21 июня 2019
Правые мысли
Книги/Журналы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Яна Бражникова
27 июня 2007 г.
версия для печати

Эластичное Гипер-православие

Автор настоящей книги неоднократно обращался в редакцию Правой.Ру с просьбой отрецензировать его труд. Однако добрые отношения сотрудничества не позволяли нам честно высказаться об этой весьма неоднозначной книге. Да и вводить в заблуждение нашего читателя мы тоже не хотели. Однако теперь изменившееся обстоятельства дают нам возможность опубликовать эту давно написанную рецензию

духовная миссия третьего рима

«Духовная миссия Третьего Рима» имеет сложную концептуальную структуру. Просмотр оглавления оставляет впечатление, что мы имеем дело с плодом многолетней систематизации, с открытием некоего метапринципа, позволяющего соединить историю философии, западную метафизику и православную традицию и предложить собственную интерпретацию политической ситуации в современной России.

Однако по прочтении книги картина значительно упрощается. Текст показывает, что автор был занят решением трех внутренних задач:

1. ревизией значительной части философского наследия и оценкой всех философских и метафизических систем с произвольно выбранной автором позиции

2. кратким и популярным изложением Истории Церкви

3. формулировкой политического кредо т. н. «неовизантизма», в значительной степени основанной на критике того, что известно читателю как «византизм» (К.Н. Леонтьев).

Аннотация обещает: «книга может служить хорошим справочником по целому ряду дисциплин – от философии и религиоведения до политологии и геополитики». Текст на эрзаце нажимает на другое: «Книга начинается с вопроса о смысле жизни, а кончается ответом на вопрос о смысле истории». На самом же деле, как мы легко убеждаемся, история выступает здесь в качестве «Абсолютного Врага». В книге, обещающей дать ответ на вопрос о Смысле Истории как таковой, глава «Историософия» занимает одну (!) страницу, изложение истории философии граничит с безграмотностью, а историческое воплощенное Православие подменяется неким универсалистским Проектом без конца и края, для реализации которого России придется превратиться в орудие «неоконов».

Автор сам объявляет о своей готовности дать ответы на вопрос о смысле истории, жизни, о смысле вообще и России в частности («раз уж мы здесь оказались»). Демонстрируемое «знание всего философского наследия прошлого», «дает … возможность и право выступать от имени любой идеи, которую по каким угодно причинам мы вдруг осознаем нашей» (стр. 33 — выд. А.М.).

Впрочем, я бы не рекомендовала пользоваться этой книгой в качестве справочника по истории философии. Преступно популярное изложение последней не способствует и «правильной постановке вопросов», к чему постоянно призывает автор.

«В истории философии законодателем устойчивой моды на сомнение является Рене Декарт», считает Малер. Напрасно писал Декарт, что предлагает метод сомнения – в противовес моде сомневаться только ради того, чтобы сомневаться, введенной скептиками. Напрасно он показывал, что метод радикального сомнения противоположен сомнению. А. Малер выносит приговор несчастному, и «всей его «сомневающейся» философии». Он причисляет Декарта к «неправильным» философам – к тем, кто породил секулярное мышление, не подозревая при этом, что главной мотивацией всех текстов Декарта было «доказательство бытия Божия на языке, доступном даже неверующим» (которых в его время было уже предостаточно).

Не повезло и И. Канту. Малер неоднократно упоминает кантово выражение «скандал в философии», понимая под ним то «разобщенность в философии 18 столетия» (мол, любили философы поскандалить между собой), то спор межу эмпириками и рационалистами, которых Кант вроде как «примирил», найдя выход из «ситуации». Однако «скандал в философии», о котором говорит Кант, – это вовсе не столкновение философов или направлений. Это конкретная проблема — доказательства реальности внешнего мира, которая, по мнению Канта, в принципе не может быть решена. Не решена она и сегодня.

Не говоря о том, что «автономная этика», создание которой приписывается А. Малером Дж. Э. Муру, была представлена И. Кантом на 100 лет раньше указываемой даты «открытия» (стр. 32).

Вслед за каким-то недоброкачественным учебником автор пытается довольно схематично обрисовать картину прогрессирующей секуляризации. Однако описание процесса, названного автором «этизацией гносеологии», оставляет в недоумении. А. Малер утверждает, что в философии Нового Времени Бог теологии превратился в «бога философов», против чего восстали неопротестантские философы, в частности С. Кьеркегор. На деле – наоборот — именно философ Нового Времени — Блез Паскаль — впервые воскликнул: «Бог Авраама, Бог Исаака, — а не бог философов!», понимая под последними, в том числе и теологов, а вовсе не деистов-просвещенцев, в тот момент еще и не родившихся на свет.

Отказ этики от гносеологических и онтологических оснований приписывается А. Малером философии позитивизма и неопозитивизма, «обретающей философский базис в англо-американской философии и «Логико-философском трактате» Л. Витгенштейна». Последний, в силу избранной автором логики, становится символом фатального тупика Модерна, куда его завела позитивистская мысль. Стоит ли говорить, что справедливым было бы обратное высказывание: автономная этика, не имеющая ни гносеологического, ни онтологического обоснования («должен, потому что должен») получила продолжение в антипозитивистской философии экзистенциализма. А «Логико-философский трактат» Витгенштейна может показаться символом тупика только исследователю, страдающему хронической и вовсе не философской по происхождению, неприязнью к тому, что происходит в современной ему философии. Конечно, философ имеет право быть «несвоевременным» (Ницше), но перетасовывать все времена и концепции в угоду собственным предпочтениям – едва ли.

Обобщая философские диспозиции в лучших традициях учебников советского периода (идеализм, материализм, объективизм и т.д.), А. Малер начинает ориентироваться гораздо лучше: описание sub speciae aeternitas позволяет безнаказанно оперировать схоластическими категориями и ярлыками, разворачивая амфитеатр Великой Философской Войны, возникшей из якобы «неснимаемого противоречия между двумя абсолютными мировоззренческими основами – объективизмом и субъективизмом». « …В основе каждой философской теории, — убежден А. Малер, — лежит одна из двух… позиций – объективизм и субъективизм». Вот на этом априорном и «не требующем обоснований» представлении выстраивается многостраничное панно военных действий и диспозиций. Оно было бы вполне реалистичным, если бы не одно обстоятельство: «путь вне субъективизма и объективизма» заявил о себе в континентальной философии еще в начале 19 века и в 20-м столетии мы не найдем ни одного уважающего себя мыслителя, который смог бы поучаствовать в описываемой А. Малером войне. Увы, призрак войны обусловлен тем, что фундаментальные познания автора заканчиваются где-то на Шеллинге, далее господствуют лишь предвзятые оценки наряду с элементарной неинформированностью. Впрочем, и в описании военных действий автор допускает попадание мяча в свои ворота: «Именно субъективизм стал ведущим знаменем гносеологической парадигмы в ее борьбе против онтологии, по определению объективистской». Почему не наоборот? Англо-американский эмпиризм тяготеет к объективизму и предполагает примат эпистемологической проблематики. И напротив: развитие субъективизма в континентальной метафизике постоянно возвращает ее на ниву онтологии.

Что же позволяет автору судить Историю с высоты птичьего полета? Что вынуждает его так поступать? Текст книги дает два ответа:

-во-первых, — автор ищет Гиперпарадигму: «В условиях разрушения парадигм мы должны найти самую глобальную из всех парадигм, которые только возможны в истории. …гиперпарадигмы не должны совпадать ни в чем, кроме одного – претензии на тотальность». Главным свойством искомой Гиперпарадигмы (понятие явно идущее вразрез как с античным, так с современным употреблением слова «парадигма») , которое и дает право на тотализирующий взгляд, является, по словам А.Малера, «эластичность» – то есть, по–видимому, адаптируемость к любому описываемому явлению.

-во-вторых, автор хочет «обнаружить Двух Абсолютных Врагов». Ими оказываются… литература с одной стороны и научность – с другой. Обоим врагам предлагается «объявить решительную войну, потому что они призваны сорвать ведущую миссию русской философии – правильно поставить вопрос о Смысле Жизни и Смысле Истории».

Если победить научность автору не удается, то литературу он просто накрывает напалмом: литература – это «обман», произвол, «личные интересы и стратегии автора», это публицистика и лицемерие. Соответственно всякий подопытный объект проверяется автором в свете Гиперпарадигмы на наличие одного из вирусов: сциентизма или литературного иррационализма и обрекается на «списывание» при первых признаках отклонения в ту или иную сторону. Нетрудно увидеть, то автор переносит на изучаемые предметы собственные фобии, забывая, что литературный текст так же непроизволен, как и философский и отнюдь не начинается с «выбора» между субъективизмом и объективизмом. Природа этой непроизвольности была исконным предметом философствования – начиная с «Поэтики» Аристотеля.

Видимо, именно опасность литературного иррационализма заставляет автора предпочесть «националистическому» византизму К. Леонтьева с его «кесаризмом», «иррациональным романтическим витализмом», заглушающим «апокалиптический пессимизм» — космополитический, теократический, рациональный, миссионерский, оптимистичный византинизм Г. Флоровского. Да и сама Византия с ее «слабой миссионерской деятельностью» и «дурно понятым охранительством» описывается автором не без заметного раздражения и даже «зуда».

Ей противопоставляется проект Катехона. Автор, столько страниц посвятивший «критике Модерна», принимается самозабвенно и совершенно не критично оперировать ключевым понятийным конструктом Модерна: «Проект Катехона, проект православного симфонического государства возможен только как проект Православной Империи». Проективный пафос отныне господствует в книге, которая начиналась с призыва противопоставить Смысл Бессмысленности. Миссия и Империя – не знают своих границ, они стремятся отождествить свои границы с границами всего мира, «в противном случае утрачивается сам смысл Православной Империи». Смысл чего бы то ни было утрачивается, когда это нечто отождествляется с чем-то другим. Здесь Православная империя отождествляется с миром (и едва ли не со всей вселенной) – сохраняет ли смысл тогда само словосочетание?

«…Миссия Катехона универсальна, для Нового Рима интересно все, что происходит в каждой точке земного шара. И если где-то «тайна беззакония» начинает вступать в действие, то Катехон не может не отреагировать на это и стремится освободить ту землю…», — так А. Малер формулирует кредо «православного» неоконства и уже намечает план «гуманитарных» освободительных акций от его лица.

Наконец, откровенный подлог «во имя победы Смысла над Бессмысленностью» мы обнаруживаем в главе «Симфония властей». Ибо симфония в данном случае понимается как способ приспособить Православную Традицию к идеологеме «суверенной демократии» или любой другой политической доктрине – исходя из ситуации: «не существует никаких форм государственного правления, которые были бы признаны Церковью «богоданными»… Поэтому распространенная в консервативной среде точка зрения о том, что единственно «богоданной» формой правления является монархия, не имеет никакого оправдания в христианской перспективе» (с. 186-187). И правда: откуда консервативная среда черпает такое «мракобесие»? А вот откуда, в частности: «При судействе – общественном строе, описанном в Книге Судей, — власть действовала не через принуждение, а силой авторитета, причем авторитет этот сообщался Божественной санкцией. Чтобы такая власть действенно осуществлялась, вера в обществе должна быть весьма сильной. При монархии власть остается богоданной, но для своей реализации использует уже не столько духовный авторитет, сколько принуждение. Переход от судейства к монархии свидетельствовал об ослаблении веры, отчего и возникла потребность заменить Царя Незримого царем видимым. Современные демократии, в том числе монархические по форме, не ищут божественной санкции власти. Они представляют из себя форму власти в секулярном обществе, предполагающую право каждого дееспособного гражданина на волеизъявление посредством выборов. Изменение властной формы на более религиозно укорененную без одухотворения самого общества неизбежно выродится в ложь и лицемерие, обессилит эту форму и обесценит ее в глазах людей. Однако нельзя вовсе исключить возможность такого духовного возрождения общества, когда религиозно более высокая форма государственного устроения станет естественной» (Социальная концепция РПЦ, III, 7).

И уж совсем недвусмысленно сообщает об этом «консервативным кругам» Свт. Феофан Затворник: «Царская власть, имея в своих руках способ удерживать движения народные и держась сама начал христианских, не попустит народу уклониться от них, будет сдерживать его. А так как антихрист главным делом своим будет иметь отвлечение всех от Христа, то он и не явится, пока будет в силе царская власть. Она не даст ему развернуться и помешает ему действовать в его духе. Вот это и есть удерживающее. Когда же всюду заведут самоуправство, республики, демократию, — тогда антихристу откроется простор для действования».

Вот и приходится выбирать между умеренным оптимизмом Социальной Концепции РПЦ и неумеренным оптимизмом т.н. «неовизантизма», который «категорически… принимает любые типы государственного устройства, лишь бы они способствовали реализации Православного Проекта» (стр. 190-191, выделено- А.М.), между Удерживающим Свят. Феофана Затворника и «новейшим проектом Катехон». Последний, впрочем, более похож на проект политического конформизма, для которого недействителен главный закон литературы: единство формы и содержания.

«… Все вопросы о России и мире упираются в один глобальный вопрос – вопрос о смысле истории вообще и о смысле жизни вообще. Этим вопросом люди вообще отличаются от не-людей».

Иногда принадлежать к не-людям бывает более почетно, чем к «людям вообще», однако А. Малер имеет в виду другое: «Не-люди этот вопрос не задают: например, совершенные ангелы и демоны его не задают потому, что уже знают на него ответ…». Исходя из этого, можно сказать однозначно, что текст данной книги имеет не совсем человеческое происхождение – именно потому, что всякий вопрос, для виду поставленный в ней с целью симулировать процесс рассуждения, заранее имеет готовый и абсолютно догматичный ответ. Позаимствовав выражение у автора книги, мы можем сказать, что «Духовная Миссия Третьего Рима» — это «больше, чем философия». Это авторское религиозное учение, для принятия которого необходимо погасить в себе живую традицию, а заодно и способность к самостоятельному мышлению. И, если своих оппонентов А. Малер без особых колебаний именует в книге недохристианами, то его учение – это скорее мета-христианство. Точнее: это — гипер-православие, которое рассчитывает, благодаря своей «эластичности», преодолеть все исторические «недостатки» последнего.


Духовная миссия Третьего Рима. /А.М. Малер.-М.: Вече, 2005.


Прикреплённый файл:

 malersmall.jpg, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

27 июня 17:46, Владислав:

Наконец-то

Наконец-то кто-то высказался об этом графомане. Правда, не столило бы говорить вообще не заслуживает он времени затраченного


27 июня 20:31, veloross:

Неудивительно, что "труды" тов. Малера во всех магазинах лежат в разделах эзотерики


27 июня 22:10, Посетитель сайта:

Софиофилия и словоб-гие

"Преступно популярное изложение" -отлично сказано.

Рецензия -блестящая. (И отрецензированный опус её явно не стоит.) Честно -давно уже не получал такого наслаждения от чтения рецензий.

А вообще жаль, что Дугину не везёт на учеников.


27 июня 23:28, словесник:

Посетителю сайта

> Рецензия -блестящая... Честно -давно уже не получал такого наслаждения от чтения рецензий.

Согласен.

> (И отрецензированный опус её явно не стоит.)

Не совсем согласен. Совершенно очевидно, что ныне рецензии интереснее любых текстов, явлений и событий. Даже лень обосновывать сей очевидный тезис. Ну, достаточно проанализировать самый простой, лежащий на поверхности параметр, не залезая ни в какую глубь: кто ныне пишет "опусы"? да ещё претендуя при этом на Сакральность и Смысл? объявляя (текстовую) войну Отсутствию Смысла? Нарисуйте себе мысленно подобного персонажа и всё станет ясно.

А вот рецензирование - это и есть идеальный способ современного философствования, если не сказать даже больше. Давно читаю из современной литературы только рецензии, но вот рецензии читаю с непреходящим (пока) удовольствием. Всё жду, когда наконец установится традиция написания рецензий на посты в блогах - это будет что-то типа апофеоза эпохи рецензирования.

Но согласитесь: чтобы нечто рецензировать, кто-то должен производить это нечто. Действительно интересен выверт современной эзотерики: кому из мудрецов древности могло придти в голову, что не-человеческое может означать недочеловеческое. И, полагаю, придём и к тому, что рецензировать будем вымышленные тексты, т.к. текстов больше не будет.


28 июня 10:57, Дмитрий:

Критика -- это полезно. Именно поэтому следовало публиковать это раньше, во времена "добрых отношений сотрудничества". Сейчас же на это ревью накладывается отвлекающая тень всем известного конфликта.


28 июня 15:08, ЯБ:

Дмитрию

Согласна с Вами.

Но если учесть, что за два года наш быший коллега лишь укрепился в ключевых моментах собственного религиозно-политического подхода, то как раз сейчас полезно узнать, откуда "ноги растут".


28 июня 18:00, Гуго Пекторалис:

Что вор пощеный, что конь леченый, что волк кормленый.


28 июня 18:05, Veles:

Короче Малер хочет чтобы русский народ был пушечным мясом, биомассой для строительства некоей мировой православной империи, очень похоже на "православный троцкизм".


29 июня 01:11, Посетитель сайта:

Хороший анализ и верные обобщения.

Малер выступает как инструмент той силы, что "вечно хочет зла, но вечно совершает благо". Имя ей легион. Возможно он даже не сознает, что за легион им движет. Или, наоборот, знает. Тем удушливей это скопище в теле малера. Бедняга не владеет собой. Не трогайте его. Дайте скопищу сойти в преисподнюю, не тревожьте более сего первого и последнего неовизантиста, ибо за ним никто не пойдет, разве только... Фролов. Да и то, возможно, подумает: куда он проваливается...


29 июня 13:13, с.Д.:

Малер называет положения о власти изложенные в Социальной концепции РПЦ и святоотеческом учении "мракобесием". Еще не так давно его соратник "православный сионист" Букарский называл учение святых отцов об антихристе "ахинеей". Кажется, все зашло слишком далеко.


29 июня 21:37, Серж:

А что, интересно, за "изменившиеся обстоятельства"? А.Малер "БОЛЬШЕ НЕ ТОВАРИЩ"?


30 июня 11:32, Алекс:

Прочитал как - то эту книжку А.Малера и хочу сказать что для Московии она не подойдет, не такие уже россияне и православные, атеистов в России много. Сейчас А.Малер пишет про роскол между евроазиатами Дугина и крипто-монархистами типа Штильмарка, Никшича и самого Малера. Русскости у всех вас не хватет забыли вы все про русских которые задыхаються в российской неоимперии под названим РФия.

Слава Украине ! Героям Слава!


30 июня 13:35, Вадим Хасамов:

> А вообще жаль, что Дугину не везёт на учеников

Какой учитель, такие и ученики. Увы.


30 июня 22:38, Серж:

Уважаемая Яна, что все-таки, если не секрет, произошло между редакцией "Правой.ру" и автором "Духовной миссии..."? Пожалуйста, расставьте точки над "и", чтобы не было домыслов и вымыслов :) Спасибо.


2 июля 23:25, В . Карпец-Гуго Пекторалису:

Во. То, что надо. Спаси Христос.


3 июля 23:24, ИБ:

Сержу

Аркадий Малер стал озвучивать идеи и позиции, несовместимые с традицией Русского Православия и русской государственно-политической традицией, в связи с чем было принято решение о прекращении всякого сотрудничества с этим персонажем. Узнав об этом, АМ повел себя подло и бесцеремонно, стал заниматься доносительством и проч. Это усугубило конфликт и окончательно расставило все точки над i. АМ - трус, доносчик, предатель, лжец, провокатор, замаскированный враг правого дела и правой идеи в России.


4 июля 12:10, Серж:

Спасибо за информацию. Я, в принципе, догадывался о чем-то подобном. Ну что ж, Бог ему судья.


6 июля 12:52, Посетитель №2:

словеснику

>Совершенно очевидно, что ныне рецензии интереснее любых текстов, явлений и событий.

Вот уж точно. Еще Розанов, подозревавший себя в кардинальном повороте литературы, замечал, что "полное собрание его сочинений" по сути рецензии и записки. А все из-за инетовского недоверия к "многабукафф", как именно неоправданному использованию текста. Поэтому слава, слава рецензенту-победительнице, что легким движением разрешила многостраничные сложности в несколько байт веб-странички.


10 июля 12:54, АМ:

И вовсе не так все было!


10 июля 22:38, Арнольд:

Хорошо сделано! Вот теперь логика исторической справедливости требует точно так же "замочить" г-на Дугина с его печально известными "теориями". Хотелось бы увидеть рецензию в исполнении того же автора.


11 июля 01:20, Дзясохов:

Душевно рад, что редакция Правой.ру отделалась от это сомнительного типчика А.Малера.

Нетрудно видеть, что вся его доктрина подчистую скопирована с иудо-христианских построений нынешних американских неоконсов ("христианские сионисты" и диспенсациалисты наиболее показательны), он даже такое же название на себя примеривает - "неокон"!

Идея понятна, подрядить РФ на борьбу с мировым исламом во славу Великого Израиля от Нила до Евфрата, как учит рав Шмулович, "гиперсионист".


19 июля 22:05, Dеnis:

Юмор в Православии

Прости меня Господи, но по моему мнению надобно стараться Созерцательной жизни учиться, размеренности и равновесию...

А мы прыгаем бегаем, а потом то одно летит не туда куда нужно, то другое летит туда куда не нужно, вообще все Едино, блин любите друг друга...

И вообще нужно ли, чтобы, что-то летало,не лучше пешком ходить заного учиться...

Пожалуй будет самым Правым, если несколько лет люди пешком ходить все станут...



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019