18 ноября 2018
Правая вера
Соборность

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Владимир Карпец
6 февраля 2007 г.
версия для печати

Время в старом и новом обряде

Выступление на Рождественских чтениях 2007 г. в конференц-зале Храма Христа Спасителя 30.I.2007. (Секция по старообрядным приходам РПЦ МП и взаимоотношениям со старообрядческими согласиями). На чтениях текст был прочитан с незначительными сокращениями

Досточтимый Владыко, всечестные отцы и братие!

Изменения, внесенные в литургическую жизнь Православной Церкви в середине XVII века (т.н. «никоно-алексеевская реформа»), имела долгосрочные последствия в жизни Церкви и русского народа. Именно тогда народ оказался разделен на две части, и реформы Петра Первого, во многом необходимые с военной и технической точек зрения, только довершили начатое его отцом Царем Алексеем Михайловичем и Патриархом Никоном. Критиковавшие Петра славянофилы были достаточно поверхностны. Часто, говоря о реформах, вспоминают только самые известные их элементы – замену двоеперстного сложения при крестном знамении троеперстным, изменение в произнесении имени Божьего, хождение во время крестных ходов против солнца и т.д. В этом случае «реформы» действительно представляются как нечто внешнее и поверхностное, не заслуживающее серьезного внимания и пересмотра. Тем не менее, это действительно была мировоззренческая катастрофа. Особенно приходится это признать в свете высказывания крупного русского богослова, философа и ученого ХХ века о.Павла Флоренского о том, что «мир держится на закрепах литургических». Православная литургия есть то, что организует пространство вокруг себя, является мостом между миром видимым и невидимым. В конечном счете от того, как она совершается, зависит жизнь не только Церкви, но и государства. Так, невозможно не констатировать, что прекращение после реформы принесения проскомидии за Царствующий Дом (т.н. «пятипросфорие», заимствованное от новой греческой Церкви, когда Византийская Империя пала и Царская власть у греков прекратила существование) предопределило и падение Царской власти в России – она лишилась необходимой «мистической подпорки».

То же самое касается и некоторых изменений в чтении Символа веры – одного из центральных моментов во время литургии. Особо следует обратить внимание на 7-й член Символа веры. Старое прочтение – И паки грядущего со славою судити живым и мертвым Егоже Царствию несть конца. В новой редакции несть заменили на не будет по аналогии с латинским Символом. По-гречески Седьмой член Символа веры звучит так: Καί πάλιν έρχόμενоν μετά δоξης κρίναι ξώντας καί νεκρоύς, оν τής βασιλειας оνκ έσται τέλоς. Буквальный перевод оύκ έσται τέλоς – «нет и не будет конца» (специфическая грамматическая форма, аналога которой в современном русском языке нет). Такое прочтение Отцы приняли в противовес маркелликанству и хилиастическим ересям, чаявшим тысячелетнего царства Христова на земле. Исследователь XIX века архимандрит Амфилохий (Сергиевский-Казанский) в своем исследовании истории переводов Символа веры указывает, что έαται в рукописях XI в. всегда переводили как есть. Соответственно оνκ έστα – несть. На самом деле церковнославянское несть конца объемлет прошедшее, настоящее и будущее, что в точности соответствует формуле нет и не будет. Речь идет о Царствии Божием, которое имеет вневременную, эоническую природу, а на земле открылось со дня Святой Пятидесятницы (нисхождения Духа Святаго на Апостолов). Располагать Царствие Божие в будущем времени означает иметь косвенное молитвенное общение с иудеями, чающими в будущем пришествие мессии (машиаха), (т.е. мессианских времен, хотя они давно наступили). Произносить же Символ веры «по-старому» означает исповедовать как Второе и Славное Пришествие Христово («и паки грядущаго со славою судити живым и мертвым»), так и то, что Царствие Его не от мipa сего, «внутрь вас есть», в соответствии с Его же собственными словами.

Скорее всего, сам Патриарх Никон не осознавал это так, но, учитывая неоднократные религиозные переворачивания таких его справщиков, как Арсений Грек и – с большой степенью вероятности – Паисий Лигарид (см. об этом труды даже такого почитателя Никона, как прот. Лев Лебедев), мы очевидно имеем здесь дело с тем, что принято именовать «иудеохристианством», для которого характерно центрирование на проблеме земного Израиля и его судеб в истории. Чувствуя это, сам Патриарх Никон строил под Москвой свой Новоиеросалимский Воскресенский монастырь, что входило в противоречие с его же собственными литургическими реформами. Личность сколь значимая, столь и противоречивая, Никон требует к себе внимательного отношения, что, конечно, несовместимо с бытующими сегодня мнениями о необходимости его прославления. Это слишком сложная личность в истории Церкви, чтобы его просто прославлять, впрочем, как и огульно похулять.

С другой стороны, если бы в Русской Церкви принцип Единоверия в его самом широком смысле был бы проведен последовательно – вспомним, что и сам Никон в конце своего Патриаршества благословил служить в Успенском Соборе по обоим чинам – то древний чин был обращен во внутренние недра Церкви и Царства, а новый – в историческое время, вовне. Древний чин выражал бы метафизику Церкви, новый – ее онтологию: в соответствии с употреблявшимися св. Дионисием Ареопагитом именами «Бог» и «Сверхбог». Бог – Имя, обращенное во время, соответствующее Четырехбуквенному Первого Завета. Сверхбог соответствует библейскому El Elion.

Далее. Само по себе историческое время порождено прародительским грехом и должно завершиться апокалиптическими событиями. Время умопостигаемого мира – эон – не совпадает со временем историческим, хотя также находится по ту сторону блаженного приснопребывания Пресвятой Троицы. Об этом хорошо сказано в книге «Мистическое богословие Восточной Церкви» В.Н.Лосского. В то же время пришествие Христа в мip отменило ветхозаветное линейное время (не случайно Сам Он – иерей по чину Мелхиседекову, а не по чину Ааронову, а Мелхиседек пребывает по ту сторону времени, «без отца, без матери, без родословия», как Царь и священник Бога Вышняго, именуемого в Писании El Elion, а не обычным четырехбуквенным написанием, обращенном как раз в историческое время. Собственно линейное время заменяется литургическим временем Церкви, выраженном в ее годовом богослужебном круге. Воскресший Христос победил не только смерть, но и время, открыв уже здесь врата вечности. Поэтому – «несть конца», а не «не будет» когда-то потом. Антихрист придет в мир тогда, когда, с одной стороны, оскудеет литургическая полнота, с другой – исчезнет земная власть, Православное Царство, ныне уже существующее прикровенно. Православное Царство и есть Царство Мелхиседека, образом которого является Царь (а сам Мелхиседек в некоторых древних текстах прямо отождествляется с Христом). Во втором Послании к Солуняном Апостол Павел говорит об «удерживающем» (κατεχоν), что св. Иоанн Златоуст относит к «Римскому Царству» или «некоему царству» – это и легло в основу идеологии Руси как Третьего Рима. Если Московская Русь осознавала себя как удерживающего мip от прихода антихриста, то это означало и удерживание времени – «несть конца» как оперативно-литургическое удержание, опирающееся на ежедневную безкровную жертву. Но поэтому и Православный Царь, во власти которого находится созыв церковных соборов, предстоятельство в Церкви от лица мiрян и охранение Церкви от расколов и ересей (этих канонических положений никто не отменял), также есть «Царь по чину Мелхиседекову», мистически пребывающий по ту сторону времени. Венчаясь на Царство, он поставляется вне времени и, действуя в истории, пребывает еще и по ту ее сторону, вне политической системы как таковой (система же управляется во времени и временем). Это было выражено в особом расположении Царского места в Успенском Соборе Московского Кремля, куда в будущем следует перевести все патриаршие богослужения. Третий Рим, Православное Царство как бы «запирает историческое время в клетку», сажает на цепь языческого Хроноса-Сатурна, которому, а не Богу Авраама, Исаака и Иякова, тайно, ожидая «машиаха», поклоняются иудеи – вместе с язычниками и атеистами, обожествившими «прогресс». Это делало полноценное «византийско-московское» (по словам А.Ф.Лосева) Православие неподвижной осью мира, тайным «царевместилищем Мелхиседековым» в отличие от католицизма, с самого начала (еще с блаженного Августина) обращенного в историю и историческую активность, что было более или менее приемлемо при самом Августине, которого Православная Церковь считает блаженным, но не святым, однако превратилось в ересь – что сейчас на словах отрицается, однако фактически признается, поскольку Римо-католики принимаются в Церковь вторым (через миропомазание) и даже первым (через крещение) чином – после внесения Римом изменений в Символ веры (Filioque). В этом смысле католицизм, несмотря на его физическую и историческую мощь, оказывается периферией христианства, во многом связанной с идеей линейного времени, о чем свидетельствует уже сам латинский Символ. Церковная реформа XVII в., у истоков которой стояли не только греки, но и прямые агенты Ватикана (такие, как Паисий Лигарид, Арсений Грек, а позже Симеон Полоцкий), равно как и выпускники латинизированной Киево-Могилянской Академии, тем самым была мистическим отъятием катехона (за которым в 1917 году последовало и его политико-историческое отъятие), лишением литургии ее оперативной функции удерживания исторического времени. Время Руси соединилось со временем Запада, синхронизировалось с ним, после чего «отрезать» Бога уже не составляло труда. На самом деле уже в середине XVII века Россия вступила в глобализацию, хотя могла бы и не вступать, в то же время заимствуя европейские научно-технические достижения. Глобализация для нас началась с середины XVII века.

Не было бы реформы XVII века – не было бы ни революции 1917, ни распада страны в 1985-93 гг., ни ее катастрофического положения сегодня. В середине XVII века литургия перестала «удерживать» время и заработал часовой механизм конца истории.

Восстановление в России Православного Царства предполагает и церковную контрреформу. Это не означает поставления на место РПЦ МП какого-либо из старообрядческих согласий. Все должно происходить изнутри и без ломки, тем более, что в лоне РПЦ существуют старообрядные (т.н. единоверческие) приходы, а на соборе 1917-18 гг. было принято решение об утверждении единоверческого епископата. Но Единоверие – только одна из форм возвращения к традиции. Возвращение может осуществляться по частям, на уровне отдельных приходов, монастырей и епархий, почти незаметно. Кроме того, после объединения РПЦ МП и РПЦЗ, которое окончательно должно будет состояться в мае с.г., необходимо установление интенсивного диалога со всеми старообрядческими согласиями (с признанием белокриницкого и новозыбковского духовенства по факту в сущем сане, как это предлагал в свое время митрополит Антоний (Храповицкий), будущий глава РПЦЗ). Во всяком случае необходимо начать с восстановления древнего Символа веры, аутентичного и греческой традиции, а также практики семипросфория (даже и до восстановления Престола – как приношения за Царя, пребывающего в сокровенности). При этом инициатива такого возвращения должна исходить от православного государства – даже еще до венчания Царя, которое должно произойти уже на основе целостной традиции.

В этом смысле поддержку старообрядных приходов в рамках РПЦ МП со стороны Святейшего Патриарха и епископата Русской Церкви следует рассматривать как провозвестие того «запрещения ветром», которое, согласно Откровению св. Иоанна Богослова, должно предшествовать приходу в мip «беззаконного». Но не только собственно Единоверие – путь к Традиции. Мы полагаем, что соборное богословское и научное обсуждение этой проблемы – с учетом также современной физики, космологии, синергетики и других смежных дисциплин – должно привести к более адекватному пониманию нашего Символа веры именно в рамках сохранившей каноническое апостольское преемство Русской Православной Церкви.

Восстановление древнего Символа веры, указывающего на неотмирность и «внутрьпребывание» Царствия Божия, «емуже несть конца», станет перерывом исторического времени, «запрещением ветром», перед наступлением нового эона Восьмого Дня, когда «времени уже не будет». И если современное духовенство в этом вопросе проявляет леность и косность или просто элементарное незнание проблемы, инициатива должна исходить от государственной власти. Тот Верховный Правитель, который это сделает, и окажется исполнителем церковной миссии Православного Царя, Великого Князя и Вселенского Императора.

Спаси Христос!





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

6 февраля 10:33, Посетитель сайта:

В продолжение темы

Вы, насколько я понимаю, единоверец. Статья хорошая. Правильно отмечена мировоззренческая компонента раскольной катастрофы. Тем не менее, есть несколько спорных моментов, с которыми я бы не согласился:

1) Возврат к дораскольному чину с большой вероятностью приведёт к разрыву общения РПЦ со Вселенским Православием. Ах да, забыл, "А и у вас православие пестро стало от насилия турскаго Магмета, - да и дивить на вас нельзя: немощны есте стали. И впредь приезжайте к нам учитца: у нас, божиею благодатию, самодержство."...

2) Приём "белокриницких" ребят в сущем сане едва ли возможен по трём основным причинам: а) Неканоничность (единоличность) их иерархии; б) Последствия в виде п. 1, к тому же необходимость канонизировать ересиарха и расколоучителя Аввакума; в) Как и яковиты, Белокриницкая иерархия изначально основывалась как альтернативная и ориентированная на конфронтацию с Православием. Мнение еретика-юлианита Храповицкого для православных, извините, не аргумент.

3) Как правильно указывает Наталья Михайлова ("О старообрядчестве", "Благодатный огонь", кажется, 4/2001), Паисий Лигарид не был проводником реформы. Он был врагом Никона, другом раскольником и латинским проводником смуты в Православии. Но не более того.

4) Возможно, что в некоторых обрядовых тонкостях, насчёт числа просфор и сугубой аллилуйи, в частности, правы именно раскольники (я в этом даже уверен, так как сам по происхождению из них и изучал вопрос). Но они неправы экклезиологически, следовательно, отчасти даже догматически. И точка. Вообще, не только психология, но и обороты речи в консервативных расколах всех времён неизменны. Было, мол, "старое благочестие" у греков во времена благоверных царей Анастасия и Зенона, а потом они променяли веру отцов на еврейское послание Льва... А ведь тогда вопрос был куда более серьёзным, чем количество просфор - богословы православной стороны почти сотню лет де-факто отрицали Символ Веры и Библию, отрицали, что Сын Божий умер на Кресте (!). Но правда была всё-таки на сторона православных, а не их оппонентов.

5) Различие в обрядах у всех консервативных раскольников, включая старостильников и старообрядцев, сочетается с различием в вере - на грани единства в догматах и Таинствах.


6 февраля 13:03, Иван:

Мы должны все же максимально уврачевать раскол. Насколько это возможно. Верю, что при наличии доброй воли и благословения Божия - все возможно. Согласен с автором.


6 февраля 17:47, Димитрий:

Иван

конечно хочется уврачевать, но беда в том что это теперь до второго пришествия Спасителя. Дело в том, что даже если часть прибывающих в расколе решится на воссоединение, ВСЕ РАВНО найдутся "личности" которые обвинят уходящих из раскола в предательстве веры предков. Жалко конечно, но теперь придется с этим жить.

:((((


6 февраля 21:36, Кирилл Фролов:

Несть конца-это русский перевод, опрощение

НЕ будет конца-это русский перевод "несть конца". Так что Никон здесь не при чем-он не занимался русификацией богослужения.

И все же, Церковь действует в истории, является ее субъектом, а не приложением к Царству. Наоборот.

Ничего "католического" здесь нет. Это аксиомы православной догматики.

А "несть конца", действительно, точнее и глубже.

А чтобы донести это до нации, необходимо возрождение церковнославянского как языка высокого богословия и культуры. Нужна экспансия церковнославянского за пределы пиходов


6 февраля 23:20, В.К. - Посетителю сайта:

Прием в сущем сане - конечно, икономия, а не акривия,что очевидно. Митр. Антоний Храповицкий - не только еретик ( в чем я с Вами согласен), но еще и скрытый республиканец ( точнее, "библейский теократ" ), все так. Но ЭТО мнение есть апелляция к авторитету, соборно не осужденному. Так,кстати, думал в 10-е годы и митр. Финляндский Сергий, будущий Патриарх, а в него вообще не кидает камни только ленивый. Дело не в этом. Г-жа Михайлова написала столько глупостей и гадостей, что ее даже упоминать не хочется. Конечно, если надо, то, зажав нос. можно разобрать ее взгляды. Для Ивана и Димитрия. Я имею в виду не столько обращение старообрядцев. сколько возвращение "старин" в саму РПЦ МП, которую, при всем том, считаю единственно легитимной.


6 февраля 23:54, Посетитель сайта:

Очень дельные комментарии

Беда и трагическая ошибка старообрядцев в том, что они отождествили "русскость" с "древлеправославной верой". Нерусских по крови старообрядцев можно сосчитать по пальцам - но такие исключения, ещё четче указывающие на правило, не редкость и в других расколах. Для них "никонианин" - уже не русский. Более того, к нему нужно относиться враждебно до тех пор, пока он не признает безоговорочную правоту раскольников.

Ещё одна беда, которая сильно грозить потрепать ряды искренне и горячо любимого мной единоверия - это "профессиональные единоверцы", пришедшие в единоверие с целью убедить русских в исключительной верности именно старого обряда (который, повторюсь, во многом действительно сохранил уникальные черты ранней Империи) и следующей из этого необходимости для РПЦ отколоться от Вселенской Церкви. Сразу скажу, уважаемого автора я к таким априори относить не стал бы, это серьезный человек, с которым можно спорить - но спорить конструктивно, по ап. Павлу ("должны быть и разногласия").

Вы не поверите, но я сейчас чуть ли не плачу, когда представляю, что же станет с единоверием в результате подрывной работы "профессиональных единоверцев". Ведь если бы в момент раскола Церковь признала бы ту правду, которая отчасти была в обоих партиях, и сразу после возникновения споров учредила бы единоверие - раскол быстро стал бы достоянием истории.

Но на всё воля Божия... Полагаю, что Он попустил раскол, чтобы нам хоть чуть-чуть получше научиться вере, чем величественному, несчастному и трагически ошибавшемуся Аввакуму.


8 февраля 14:55, В.К. - К.Ф.:

Предельно кратко о Царстве и Священстве ( не путать с Церковью, впереди Которой,если судить по иконе 15в. "Церковь воинствующая", - Царь на коне ). Если Христос был бы иереом по чину Аароню, то правы были бы Вы. Но сказано ясно - по чину Мелхиседекову.


15 февраля 00:18, В. Г.:

несть конца - не будет конца

Всё-таки, мне кажется, что критика автором замены "несть конца" на "не будет конца" не очевидна и не обоснована. Это вопрос персонального ощущения смысла. Есть мнение, что слова "не будет конца" больше выражают ту мысль, что кончится само время и настанет вечность. Именно на таком подходе настаивал Никон и не он один. Не надо полностью персонифицировать происшедшее во времена Никона и опускаться до его огульной критики. Это скрытый призыв к церковной реформе в стиле обновленцев 20-х годов. Для такой критики Никона нет никаких оснований, кроме личных персональных ощущений, которые, как известно, часто бывают не верны. Только соборное мнение имеет значение - особенно в таких вопросах.


15 февраля 17:42, В. Г.:

несть конца - не будет конца - дополнение

Вопрос ощущения слов и фраз безусловно очень важен и связан - в том числе - со световыми и духовными вибрациями в них заложенных и проявляющихся через них. То есть, связан с прямым ощущением т.н. "сути вещей", доступным только истиным молитвенникам и святым.


27 марта 22:21, Посетитель сайта:

А вот скажите, пожалуйста, какая реальная поддержка старообрядных приходов осуществляется священноначалием РПЦ МП? Насклько практически воплощены в жизнь отмены клятв и прещений? Нет ли ощущения того, что единоверие - все же, увы, пасынки, но не дети МП?


7 декабря 11:21, Посетитель сайта:

"Мнение еретика-юлианита Храповицкого для православных, извините, не аргумент."

Имейте совесть, уважаемый. И вообще бред несете, простите Христа ради.


11 декабря 20:30, Максим Емельянов-Лукьянчиков:

@Глобализация для нас началась с середины XVII века@

Золотые слова! Понять бы их нашим "ученым", кои тщатся отрицать у Леонтьева критику глобализации, мол в 19 веке не было такого термина. Хи-хи, просто:))

И с парой либерализм/консерватизм, несчастные, мучаются - от кого считать: от Карамзина или от Уварова?!!

Глобализация, либерализм и консерватизм суть явления второй половины 17 столетия, когда Россия вступила в эпоху вторичного смесительного упрощения.


4 ноября 09:55, Посетитель сайта:

Автор говорит дикости. У св. Дионисия Бог и Сверхбог различаются как сообщимая твари божественная энергия и неприступная сущность.

Автор вводит читателей в заблуждение. Поминание Царя на проскомидии перестало существовать только в 20-м веке после революции - загляните в любой дореволюционный служебник.

Автор возводит поношение на святых. Блаженный Августин - святой Православной Церкви. За некоторые погрешности в писаниях он был прославлен не в лике святителей, а в лике блаженных, но это не отменяет его святости, как пишет Карпец.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2018