25 июня 2019
Правые мысли
Мозаика

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
29 декабря 2004 г.
версия для печати

Метафизика скромности

"Чёрная курица". Инсценировка Галины Соколовой по мотивам повести А. Погорельского. (Театр К.С.Станиславского).

Галина Соколова. "Черная курица". Сказка по мотивам повести А. Погорельского.

«Чёрную курицу» Анатолия Погорельского трудно назвать актуальным произведением. Это повесть о реальности вымышленного мира, о детском одиночестве, о скромности как необходимом условии для установления связи с иным миром, — вообще о ценности Иного, которому в нашем сегодняшнем гомогенном мире места нет. У современных детей с очень раннего возраста репрессируется воображение, Иное для них часто – отнюдь не иное, а то-же-самое или то-чего-нет, и в этом смысле – зачем им ещё какая-то «чёрная курица»?

Однако, все-таки мы пока ещё живем в стране с великой культурой – в том числе, с великой театральной традицией, – которая может позволить себе даже сегодня быть неактуальной и – захватывать, превращаясь в самую что ни на есть актуальность.

Спектакль «Чёрная курица» выдержан в лучших традициях русского детского театра. Он по-настоящему сказочен, трогателен, интерактивен, педагогичен, добр, нигде не опускается до пошлости и легкого жанра. Некоторая бедность декораций компенсируется затейливой фантазией костюмов. Музыкальное сопровождение, пожалуй, могло быть более богатым и разнообразным – не совсем понятно, зачем имитировать гитару плохим синтезаторным звучанием, не хватает других акустических звуков: для художественного мира Погорельского — скрипки, прежде всего. Но для детей, впрочем, это третьестепенно.

Алеша — Н. ГончароваВ актерском ансамбле обращают на себя внимание, конечно, исполнительницы главных ролей: Н. Фирсова (Чернушка) и Н. Гончарова (Алеша). Н. Фирсовой прекрасно удаются перевоплощения из курицы в министра и обратно, симпатичной же девушке Н. Гончаровой, игра которой ассоциируется больше с образом «кавказской пленницы» в заточении, нежели с тихим мечтательным мальчиком из повести Погорельского, удается своей искрометной и активностью постоянно удерживать детское внимание – что отнюдь не простая задача в эру рекламных роликов и «клипового» сознания.

Не могу назвать особенно удачными отступления от текста повести: история Изоры и Рыцаря (которую можно, конечно, додумать, поскольку Алеша, по книге, увлекается чтением рыцарских романов) остается самой непонятой и невостребованной детьми. Во-первых, образ Алёши в спектакле не предполагает поначалу никакой мечтательности и книжности (он начинает с того, что трижды отбрасывает книгу, в то время как в повести Погорельского прилежно учится и много читает). Во-вторых, «про любовь», тем более романтическую, для 9-10 лет (возраст Алёши и основной аудитории) рановато, поскольку ещё не очень понятно и скучно. Введение «злого короля», который становится под конец добрым и, судя по всему, женится на королеве, можно понять с точки зрения динамики действия и привлечения хорошего актера (В. Кинах), ведущего несколько сцен, но все же это отвлекает от основной сюжетной линии и, следовательно, главной мысли. А вот детализация лиц придворных и все их коллективные действия – от двухчасового молчания (по приказу королевы, «воды в рот набрали») до скачек на деревянных лошадках, — наоборот, чрезвычайно живы и удачны.

Н. Фирсова — Черная курицаКульминационной является сцена прощания Алёши с подземными жителями. Ради нее одной этот спектакль стоит смотреть и обязательно показывать детям. И мотив вины, проистекающей от «нескромности» мальчика, и скованные золотой цепью руки Чернушки, и мотив смерти (веселые и безобидные существа появляются в трауре, накинутом на их светлые праздничные одежды), и мотив расставания с тем, что полюбилось и дорого – собственно, со своим внутренним миром, содержанием, детской глубиной, то есть как бы взросление, вследствие чего становится понятен символический план: подземный мир – сказочный праздник детства, наземный – взрослая будничная жизнь, – всё это производит сильное впечатление. Многие дети плачут – но это хорошие, нужные слёзы, которые сменятся светлой финальной радостью. В связи с этим уместно говорить о пасхальном настроении спектакля, хотя по сути – это, конечно, святочная история (действие повести происходит на Святках – между старым новым годом и Крещеньем).

Ключ в волшебное царствоФинал примиряет с образом «злого короля», заимствованным из советской традиции, тем более, что образ королевы исключительно положителен. Она, действительно, царствует в ином и лучшем мире. В знак почтения и верности подданные ее готовы целовать край ее одежды, что подчеркивается несколько раз повторяемым куплетом песни – и в этом нет никакой пародийности, не содержится ни капли иронии. Сознателен тут или нет евангельский мотив – судить не берусь [i]. Может быть, Галина Соколова, автор инсценировки, переподчинив сказочный мир королеве, просто хотела отметить важную роль женского начала? И хотя немного жаль, что в спектакле отсутствует настоящий король (который есть у Погорельского), однако, нельзя не признать, что Русский космос – женский, находящийся под омофором Пресвятой Богородицы, соответственно ориентирован на «женское» и мир детского воображения. «Мужское» же начало проявляется сложнее, с усилиями, в реальном, а не реально-вымышленном мире, где царствует как раз Учитель-немец (Н. Трифилов): справедливый, рациональный, практичный, добрый, но безблагодатный. «Мужское» реализуется через потерю-обретение (волшебное зернышко), предательство-покаяние (нарушение слова и раскрытие тайны подземных жителей), а главным образом – через скромность, которая приобретается как некое сокровище, главная добродетель.К скромности призывают Алёшу и Учитель, и Чернушка, хотя понимается она ими различно. В одном случае это, действительно, непревозношение над другими, отсутствие гордыни, в другом – это метафизическое свойство, позволяющее открываться иному миру, хранить, не разглашать его тайну, а также не использовать Божий дар в утилитарных целях. Это – главное, чему научается Алёша (и у Погорельского, и у Соколовой). И это – главное, чему хотелось бы научить сегодня наших детей. Говоря словами Спасителя: "Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем" (Мф. 11, 29).


[i] И принесли к Нему всех больных, и просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись (Мф. 14. 34-36).


Прикреплённый файл:

 label.jpg, 18 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019