей Победы от нас же и покаяния, подписала свой пакт с Германией ещё за полтора месяца до этого, 7 июля — и готовился этот пакт заблаговременно и в качестве однозначного выбора Латвии.

Ладно, Збигнев Бжезинский вместе с австрияками, которые подзабыли Брусиловский прорыв и Жукова с Рокоссовским, и страдающими выпадением памяти высокопоставленными латышками – это всё несчастные жертвы веками формируемого страха перед Россией и русскими, которые, когда их разозлят и достанут, разгромят любого агрессора.

Но что делать с послами 13-ти стран Евросоюза, которые в конце марта были приглашены в Калининградскую область с двухдневным визитом и на итоговой пресс-конференции дружно заявили, что проблема Калининграда вовсе не в расширении Евросоюза, превращающем наши области в заложника правил и решений европейской империи, а в непреодолении наследия «советской эпохи».

Да, послы, на первый взгляд, имели в виду, прежде всего, экономический аспект. Но сводили-то они всё опять к «советскому наследию» — к «проклятому советскому прошлому» — и имели в виду то же, что и Бжезинский: «варварство сталинизма и его экспансию в Европу».

Хорошо, правда, что тут хоть не потребовали от русских напрямую отречься от Сталина.

Но это единодушие Европы (куда, кстати, в соответствии со всеми заявлениями российского руководства в последние пятнадцать лет, мы непременно должны интегрироваться), как и Запада в целом, не может не поражать.

Что же им все-таки не так?

Мой ответ будет незамысловат. То, что им не так – непонятная и, по большому счету, не связанная с танками и атомными бомбами, мощь русских и России.

Отсюда и абсолютное отчуждение Европы и Запада от русских и России, абсолютно неприятие русских и России как равных себе.

Вот только две цитаты.

Министр по делам восточных территорий Германии Альфред Розенберг 20 июня 1941 года, за 2 дня до нападения на СССР, разъяснял: «Мы хотим решить не только временную большевистскую проблему, но также те проблемы, которые выходят за рамки этого временного явления как первоначальная сущность европейских исторических сил. Война имеет цель оградить и одновременно продвинуть далеко на восток сущность Европы…».

Эти слова дорогого стоят. Ясно, что так называемая «большевистская проблема» — т.е. коммунизм, советский строй и т.п. – для них являлась и является «временной». Основная задача – заместить Россию «сущностью Европы».

В этом плане неудивительным является для людей, знающих историю, и то, что Красной Армии пришлось почти с ходу штурмовать и брать Берлин, в первую очередь, необходимостью покончить с гитлеровским режимом в его логове и, тем самым, не дать нашим англо-американским «союзникам» перевести войну с гитлеровской Германией в войну против СССР. Сегодня мало кто уже помнит, что и акт о капитуляции нам пришлось буквально принуждать союзников подписывать второй раз 8-го мая, поскольку накануне он был в спешке подписан без СССР!

Чтобы хоть что-то понять в происходящем сегодня, никогда нельзя забывать и выспренного обращения премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля в октябре 1942 года, в самый разгар боёв под Сталинградом: «Все мои помыслы обращены прежде всего к Европе… Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств. Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое… Я обращаю свои взоры к созданию объединенной Европы».

И все же, что же им не так? Что это такое за ненавистное и страшное для них «русское варварство».

Лучше всех, исчерпывающе, это объяснил и сформулировал сам Адольф Гитлер.

На совещании 16 июля 1941 года, на котором была окончательно выработана оккупационная политика по отношению к России, Гитлер, как вспоминает в своих мемуарах Вальтер Шелленберг со слов начальника Главного управления имперской безопасности Германии Р. Гейдриха, «настаивал на скорейшем создании хорошо спланированной системы информации – такой системы, которой могло бы позавидовать даже НКВД: надежной, беспощадной и работающей круглосуточно, так, чтобы никто – никакой лидер, подобный Сталину, — не мог бы возвыситься, прикрываясь флагом подпольного движения, ни в какой части России. Такую личность, если она когда-либо появится, надлежит своевременно распознать и уничтожить. Он считает, что в своей массе русский народ не представляет никакой опасности. Он опасен только потому, что заключает в себе силу, позволяющую создать и развивать возможности, заложенные в характере таких личностей» (В. Шелленберг. Лабиринт. Мемуары гитлеровского разведчика.: — М., 1991, стр. 227).

Вот оно то, что им не так.

Это сила русского народа, способного создавать личности, возможности которых почти неограниченны.

Это, очевидно, и есть то самое «русское варварство». Впрочем, может, оно давно уже в прошлом?

Смертию смерть поправ

Главное сегодня в том, как наши подростки относятся к войне. Ведь, как полтора века назад писал Ф.М. Достоевский в заключении своего замечательного романа «Подросток», «из подростков созидаются поколения»…

Хочу показать реальную и неоднозначную – но вместе с тем дающую надежду — картину состояния сознания наших подростков на примере хода проблемной конференции старшеклассников на тему «Как возможен мир без войн», которая состоялась через пять дней после праздника Победы в 2002 году в московской негосударственной школе «Логос».

Сразу подчеркну, что учащиеся школы «Логос» — из достаточно зажиточных московских семей (хотя и вовсе не «новые русские», а хорошие трудовые семьи).

В начале конференции десятиклассница Яна рассказала о «небольшом» страшном эпизоде великого Ржевского Противостояния, когда от целой дивизии в 15 тысяч человек в течение нескольких месяцев осталось 300 бойцов. У Яны и у всех возник прямой вопрос: а был ли смысл гибнуть и «пропадать» на этом «участке», очень конкретном и совершенно «частном» в масштабе всей войны и даже Ржевского Противостояния (когда, напомню, с погибло не менее полмиллиона (полмиллиона!!!!!!) солдат с русской и немецкой сторон (только с нашей стороны выбыло из строя 1 109 149 солдат и офицеров и погибло 362 664 человека – см. выдающиеся работы по проблеме Ржевского Противостояния Елены Ржевской — её повесть «Ближние подступы» — и В.В. Кожинова – его книгу «Россия. Век ХХ-й. 1939 – 1964. Опыт беспристрастного исследования, 1999, стр. 99 –117).

Умница Яна зачитала небольшие отрывки из писем погибших в этом земном аду бойцов, совсем еще мальчишек, которые рассказывали о том, как они все рвались на фронт, как они попали сюда, как они тут погибают и как не видно никакого конца этой почти неминуемой смерти для всех и для каждого …

И опять прямые вопросы: есть ли смысл у войны? Был ли смысл в гибели этой дивизии, каждого из наших дорогих мертвых, павших в тех ставших святыми тверских болотах?

Некоторые дети стали утверждать, что этот смысл искать бесполезно, поскольку его там попросту нет. Другие пояснили, что война – это драка за ресурсы и деньги, поэтому самим нищим и бесправным советским солдатам погибать смысла особого не было, корыстный интерес напрямую был только у генералов и руководства страны.

Тут я не смог удержаться и заметил, что, с моей точки зрения, смысл был у каждого, и самый главный – не предать живых и мертвых, напомнил строфу гениального стихотворения Александра Трифоновича Твардовского «Я убит подо Ржевом…»:

Вы должны были братья,

Устоять как стена.

Ибо мёртвых проклятье —

Эта кара страшна…

А дальше встала старшеклассница «Логоса» Саша и тихо, величественно, славно и просто прочитала это стихотворение полностью.

Нет, неправда. ЗадачиТой не выиграл враг!Нет же, нет! А иначеДаже мертвому — как?И у мертвых, безгласных,Есть отрада одна:Мы за родину пали,Но она — спасена.

Нам свои боевыеНе носить ордена.Вам — все это, живые.Нам — отрада одна:Что недаром боролисьМы за родину-мать.

Летом, в сорок втором,Я зарыт без могилы.Всем, что было потом,Смерть меня обделила.Всем, что, может, давноВам привычно и ясно,Но да будет оноС нашей верой согласно.Братья, может быть, выИ не Дон потеряли,И в тылу у МосквыЗа нее умирали.

Большой удачей для конференции было то, что на неё были приглашены учащиеся школы «Бет Егудит» («Еврейский Дом») и директор этой школы госпожа Ривка Вайс.

Эта красивая, умная и прекрасно образованная женщина, выросшая в Бельгии и знающая 7 языков, воспитавшая 6 детей и 14 внуков, неоднократно выступала в ходе конференции и своей искренностью и принципиальностью расположила к себе всех. Более того, своей позиционной четкостью помогла другим яснее и четче представить свою собственную позицию.

Ривка Вайс поблагодарила Сашу, была очень растрогана. Потом она сформулировала своё отношение к Ржевской трагедии: «Да, я понимаю, как для Вас это тяжело и близко. Но мы, евреи, все-таки по-другому подходим к этому. Жизнь не может быть для чего-то или кого-то. Самоценна сама жизнь. Для евреев главное – сохранить жизнь, самое важное — сама человеческая жизнь, и ничто не может быть выше этого».

И вот тут очень интересно самоопределилось несколько детей и взрослых, считающих себя русскими. Они, сильно смущаясь и явно с неохотой, тем не менее, встали и четко заявили: всё-таки жизнь, наверное, не самое главное; иначе смерть в той же Великой отечественной войне была бессмысленна и бессмысленна была сама война. Саша, только что читавшая Твардовского, просто и без всякого пафоса сказала необыкновенные слова: «Они же боролись за дух Родины. Это же была их Матушка-Земля и за нее надо было бороться…».

Эти дети, растущие в, казалось бы, безвременье и в потоках телерадиогрязи, эти дети сформулировали, с моей точки зрения, краеугольную основу русскости («русского варварства»): для русского только с вопроса о смысле смерти начинается вопрос о смысле жизни, человек есть то, за что он готов умереть.

Да, это страшные слова. И дорогие наши дети формулировали на той конференции эти страшные слова: человеческая жизнь не есть самое главное.

Но это искренние слова. И в них-то и всё дело.

При этом из этих слов совершенно не следует, что не надо ценить человеческую жизнь. Прямо наоборот, ценить надо бесконечно жизнь другого: нельзя вот только сохранять свою жизнь ценою предательства и гибели жизни своих товарищей, своих родных и дорогих тебе людей. Более того, впервые появляется сама возможность, как это ни грубо звучит, оценивания личной жизни и выявления ценности собственной жизни, определяемая тем, за что и за кого ты лично готов умереть. И кому подарить свою жизнь.

Где-то, воины, где вы,Кто остался живой?В городах миллионных,В селах, дома в семье?В боевых гарнизонахНа не нашей земле?Ах, своя ли, чужая,Вся в цветах иль в снегу...Я вам жизнь завещаю, -Что я больше могу?

Тут нельзя не согласиться с новосибирским поэтом, драматургом, художником и иконописцем Василием Владимировичем Дворцовым, который 9 мая 2002 года написал в Дискуссионном клубе интернет-журнала «Русский Переплёт» (пост № 22905): «СМЕРТИЮ СМЕРТЬ ПОПРАВ – поет Церковь Христу. И это точно также относится к солдатам!.. Солдаты России – мученики за нас, даже если бы они не знали, что «нет больше, чем положить душу свою за други своя»!»

На поверку и выходит, что наше «русское варварство» — это две тысячи лет Нового Завета. Что же иное, когда

Я вам жизнь завещаю, -Что я больше могу?

И именно в торжестве христианских принципов и состояла русская Победа.

Речь идет не о «религии» и не о сопоставлении православия с другими конфессиями. Речь идет о первооснове, первопринципе нашего бытия и смысле России, которая 60 лет назад называла себя СССР.

Наша Победа – это подвиг наших дорогих отцов и матерей, дедов и бабушек, которые в единстве фронта и тыла победили человеконенавистнический нацизм, эту беспощадную и лютую смерть для всех народов Земли. Наша победа – это действие наших соотечественников, которые смертию смерть поправ.

Наша Победа – это событие, столь же величественное и всемирно-историческое, как и принятие Русью христианства тысячу лет назад.

Наша Победа – это праздник праздников, наша всеобщая Пасха.

Знание о Великой войне

Думаю, теперь ясно, почему у нас отнимают нашу Победу, почему стоит гвалт и вой с требованиями в 60-летие нашей Великой Победы нам же и покаяться и отказаться от Победы, СССР и Сталина.

Нынешний юбилей – это не только и даже не столько плоскость геополитики и геостратегии (хотя этого в избытке). Это проблема духовная и, более того, не побоюсь здесь этого слова, религиозная.

Прославляя нашу Победу, мы не только прославляем наших дорогих мертвых и уже совсем немногих живых, которые спасли нас и мир от такого порядка, (der Ordnung), где люди изначально делятся на несколько сортов и абсолютно неравны, где возомнившая себя высшей «раса» не рассматривает другие «расы» и народы в качестве полноценных и, соответственно, достойных жизни и вообще имеющих право на жизнь.

Прославляя Победу и Победителей, мы воспроизводим Всемирную Историю человечества и христианские принципы Любви и Личности, согласно которым каждый без исключения человек на Земле является носителем уникальной, неповторимой и абсолютно необходимый для миропорядка личности.

Вечная память всем, кто отдал свою жизнь, здоровье, молодость, силы ради нас и ради спасения мира, всем, кто, жертвуя собой, спасли нас, мир и, тем самым, себя.

Повторю: Победа — второе крещение Руси, Победа – всемирная Пасха. И это наше, российское достояние – Великая Победа в Великой Войне.

Великое всегда воспринимать чрезвычайно трудно. Вот тут оно, Великое, рядом, в окружении потоков лжи, наветов и клеветы да еще с подтрутниванием, а то и злым шепотом соседа (как иногда можно воспринимать последние книги и статьи того же замечательного писателя и фронтовика Виктора Астафьева).

Но в том и состоит наш святой долг – чтобы не дать сравнять это Великое с невеликим и гадким. Прежде всего, сегодня не дать сравнять Победителя СССР с проигравшей Гитлеровской нацистской Германией.

Сегодня в окопах и у станка или в поле, на трудовом фронте, оказались уже не они, наши дорогие мертвые и немногие до сих пор живые, а мы с Вами.

И от нас сегодня требуется не только не предавать их, Великих Победителей, но и самим, по мере сил, совершать духовный и даже религиозный подвиг.

Как? Где? Когда?

Где стоишь, там и воюй.

И главный бой сегодня – в выработке и распространении правильных знаний о Великой Победе в Великой Войне.

Война ныне идет за Победу как именно за смысл и значение той войны и всей мировой истории XX века. Поэтому в сознание населения всего мира в последние годы вбрасывается множество самых разных интерпретаций. Основные усилия направлены на развенчивание нашей российско-советской Великой Победы в той Великой войне. За этим стоит очевидный геополитический заказ, поскольку дискредитация нашей Победы ведет к дискредитации Ялтинского мирового порядка и убирает последние препятствия на пути организации нового мирового порядка без России. За этим стоит и религиозно-духовный заказ – окончательно уничтожить Россию и русских как субъекта мирового развития.

К сожалению, население СССР в конце 80-х годов оказалось неготовым к атаке на священную для нас войну. Огромный вред здесь нанесла и историческая наука СССР. Наиболее сильные её представители были либо идеологизированы, либо посчитали недостойным для себя активно участвовать в публицистике и отвечать на атаки «желтой» прессы. И, главное, в советской исторической науке к перестройке не было сделано ни одного серьезного открытия. И мы проиграли, поскольку, как оказалось, уже почти забыли свою войну и ещё не стали ее по-настоящему знать.

Вот сегодня мы и должны выставить на всемирное обозрение ясные и правильные знания о войне.

Какие же это знания? Здесь я хотел бы указать на мыслительный, научный и гражданский подвиг выдающегося русского мыслителя, историософа и литературоведа Вадима Валерьяновича Кожинова (1930 — 2001), который в своих работах конца прошлого века с позиции России как уникальной цивилизации представил оригинальный и так необходимый нам сегодня взгляд на ту войну, 60-летие Победы в которой мы отмечаем сегодня.

Прежде всего, речь идёт об имеющей самостоятельное значение первой части второго тома книги «Россия. Век XX. 1939 – 1945. Истинный смысл и значение мировой войны» (М., 1999).

Не являясь историком по профессии и по должности, Вадим Валерьянович Кожинов сумел достичь высочайшего профессионального уровня исторического мышления и познания и, более того, совершить не одно, а сразу несколько исторических открытий в той многократно описанной и, казалось бы, насквозь известной войне.

Какие же это открытия?

Во-первых, он установил, что Вторая мировая война 1939 — 1945 гг. не может рассматриваться независимо, как бы отдельно от Великой Отечественной войны, поскольку Россия-СССР не просто внесла решающий вклад в победу во Второй мировой войне «своей» Великой Отечественной войной, но и поскольку СССР задолго до 22 июня 1941 года полноценно вступил в мировую войну и стал в итоге главным победителем в ней.

Рассматривая отечественную историю конца 30-х и первой половины 40-х годов прошлого века в самом широком – всемирном – контексте, Вадим Валерьянович фактически вводит новое понятие и имя нашей мировой войне – Великая война. Это имя следует закреплять, поскольку название «Великая Отечественная война» делает (к сожалению) наше решающее участие во Второй мировой войне и сами сражения 1941 – 1945 гг. как бы местными – откуда и появляются громогласные уравнивания Первого и «второго фронтов».

Во-вторых, В.В. Кожинов показал, что Вторая мировая война была в своей основе войной между всей континентальной Европой, которую возглавляла Германия, и СССР-Россией. Европа при этом не просто «работала» на Германию, но выступила в той войне единой новой европейской империей, осуществлявшей через агрессию германского нацизма единый геополитический «Натиск на Восток» объединенной Европы. И не случайно сегодня Европа так истерично требует от нас покаяния за ту войну – известное дело, вор всегда кричит «Держи вора!»

В-третьих, из работ В.В. Кожинова однозначно следует, что любые идеологические трактовки Великой войны являются поверхностными, что на деле та война в первую очередь была войной не «коммунизма» с «фашизмом», не «большевизма» с «нацизмом», не двух неразличимых в сущности «тоталитарных государств», а священной войной «называемого Россией мира» за спасение уникальной российской цивилизации и, в ее лице, высших ценностей Всемирной Истории, прежде всего, фундаментальное равенство всех без исключения людей на Земле. И именно поэтому та Великая война, как показывает В.В. Кожинов, была для русских не предметом идеологии и политологии, а вопросом жизни и смерти.

В-четвертых, В.В. Кожинов показывает, что возникший после победы России во Второй мировой войне «Ялтинский мир» стал возможен исключительно благодаря победоносной мощи СССР-России и вопреки желаниям «союзников» в лице, прежде всего, США и Великобритании.

В-пятых, В.В. Кожинов вскрывает несерьезность любых рассуждений о том, что успешный натиск немецких войск в первые два года после 22 июня 1941 года определяется «внезапностью», «неожиданностью» их нападения на нашу страну или «злой волей» и «бездарностью» тогдашнего политического и военного руководства СССР. В 1941 – 1942 гг. враг действительно был сильней, и сила его определялась, с одной стороны, наличием мощной геополитической воли Германии-Европы и, с другой стороны, колебаниями Сталина, руководства СССР и по существу всего населения страны между двумя взаимоисключающими «линиями»: революционно-партийной, классовой — и собственно государственнической и геополитической, всемирной. Победа началась с восстановления традиционной идентификации народов России во главе с русским народом, когда борьба стала не за двадцатилетний коммунистический режим, а за тысячелетнюю Россию.

В-шестых, В.В. Кожинов обнаруживает, что истинными творцами военной победы России в Великой войне стали не известные и, как сегодня бы сказали, «раскрученные» герои гражданской войны, а профессиональные русские военные (К.Г. Жуков, К.К. Рокоссовский и другие): по линии теории — выдающиеся военачальники Первой мировой войны, а по линии практики –офицеры, успевшие поучаствовать в Первой мировой войне и начавшие в ней свой боевой путь с рядовых.

В-седьмых, В.В. Кожинов восстанавливает великий смысл противоборства советских и германских войск подо Ржевом, которое нередко представляется в качестве чуть ли не бессмысленного противостояния. Подробным анализом реальных обстоятельств тяжелейших боев 1942-го и начала 1943-го годов подо Ржевом он раскрывает нам их смысл, а также истинный ход всей Великой войны: немцы здесь дрались под лозунгом «Ржев – ворота Берлина», и, когда они, наконец, приняли решение отступать, то это стало сознанием безнадежности сопротивления, неизбежности своего поражения, что означало одно: они сдались и открыли нам дорогу на Берлин.

Наконец, Вадим Валерьянович Кожинов убедительно показал, что Победа СССР в Великой войне над лучшей в истории (по определению К.Г. Жукова) германской армией была предопределена, поскольку со стороны СССР воевал «называющийся Россией мир», который не захотел идти под власть чуждого ему европейско-германского мира.

В основе этого мира «России» лежит христианский принцип уникальности и незаменимости личности каждого человека, каждого народа, каждой цивилизации. Реализация именно этого принципа позволяет русско-российско-советскому миру побеждать, не унижая никого на земле, даже злейшего врага.

Этот мир с полным основанием можно считать русским, поскольку, по мнению В.В. Кожинова, та война доказала, что русские — это понятие не этническое, а мирополитическое и континентальное, евразийское, и что оно объединяет в себе русских, казахов, евреев, украинцев, белорусов – все без исключения евразийские народы России.

Центром этого мира стала Москва и поэтому для русских в широком смысле, для русских как сверхэтноса была абсолютно очевидной невозможность, немыслимость сдачи Москвы врагу, поскольку, цитирует В.В. Кожинов Елену Ржевскую, «падение Москвы – это конец света, а не факт войны».

Здесь, под Москвой, русские обрели, как пишет В.В. Кожинов, сверхсилу, когда каждый стал драться и принимать решения «не спросясь, на свой страх и риск, как Бог на душу положит» (Е. Ржевская), и именно эта сверхсила и сделала для нас ту геополитическую войну войной за недопущение конца света, религиозной священной войной, что и позволило в итоге русским стать истинными и главными победителями во Второй мировой войне.

Основой победы явилось наше превосходство над врагом, которое не было собственно военным, а «превосходством самого мира, в который вторгся враг».

Нет сегодня ничего более важного, чем подлинные знания про нашу Победу в Великой войне, поскольку это знания о нас, о русских и России, о тысячелетней российской государственности и о нашем действии в мире.

Только восстановив реальный смысл той Великой войны и нашей Великой Победы в Великой войне и предъявив правильные знания миру, мы сможем в начале XXI века построить Россию как мировую державу.

* * *

Согласно древней гватемальской легенде, мертвые, что погибли в схватке с врагом, лежат в могилах с открытыми глазами и ждут, когда на Земле воцарится справедливость. Вокруг этого выстроен роман Мигеля Анхеля Астуриаса «Глаза погребенных».

Те Великие Мертвые, отдавшие свои жизни или здоровье и силы за Великую Победу в Великой Войне – вот наши единственные судьи сегодня.

Это о них пел Владимир Семенович Высоцкий в песне «Он не вернулся из боя»:

Наши мертвые нас не оставят в беде,

Наши павшие, как часовые.

Отражается небо в лесу, как в воде,

И деревья стоят голубые.

Это их голос доносит до нас Александр Трифонович Твардовский:

Вы должны были, братья,

Устоять, как стена.

Ибо мертвых проклятье —

Эта кара страшна…

Наши Великие Вечно Живые Мертвые ждут…





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

9 апреля 19:28, Посетитель сайта:

"Смерть для всех народов земли"? Что за бред горячечный?


12 апреля 10:24, Волкъ:

Почему мы въ сорокъ первомъ Рыли землю подъ Москвой?

.

Чемъ и какъ, съ какихъ позицiй

Объясняютъ тотъ походъ?

Почему мы отъ границы

Шли назадъ, а не вперёдъ?

.

Можетъ быть, считать маневромъ,

«Мудрой» тактикой какой —

Только лучше бъ въ сорокъ первомъ

Драться намъ не подъ Москвой...

.

Но въ виски, какъ въ барабаны,

Бъётся память, рвётся въ бой,

Только меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Москвичи писали письма,

Что Москвы врагу не взять.

Наконецъ разобрались мы,

Что назадъ уже нельзя.

.

Нашу почту почтальоны

Доставляли черезъ часъ.

Слишкомъ быстро, лучше бъ годы

Эти письма шли отъ насъ.

.

Вотъ опять воспоминанья

Атакуютъ, рвутся въ бой,

Но безъ прежняго страданья:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Мы, какъ женщинъ, боя ждали,

Врывшись въ землю и снђга,

И виновныхъ не искали,

Кромђ явнаго врага.

.

И не находили мђста —

Ну, скорее, хоть въ штыки! —

Отступавшiе отъ Бреста

И — сибирскiе полки.

.

Сибирякъ выносливъ, жилистъ —

Богъ имъ въ помощъ, чортъ слуга!

И потомъ они ложились

Въ подмосковные снђга…

.

Ждали часа, ждали мига

Наступленья — столько дней!..

Чтобъ потомъ писали въ книгахъ:

«Безпримђрно по своей…» —

.

По своей громадной вђрђ,

По желанью отомстить,

По такимъ своимъ потерямъ,

Что ни вспомнить, ни забыть.

.

Кто остался съ похоронной,

Прочиталъ: «Вашъ мужъ, нашъ другъ...»

Долго будутъ по вагонамъ —

Кто безъ ногъ, а кто безъ рукъ.

.

Память вђчная героямъ —

Жить въ сердцахъ, спокойно спать…

Только бъ лучше бъ под Москвою

Намъ тогда не воевать.

.

Память бъётъ, какъ въ барабаны,

Атакуетъ, рвётся въ бой!

Рђже, меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

...Помогите хоть немного —

Оторвите отъ жены.

Дай вамъ Богъ! Повђришь въ Бога,

Если это Богъ войны.

.

1966, до 5-го декабря. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


12 апреля 11:20, Волкъ:

Для кого мы въ сорокъ первомъ Рыли землю подъ Москвой?

Изъ черновиковъ:

.

Почему же въ сорокъ первомъ

Рыли землю подъ Москвой.

.

На войнђ повђришь въ Бога,

Если это Богъ войны.

.

Дома тоже вђдь божились,

Богъ имъ въ помощъ, чортъ слуга!

.

Можетъ быть, считать маневромъ,

Былъ въ исторiи такой —

Только лучше бъ въ сорокъ первомъ

Намъ не драться подъ Москвой.

.

Можетъ быть, такимъ маневромъ,

Можетъ тактикой такой —

Но зачђмъ мы въ сорокъ первомъ

Оказались подъ Москвой!

.

Кто остался съ похоронной,

Гдђ васъ вспомнили на Вы,

Кто — медаль за оборону

Сердца родины — Москвы…

.

1966 года, до 5-го декабря. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


12 апреля 18:18, Волкъ:

«СОЛДАТЫ ГРУППЫ ЦЕНТРЪ»

.

Солдатъ всегда здоровъ,

Солдатъ всегда готовъ, —

И пыль, какъ изъ ковровъ,

Мы выбиваемъ изъ дорогъ.

И не остановиться,

И не смђнить ноги, —

Сiяютъ наши лица,

Сверкаютъ сапоги!

По выжженной равнинђ —

За метромъ метръ —

Идутъ по Украинђ

Солдаты группы «Центръ».

На «первый-второй» разсчитайсь!

«Первый-второй…»

Первый, шагъ впередъ! — и въ рай.

«Первый-второй…»

А каждый второй — тоже герой —

Въ рай попадётъ вслђдъ за тобой.

«Первый-второй,

Первый-второй,

Первый-второй…»

А передъ нами всё цвђтётъ,

За нами всё горитъ.

Не надо думать съ нами тотъ,

Кто всё за насъ рђшитъ.

Весёлые — не хмурые —

Вернёмся по домамъ, —

Невђсты бђлокурыя

Наградой будутъ намъ!

Всё впереди, а нинђ —

За метромъ метръ —

Идутъ по Украинђ

Солдаты группы «Центръ».

На «первый-второй» разсчитайсь!

«Первый-второй…»

Первый, шагъ впередъ! — и въ рай.

«Первый-второй…»

А каждый второй — тоже герой —

Въ рай попадётъ вслђдъ за тобой.

«Первый-второй,

Первый-второй,

Первый-второй…»

И всё-то мы умђемъ —

Намъ трусость не съ руки,

И только не тукнеютъ

Солдатскiе штыки.

По выжженной равнинђ —

За метромъ метръ —

Идутъ по Украинђ

Солдаты группы «Центръ».

27 апрђля 1965 года. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++


12 апреля 18:21, Волкъ:

«СОЛДАТЫ ГРУППЫ ЦЕНТРЪ»

.

Солдатъ всегда здоровъ,

Солдатъ всегда готовъ, —

И пыль, какъ изъ ковровъ,

Мы выбиваемъ изъ дорогъ.

.

И не остановиться,

И не смђнить ноги, —

Сiяютъ наши лица,

Сверкаютъ сапоги!

.

По выжженной равнинђ —

За метромъ метръ —

Идутъ по Украинђ

Солдаты группы «Центръ».

.

На «первый-второй» разсчитайсь!

«Первый-второй…»

Первый, шагъ впередъ! — и въ рай.

«Первый-второй…»

А каждый второй — тоже герой —

Въ рай попадётъ вслђдъ за тобой.

«Первый-второй,

Первый-второй,

Первый-второй…»

.

А передъ нами всё цвђтётъ,

За нами всё горитъ.

Не надо думать съ нами тотъ,

Кто всё за насъ рђшитъ.

.

Весёлые — не хмурые —

Вернёмся по домамъ, —

Невђсты бђлокурыя

Наградой будутъ намъ!

.

Всё впереди, а нинђ —

За метромъ метръ —

Идутъ по Украинђ

Солдаты группы «Центръ».

.

На «первый-второй» разсчитайсь!

«Первый-второй…»

Первый, шагъ впередъ! — и въ рай.

«Первый-второй…»

А каждый второй — тоже герой —

Въ рай попадётъ вслђдъ за тобой.

«Первый-второй,

Первый-второй,

Первый-второй…»

.

И всё-то мы умђемъ —

Намъ трусость не съ руки,

И только не тукнеютъ

Солдатскiе штыки.

.

По выжженной равнинђ —

За метромъ метръ —

Идутъ по Украинђ

Солдаты группы «Центръ».

.

27 апрђля 1965 года. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй.


12 апреля 18:25, Волкъ:

«ПРИГОВОРЁННЫЕ КЪ ЖИЗНИ»

.

Въ дорогу — живо! Или — въ гробъ ложись.

Да! Выборъ не богатый передъ нами.

Насъ обрекли на медленную жизнь —

Мы къ ней для вђрности прикованы цђпями.

.

А кое-кто повђрилъ второпяхъ —

Повђрилъ безъ оглядки, безтолково.

Но разве это жизнь — когда въ цђпяхъ?

Но разве это выборъ — если скованъ?!

.

Коварна намъ оказанная милость —

Какъ зелье полоумныхъ ворожихъ:

Смерть отъ своихъ — за камнемъ притаилась,

А сзади — тоже смерть, но отъ чужихъ.

.

Душа застыла, тђло затекло,

И мы молчимъ, какъ подставныя пђшки,

А въ лобовое грязное стекло

Глядитъ и скалится позоръ въ кривой усмђшке.

.

И если бы оковы разломать —

Тогда бы мы и горло перегрызли

Тому кто догадался приковать

Насъ узами цђпей къ хвалёной жизни.

.

Неужто мы недђемся на что-то?

А можетъ быть намъ цђпь не по зубамъ?

Зачђмъ стучимся въ райскiя ворота

Костяшками по кованнымъ скобамъ?

.

Намъ предложили выходъ изъ войны,

Но вотъ какую заломили цђну:

Мы къ долгой жизни приговорены

Черезъ вину, черезъ позоръ, черезъ измђну!

.

Но стоитъ ли и жизнь такой цђны?!

Дорога не окончена! Спокойно! —

И въ сторонђ отъ той, бољшой войны

Ещё возможно умереть достойно.

.

И рано насъ равнять съ болотной слизью —

Мы гнђздъ себђ на гнили не совьёмъ!

Мы не умрёмъ мучитељною жизнью —

Мы лучше вђрной смертью оживёмъ!

.

++++++++++++++++Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


12 апреля 22:16, Волкъ:

«ВСЂ УШЛИ НА ФРОНТЪ»

.

Всђ срока уже закончены,

А у лагерныхъ воротъ,

Что крестъ-накрестъ заколочены —

Надпись: «Всђ ушли на фронтъ».

.

За грђхи за наши насъ простятъ —

Вђдь у насъ такой народъ:

Если Родина въ опасности —

Значитъ всђ ушли на фронтъ.

.

Тамъ годъ — за три, если Богъ хранитъ, —

Какъ и въ лагерђ зачетъ.

Нинчђ мы на равныхъ съ ВОХРами,

Нинчђ — всђмъ идти на фронтъ.

.

У начальника Березкина

Охъ и гоноръ, охъ и понтъ!

И душа — крестъ-накрестъ досками,

Но и онъ пошёлъ на фронтъ.

.

Лучше бъ было въ тылъ его —

Только съ нами былъ онъ смђлъ.

Высшей мђрой наградилъ его

Трибуналъ за самострђлъ.

.

Ну а мы — всё оправдали мы,

Наградили насъ потомъ:

Кто живые — тђхъ медалями,

А кто мёртвые — крестомъ.

.

И другiе заключенные

Пусть читаютъ у воротъ

Нашу память застекленную —

Надпись: «Всђ ушли на фронтъ».

.

1964 годъ, послђ 17 iюля. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


12 апреля 22:17, Волкъ:

«ШТРАФНЫЕ БАТАЛIОНЫ»

.

Всего лишь часъ даютъ на артобстрђлъ,

Всего лишь часъ пђхотђ передышки.

Всего лишь часъ до самыхъ главныхъ дђлъ,

Кому — до ордена, ну а кому — до «вышки».

.

За этотъ часъ не пишемъ ни строки.

Молись богамъ войны — артиллеристамъ!

Вђдь мы жъ не просто такъ, мы — штрафники,

Намъ не писать: «... считайте коммунистомъ».

.

Передъ атакой — водку? Вотъ мура!

Свое отпили мы ещё въ гражданку.

Поэтому мы не кричимъ «Ура!»,

Со смертью мы играемся въ молчанку.

.

У штрафниковъ — одинъ законъ, одинъ конецъ:

Коли-руби фашисткаго бродягу!

И если не поймаешь въ грудь свинецъ,

Медаль на грудь поймаешь «За отвагу».

.

Ты бей штыкомъ, а лучше бей рукой —

Оно надежней, да оно и тише.

И ежели останешься живой,

Гуляй, рванина, отъ рубля и выше!

.

Считаетъ врагъ, морально мы слабы:

За нимъ и лђсъ, и города сожжёны.

Вы лучше лђсъ рубите на гробы —

Въ прорывъ идутъ штрафные баталiоны!

.

Вотъ шесть ноль-ноль, и вотъ сей часъ — обстрђлъ.

Ну, богъ войны, давай безъ передышки!

Всего лишь часъ до самыхъ главныхъ дђлъ,

Кому — до ордена, а большинству — до «вышки».

.

1963 годъ, осень. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


12 апреля 22:19, Волкъ:

ПЂГАСЪ

.

Мы древнiе, испытанные кони,

Побђдоносцы ђздили на насъ,

И не одинъ великiй богомазъ

Намъ золотилъ копыта на иконђ.

.

И рыцарь-пЁсъ, и рыцарь благородный

Хребты намъ гнули тяжестiю латъ.

Одинъ изъ нашихъ — самый сумасбродный —

Однажды ввёзъ Калигулу въ Сенатъ.

.

И нашихъ сђдоковъ, почившихъ въ Бозђ,

Мiръ до сихъ поръ склоняетъ имена,

Ботфорты вдђвшихъ въ НАШИ стрђмена,

А мы - какъ бы у памяти въ обозђ.

.

И въ мраморђ — великiй императоръ,

Или король, или его вассалъ,

На постаментђ — имя, смерти дата...

«...и конь его» хоть кто бы написалъ!

.

И правда, кто тамъ знаетъ, чьи тутъ кони, —

Коль тотъ, которымъ (п)равит три(у)мфан(т)ъ,

Раз(и)тељно (н)апоминаетъ пони,

Что билъ его въ обозђ маркитантъ.

.

Портретнымъ нашимъ сходствомъ не заботясь,

Стандартъ изъ камня вытесалъ рђзецъ,

Какъ скипетръ или Џезаря вђнецъ,

Доступный ученической работђ.

.

А мастеръ, напослђдокъ узаконя

Движеньемъ лЕгкимъ вђнцђносный ликъ

Возвышенностью духа, въ этотъ мигъ

Совсђмъ никакъ не думалъ ужъ о кОняхъ.

.

И взоръ потупя на мои копыта,

Сђдокъ къ ваятелю изъ лести нђмъ.

Вотъ почему такъ скоро мы забыты,

И лишь одинъ изъ насъ извђстенъ всђмъ.

.

Его взнуздать не всякому посиљно,

Хоть и пытались многiе не разъ,

Ему за это БОГИ дали крыљя

И имя благозвучное — ПЂГАСЪ.

.

Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй.


12 апреля 22:21, Волкъ:

СИГНАЛ-Л-Л-ЛЪ!..

.

Въ куски

Разлетелася корона,

Нђтъ державы, нђту трона,

Жизнь, Россiя и законы —

Всё къ чортямъ!

И мы —

Словно загнанные въ норы,

Словно пойманные воры, —

Только кровь одна съ позоромъ

Пополамъ.

.

И намъ

Ни чорта не разобраться —

Съ кђмъ порвать и съ кђмъ остаться,

Кто за насъ, кого бояться,

Гдђ пути, куда податься — не понять,

Гдђ дућъ?

Гдђ честь?

Гдђ стыдъ?

Гдђ свои, а гдђ чужiе,

Какъ до этого дожили,

Неужели на Россiю намъ плевать?

.

ПОЗОР-Р-Р-РЪ

Всђмъ, кому покой дороже,

Всђмъ, кого сомнење гложетъ,

Можетъ онъ или не можетъ

УБИВАТЬ!

.

СИГНАЛ-Л-Л-ЛЪ!..

И по-волчьи, и по-бычьи,

И — какъ коршунъ на добычу —

Только вороновъ покличемъ

Пировать.

.

ЭЙ ВЫ!

Гдђ былая ваша твЕрдость?

Гдђ былая наша гордость?

Отдыхать сегодня — подлость!

Пистолетъ сжимаетъ твЁрдая рука.

Конецъ!

Всђму

Конецъ!

Всё разбилось, поломалось,

Намъ осталась только малость —

Только выстрђлить въ високъ иль во ВРАГА.

.

Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй.


12 апреля 22:25, Волкъ:

ЧЕРНОГОРЦЫ

.

Водой наполненныя горсти

Ко рту спђшили поднести —

Впрокъ пили воду Черногорцы,

И жили впрокъ — до тридцати.

.

А умирать почётно было

Средь пуль и матовыхъ клинковъ,

И уносить съ собой въ могилу

Двухъ-трёхъ враговъ, двухъ-трёхъ враговъ.

.

Пока курокъ въ ружьђ не стёрся,

Стрђлялъ и съ сђделъ, и съ колђнъ, —

И въ плђнъ не брали Черногорца —

Онъ просто не сдавался въ плђнъ.

.

А имъ прожить хотелось до’ ста,

До’ жизни жаднымъ, — вђкъ съ лихвой, —

Въ краю, гдђ горъ и неба вдосталь,

И моря тоже — съ головой:

.

Шесть сотенъ тысячъ равныхъ порцiй

Воды живой въ одной горсти…

Но проживали Черногорцы

Свой долгiй вђкъ — до тридцати.

.

И жёны ихъ водой помянутъ;

И прячутъ ихъ дђтей въ горахъ

До той поры, пока не станутъ

Держать оружiе въ рукахъ.

.

Беззвучно надђвали трауръ

И заливали очаги,

И молча лили слёзы въ траву,

Чтобъ не услышали враги.

.

Чернели женщины отъ горя,

Какъ плодородная земля,

За ними вслђдъ чернели горы,

Себя огнёмъ испепеля.

.

То было истинное мщење —

Безсмысленно себя не жгутъ! —

Людей и горъ самосожжење

Какъ несогласiе и бунтъ.

.

И пять вђковъ, какъ Божьи кары,

Какъ мести сына за отца,

Пылали горные пожары

И черногорскiя сердца.

.

Џари мђнялись, џаредворцы,

Но смерть въ бою всђгда въ чести, —

Не уважали Черногорцы

Прожившихъ бољше тридцати.

.

Мнђ однаго рождењя мало —

Расти бы мнђ изъ двухъ корней!

Жаль Черногорiя не стала

Второю родиной моей.

.

Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


12 апреля 22:26, Волкъ:

«БАЛЛАДА О НЕНАВИСТИ»

Наброски:

Косые недобрые взгляды

Ловя на себђ въ деревняхъ,

Повсюду сновали отряды

На сытыхъ тяжелыхъ коняхъ.

Коварство и злобу несли на мечахъ,

Чтобъ жесткiй порядокъ въ странђ навести,

Но ненависть глухо бурлила въ ручьяхъ,

Роса закипала отъ ненависти.

Гнђвъ и горечь пришли къ изголовью

Тђхъ, невинныхъ, кто рано угасъ,

Говорятъ, будто рядомъ съ любовью

Помђщается ненависть въ насъ.

++++

.

Торопись! Тощiй грифъ надъ страною кружитъ!

Лђсъ — обитель твою — по веснђ навести!

Слышишь, гулко земля подъ ногами дрожитъ,

Видишь, плотный туманъ надъ полями лежитъ, —

Это Росы вскипаютъ отъ ненависти!

.

Ненависть въ почкахъ набухшихъ томится,

Ненависть въ насъ затаённо бурлитъ,

Ненависть пОтомъ сквозь кожу сочится,

Головы наши палитъ.

.

Погляди, что за РЫЖIЯ пятна въ рђкђ, —

Зло рђшило порядокъ въ странђ навести:

Рукояти мечей холодђютъ въ рукђ,

И отчаянье бъётся, какъ птица, въ вискђ,

И заходится отъ ненависти.

.

Ненависть юнымъ уродуетъ лица,

Ненависть просится изъ береговъ,

Ненависть жаждетъ и хочетъ напиться

Чёрною кровью враговъ.

.

Да, насъ ненависть въ плђнъ захватила сейчасъ,

Но не злоба насъ будетъ изъ плђна вести,

Не слђпая, не чёрная ненависть въ насъ —

Свежiй вђтеръ намъ высушитъ слёзы у глазъ

Справђдливой и подлинной ненависти.

.

Ненависть! Пей — переполнена чаша!

Ненависть требуетъ выхода, ждётъ.

Но благородная ненависть наша

Рядомъ съ любовью живётъ.

.

Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй.


12 апреля 22:34, Волкъ:

Для кого мы рыли землю въ сорокъ первомъ подъ Москвой?

.

Другой варiантъ:

.

Чемъ и какъ, съ какихъ позицiй

Объясняютъ тотъ походъ?

Почему мы отъ границы

Шли назадъ, а не вперёдъ?

.

Можетъ быть, такимъ маневромъ, *

Былъ въ исторiи такой. —

Только лучше бъ въ сорокъ первомъ

Намъ не драться подъ Москвой.

.

Но въ виски, какъ въ барабаны,

Бъётся память, рвётся въ бой,

Только меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Москвичи писали письма,

Что Москвы врагу не взять.

Наконецъ разобрались мы,

Что назадъ уже нельзя.

.

Нашу почту почтальоны

Доставляли черезъ часъ.

Слишкомъ быстро, лучше бъ годы

Эти письма шли отъ насъ.

.

Вотъ опять воспоминанья

Атакуютъ, рвутся въ бой,

Но безъ прежняго страданья:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Мы, какъ женщинъ, боя ждали,

Врывшись въ землю и снђга,

И виновныхъ не искали,

Кромђ общаго врага.

.

И не находили мђста —

Ну, скорее, хоть въ штыки! —

Отступавшiе отъ Бреста

И — сибирскiе полки.

.

Дома тоже вђдь божились, **

Богъ имъ въ помощъ, чортъ слуга!

И потомъ они ложились

Въ подмосковные снђга…

.

Ждали часа, ждали мига

Наступленья — столько дней!..

Чтобъ потомъ писали въ книгахъ:

«Безпримђрно по своей...» —

.

По своей громадной вђрђ,

По желанью отомстить,

По такимъ своимъ потерямъ,

Что ни вспомнить, ни забыть.

.

Кто остался съ похоронной, ***

Гдђ васъ вспомнили на Вы,

Кто — медаль за оборону

Сердца родины — Москвы…

.

Память вђчная героямъ —

Жить въ сердцахъ, спокойно спать…

Только бъ лучше бъ под Москвою

Намъ тогда не воевать.

.

Память бъётъ, какъ въ барабаны,

Атакуетъ, рвётся въ бой!

Рђже, меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

...Помогите хоть немного —

Оторвите отъ жены.

На войнђ повђришь въ Бога,

Если это Богъ войны.

.

1966 годъ, до 5-го декабря. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй

.

Варiанты:

.

Можетъ быть, считать маневромъ, *

«Мудрой» тактикой такой —

Только лучше бъ въ сорокъ первомъ

Драться намъ не подъ Москвой...

.

Сибирякъ выносливъ, жилистъ — **

Богъ имъ въ помощъ, чортъ слуга!

И потомъ они ложились

Въ подмосковные снђга…

.

Кто остался съ похоронной, ***

Прочиталъ: «Вашъ мужъ, нашъ другъ...»

Долго будутъ по вагонамъ —

Кто безъ ногъ, а кто безъ рукъ.

.

Наброски:

.

Почему же въ сорокъ первомъ

Рыли землю подъ Москвой?

.

Но зачђмъ мы въ сорокъ первомъ

Оказались подъ Москвой!

.

.................................................


13 апреля 00:51, Волкъ:

«ПЕРЕДЪ АТАКОЙ»

«ПЕРЕДЪ АТАКОЙ»

.

Когда на смерть идутъ, — поютъ,

А передъ этимъ можно плакать.

Вђдь самый страшный часъ въ бою —

Часъ ожиданiя атаки.

Снђгъ минами изрытъ вокругъ

И почернелъ отъ пыли минной.

Разрывъ — и умираетъ другъ.

И, значитъ, смерть проходитъ мимо.

Сей часъ настанетъ мой черёдъ,

За мной однимъ идётъ охота.

Восхода проситъ небосводъ

И вмёрзшая въ снђга пђхота.

Мне кажется, что я магнитъ,

Что я притягиваю мины.

Разрывъ — и лейтенантъ хрипитъ.

И смерть опять проходитъ мимо.

Но мы уже не въ силахъ ждать.

И насъ ведётъ черезъ траншеи

Окоченевшая вражда,

Штыкомъ дырявящая шеи.

.

Бой былъ короткимъ.

А потомъ —

Глушили водку ледяную,

И выковыривалъ ножомъ

Изъ-подъ ногтей я кровь

Чужую.

.

Семеонъ Гудзенко.


13 апреля 19:57, Волкъ:

Другой варiантъ:

.

Чемъ и какъ, съ какихъ позицiй

Извращаютъ тотъ походъ?

Почему мы отъ границы

Шли назадъ, а не вперёдъ?

.

Можетъ быть, считать маневромъ,

Былъ въ исторiи такой.

Только лучше бъ въ сорокъ первомъ

Намъ не драться подъ Москвой!

.

Но въ виски, какъ въ барабаны,

Бъётся память, рвётся въ бой,

Только меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Москвичи писали письма,

Что Москвы врагу не взять.

Наконецъ разобрались мы,

Что назадъ уже нельзя.

.

Нашу почту почтальоны

Доставляли черезъ часъ.

Слишкомъ быстро, лучше бъ годы

Эти письма шли отъ насъ.

.

Вотъ опять воспоминанья

Атакуютъ, рвутся въ бой,

Но безъ прежняго страданья:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Мы, какъ женщинъ, боя ждали,

Врывшись въ землю и снђга,

И виновныхъ не искали,

Кромђ общаго врага.

.

И не находили мђста —

Ну, скорее, хоть въ штыки! —

Отступавшiе отъ Бреста

И — сибирскiе полки.

.

Дома тоже вђдь божились,

Богъ имъ въ помощь, чортъ слуга!

И потомъ они ложились

Въ подмосковные снђга…

Ждали часа, ждали мига

Наступленья — столько дней!..

Чтобъ потомъ писали въ книгахъ:

«Безпримђрно по своей…» —

.

По своей громадной вђрђ,

По желанью отомстить,

По такимъ своимъ потерямъ,

Что ни вспомнить, ни забыть.

.

Кто остался съ похоронной,

Прочиталъ: «Вашъ мужъ, нашъ другъ...»

Долго будутъ по вагонамъ —

Кто безъ ногъ, а кто безъ рукъ.

.

Память вђчная героямъ —

Жить въ сердцахъ, спокойно спать…

Только бъ лучше бъ под Москвою

Намъ тогда не воевать.

.

Память бъётъ, какъ въ барабаны,

Атакуетъ, рвётся въ бой!

Рђже, меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

...Помогите хоть немного —

Оторвите отъ жены.

На войнђ повђришь въ Бога,

Если это Богъ войны.

.

1966 годъ, до 5-го декабря. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


13 апреля 20:00, Волкъ:

Другой варiантъ:

Другой варiантъ:

.

Чемъ и какъ, съ какихъ позицiй

Извращаютъ тотъ походъ?

Почему мы отъ границы

Шли назадъ, а не вперёдъ?

.

Можетъ быть, считать маневромъ,

Былъ въ исторiи такой.

Только лучше бъ въ сорокъ первомъ

Намъ не драться подъ Москвой!

.

Но въ виски, какъ въ барабаны,

Бъётся память, рвётся въ бой,

Только меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Москвичи писали письма,

Что Москвы врагу не взять.

Наконецъ разобрались мы,

Что назадъ уже нельзя.

.

Нашу почту почтальоны

Доставляли черезъ часъ.

Слишкомъ быстро, лучше бъ годы

Эти письма шли отъ насъ.

.

Вотъ опять воспоминанья

Атакуютъ, рвутся въ бой,

Но безъ прежняго страданья:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Мы, какъ женщинъ, боя ждали,

Врывшись въ землю и снђга,

И виновныхъ не искали,

Кромђ общаго врага.

.

И не находили мђста —

Ну, скорее, хоть въ штыки! —

Отступавшiе отъ Бреста

И — сибирскiе полки.

.

Дома тоже вђдь божились,

Богъ имъ въ помощь, чортъ слуга!

И потомъ они ложились

Въ подмосковные снђга…

.

Ждали часа, ждали мига

Наступленья — столько дней!..

Чтобъ потомъ писали въ книгахъ:

«Безпримђрно по своей…» —

.

По своей громадной вђрђ,

По желанью отомстить,

По такимъ своимъ потерямъ,

Что ни вспомнить, ни забыть.

.

Кто остался съ похоронной,

Прочиталъ: «Вашъ мужъ, нашъ другъ...»

Долго будутъ по вагонамъ —

Кто безъ ногъ, а кто безъ рукъ.

.

Память вђчная героямъ —

Жить въ сердцахъ, спокойно спать…

Только бъ лучше бъ под Москвою

Намъ тогда не воевать.

.

Память бъётъ, какъ въ барабаны,

Атакуетъ, рвётся въ бой!

Рђже, меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

...Помогите хоть немного —

Оторвите отъ жены.

На войнђ повђришь въ Бога,

Если это Богъ войны.

.

1966 годъ, до 5-го декабря. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


15 апреля 17:38, Волкъ:

Другой варiантъ:

Чемъ и какъ, съ какихъ позицiй

Оправдаютъ тотъ походъ?

Почему мы отъ границы

Шли назадъ, а не вперёдъ?

.

Можетъ быть, считать маневромъ,

Былъ въ исторiи такой.

Только лучше бъ въ сорокъ первомъ

Сдатся всђмъ намъ подъ Москвой!

.

Но въ виски, какъ въ барабаны,

Бъётся память, рвётся въ бой,

Только меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Москвичи писали письма,

Что Москвы врагу не взять.

Наконецъ разобрались мы,

Что назадъ уже нельзя.

.

Нашу почту почтальоны

Доставляли черезъ часъ.

Слишкомъ быстро, лучше бъ годы

Эти письма шли отъ насъ.

.

Вотъ опять воспоминанья

Атакуютъ, рвутся въ бой,

Но безъ прежняго страданья:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

Мы, какъ женщинъ, боя ждали,

Врывшись въ землю и снђга,

И виновныхъ не искали,

Кромђ общаго врага.

.

И не находили мђста —

Ну, скорее, хоть въ штыки! —

Отступавшiе отъ Бреста

И — сибирскiе полки.

.

Сибирякъ выносливъ, жилистъ —

Богъ имъ въ помощь, чортъ слуга!

И потомъ они ложились

Въ подмосковные снђга…

.

Ждали часа, ждали мига

Наступленья — столько дней!..

Чтобъ потомъ писали въ книгахъ:

«Безпримђрно по своей...» —

.

По своей громадной вђрђ,

По желанью отомстить,

По такимъ своимъ потерямъ,

Что ни вспомнить, ни забыть.

.

Кто остался съ похоронной,

Прочиталъ: «Вашъ мужъ, нашъ другъ...»

Долго будутъ по вагонамъ —

Кто безъ ногъ, а кто безъ рукъ.

.

Память вђчная героямъ —

Жить въ сердцахъ, спокойно спать…

Только бъ лучше бъ под Москвою

Намъ тогда не воевать.

.

Память бъётъ, какъ въ барабаны,

Атакуетъ, рвётся въ бой!

Рђже, меньше ноютъ раны:

Четверть вђка — срокъ большой.

.

...Помогите хоть немного —

Оторвите отъ жены.

На войнђ повђришь въ Бога,

Если это Богъ войны.

.

1966 годъ, до 5-го декабря. Владимiръ Семеоновичъ Высоцкiй


17 мая 21:09, Слава:

Спасибо за статью.

Прочитал с трепетом.


3 марта 18:36, Посетитель сайта:

ПРОШУ ВЫРАЗИТЬ БЛАГОДАРНОСТЬ НАТАЛЬЕ ЧИСТЯКОВОЙ-ЯРОСЛАВОВОЙ

Здравствуйте, а Вы, знаете, благодаря чему и кому, произошли последние изменения в законодательстве о ветеранах Великой Отечественной войны?

БЛАГОДАРСТВЕННОЕ ПИСЬМО

НАТАЛЬЕ БОРИСОВНЕ ЧИСТЯКОВОЙ-ЯРОСЛАВОВОЙ ОТ БЛАГОДАРНЫХ ВЕТЕРАНОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.

Уважаемая Наталья Борисовна. Благодаря Вашим усилиям, Вашему прирожденному высокому благородству, чести, достоинству, интеллигентности и интеллекта, проистекающих от Ваших, более чем достойных предкoв, преданно служивших России, моя история и в целом состояние наших ветеранов Великой Отечественной войны стали более широко известны российской общественности и власти предержащей.

Наконец-то, свершилось! Председателем Правительства РФ В.В.Путиным 20.10.2009г. на встрече с председателем Госдумы Борисом Грызловым было заявлено: "…В течение 2010 года все ветераны - вне зависимости от того, встали они на очередь до 1 марта 2005 года или не встали, - всех мы должны будем обеспечить жильем. Это правильная постановка вопроса, и мы это сделаем. Ну, какая нам разница - встал человек до 1 марта 2005 года на очередь или не встал? По сути, это вопрос чисто бюрократический, а мы к ветеранам - особенно в год 65-летия Победы - конечно, ни с какими бюрократическими мерками подходить не должны и не будем". Собственно, мы этого с Вами с апреля 2009 года и добивались. И это все благодаря Вам! Этого ни смогли сделать, ни партии, ни депутаты, ни «Наши», никто!

Таким образом, Вам и только Вам, без всяких преувеличений, в результате своих публикаций о ветеранах, удалось cтоль эффективно и неожиданно для всех ветеранов, в том числе и для меня, переломить ситуацию в целом в деле защиты и восстановления прав ветеранов Великой Отечественной войны. Вы защитили всех безквартирных ветеранов ВОВ.

Вы, тем самым фактически укрепили национальную безопасность России. У народа, после этого, перед предстоящими тяжелейшими испытаниями, только укрепится настоящий, а не квасной и показной патриотизм, вера в то, что наше государство и впредь будет уделять должное внимание ко всем без исключения ветеранам войн, труда, военнослужащим, военным пенсионерам. И исправлять свои ошибки во всех сферах российской жизни под давлением общественности, прессы, а не с помощью революций и гражданских войн. И здесь, как раз уместно можно и нужно сказать словами Президента России Д.А.Медведева: Россия-ВПЕРЕД!! А народ в России, ни в какие времена глупым не был, терпеливым - да, но до поры и времени. Он все поймет, оценит и все простит.

Власть, после Вашего натиска все же устыдилась и произнесла те слова, которые хотели услышать все обиженные и униженные ветераны ВОВ.

Дело власти остается за малым - слова превратить в дела, то есть, внести в соответствующие законодательные акты, изменения, дополнения, издать указы, либо постановления правительства.

Будем, надеется, что это так и будет! Ведь «клерки» и « власти на местах» не должны побеждать президентов и председателей правительств.

Момент истины для верховной российской власти наступил. Она оказалась не безнадежна и это очень и очень радует. И в дальнейшем, будем, на это надеется, она продолжит неуклюже, неповоротливо, по чуть-чуть, но все же поворачиваться к народу лицом и также медленно, нехотя, но исправляться. Иначе, выхода нет! Иначе – Византия или новые революции и гражданские войны! Я думаю, что этого хотят только настоящие экстремисты, а не мнимые, которых в России, с помощью во многом глупого, вредного для власти законодательства, уже появилось великое множество-это фактическая диверсия против власти. Я думаю, что и в этом вопросе власть прислушается к народу, и не будет в который раз наступать на одни и те же грабли – душить свободу слова, гласность. В России ее всегда душили, а результат этого действа всегда был один и тот же. Власть переставала существовать в том виде, в котором она себя олицетворяла в глазах народа.

За все доброе, сделанное Вами, Бог воздаст Вам должное. Cпасибо Вам за особое внимание уде… [используйте для подробного обсуждения http://community.pravaya.ru]



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020