2 апреля 2020
Правые мысли
Книги/Журналы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Сергей Лабанов
18 июля 2007 г.
версия для печати

Ледниковый период подмосковных усадеб

Кинга Нины Молевой "Подмосковные усадьбы и дачи" во многом необычна для патриотического читателя. Уголки Подмосковья впервые становятся предметом знакомства любителей родной истории. Как поднятая целина, они раскрывают перед читателем не только собственное прошлое, но и интересные страницы жизни Подмосковья с самых древних времен, написанные в жанре почти детективных по построению сюжета новелл.

Подмосковные усадьбы и дачи. \ Н.М. Молева. – М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. – 368с.: ил. – (Народный путеводитель).

Вниманию патриотического читателя предлагается во многом необычная книга. Уголки Подмосковья, о которых ведётся рассказ, впервые становятся предметом знакомства любителей родной истории. За редким исключением они вообще не служили темой публикаций. Как поднятая целина, они раскрывают перед читателем не только собственное прошлое, но и интересные страницы жизни наших предков, предшественников, событий, оживают подлинностью разысканных в архивах подробностей. Отсюда само название книги, написанной редким по чистоте и выразительности литературным языком, в жанре небольших и почти детективных по построению сюжета новелл.

В начале книги автор оценивает наше отношение к родной истории следующим образом: в ней присутствуют приливы и отливы. Как увлечение, так и забвение. Сейчас, вот уже на протяжении 90-лет мы переживаем период забвения своих национальных традиций, в том числе и дворянских усадеб, там, где возникла и созидалась наша национальная культура и которая сегодня переживает период забвения и разрушения.

Как справедливо отмечает Нина Молева, сколько поколений людей после октябрьского переворота успело вырасти и сложиться в убеждении, что всякое обращение к истории – это уход от нашей сияющей действительности, предательство интересов и принципов нового, и как казалось, идеального общества.

Стерилизовались и обезображивались в едином казарменном стиле города, большие и небольшие посёлки, деревни, где разгул верноподданнических амбиций относительно «центра» и собственных местнических сметал с лица земли все признаки русской культуры. К тому же в вероучении о «двух культурах» – «дворянская» подлежала корректировке и всегда оставалась под подозрением. Борьба с ней обещала перспективы карьеры и научной и административной, тогда как попытки защиты могли привести к трагическим результатам.

Судьба сельских церквей, а тем более усадеб была заведомо предрешена, если только им не находилось применения, ради которого до неузнаваемости менялся их облик. Смерч «народного негодования» и «благородной мести» так или иначе коснулся всех памятников.

Также не надо переоценивать роль возникших в 60-х годах государственных учреждений и организаций по охране культурного наследия – на их совести слишком много преступных согласований, придававших откровенному варварству видимость законности. За время их функционирования и разрастания (с соответствующими повышениями окладов и расширением штатов) изменился до неузнаваемости вид современной Москвы и стал терять свой неповторимый облик Санкт-Петербург. Но также верно и то, что именно героические попытки сохранения черт прошлого простыми, а не «государственными» людьми, послужили поводом первых массовых оппозиционных выступлений москвичей ещё в 1970-х годах, первых митингов и пикетов, будь то палаты XVII века на Щербаковской улице, Поклонная гора или Сретенский холм. Они ознаменовали собой начала прилива, вызвавшего небывалый интерес к исторической литературе и выразившейся, между прочим, в переоценке отношения к религии и Церкви.

Но, как отмечает автор данной книги, прилив оказался недолгим. Да, в нашу жизнь «возвращена церковь и, по счастью, большинство сохранившихся её памятников». Да, наши личные библиотеки пополнились трудами подлинных историков, видевших в истории, прежде всего, науку о человеке. Да, «существенно расширился круг наших фактических сведений о прошлом, появилось немало исторических изданий, впрочем, в большинстве своём научной ценности не представляющих». И, тем не менее, наш общий интерес к прошлому лишился сегодня того действенного начала, который был ему присущ несколькими годами раньше.

Недавно была стёрта с лица земли Поклонная гора, которую «мы так отчаянно отстаивали, и на её месте разрастается питаемый сотнями миллионов колосс без смысла и определённого назначения». А мастера культуры брежневской эпохи продолжают получать положенное содержание.

Рассыпается в прах отселённая и перерытая вдоль и поперёк бессмысленными трассами коммуникаций застройка Сретенского холма, некогда одного из самых живописных московских уголков. Зияет пустыми глазницами выбитых окон и сорванных кровель весь центр города. Тем не менее, не отсутствие строительных материалов и необходимой технологии представляют подлинную угрозу для памятников. Настоящая опасность в наших судорожных конвульсиях в предполагаемом направлении свободного рынка и «не менее отчаянных поисках свободно конвертируемой валюты». Установка же на её получение любой ценой побуждают продавать любые постройки и городские участки, как и участки в Подмосковье, лишь бы нашёлся на них состоятельный охотник.

Ну а что же государство? Былые апелляции к государству и привычные представления о наших общих, как ещё совсем недавно говорилось, государственных интересах в новых условиях потеряли всякий смысл. Но ведь народ жив лишь до тех пор, пока жива его история. Так как же спасать её теперь? Что ж, считает Молева, «единственная надежда на нас самих – на наше понимание значения исторической среды, наше личное (каждого из нас) отношение к её памятникам, умение их оценить и как бы прочесть для себя».

Настоящая книга и служит для того, чтобы «проявить» для интересующегося нашей культурной историей читателя и отдельные уголки Подмосковья, а также многие малоизвестные или вообще впервые раскрываемые автором страницы истории. Это как бы результаты работы архивиста-исследователя, спроецированные на живую землю. Все эти очерки связаны общей целью, как видит его автор, пусть через отдельные эпизоды, оживить в памяти читателя обратную перспективу нашей истории от Древней Руси до сегодняшних обстоятельств ХХI столетия, выстраивая на вновь найденных фактах новый взгляд на культуру, просвещение и самое главное – человека.

Так какой же была территория Москвы и области раньше, несколько миллионов, тысяч, столетий назад? На эти вопросы пытается ответить Нина Михайловна. Оказывается разной. Вначале в Москве был жаркий, тропический климат, а сама московская земля, около 500 миллионов лет назад «лежала на дне великого моря, то отступающего, то наступающего на наши края».

На дно моря опускалось; перемешиваясь с илом, кости животных и рыб, ракушки, песок, которые и образовывали известняковые залежи. На срезах берегов Пахры, да и самой Москвы-реки можно найти окаменевшие кораллы, мельчайшие раковины, корненожек, морские лилии, панцири и иглы морских ежей.

Как давно человек пришёл на московские земли, археологи всё ещё не могут точно сказать. Им приходится ограничиваться редкими находками и многочисленными предположениями. Бесспорно только то, что это произошло в каменном веке. А появление человека на московской земле связывается большинством учёных с 25-23 тысячелетиями до нашей эры, когда граница материкового льда эпохи четвертичного оледенения проходила по Верхней Волге. В то время в Подмосковье ледяной покров постепенно отступал на север, а за ним тянулся туда же, в необжитые места, растительный и животный мир. Тепла хватало ровно настолько, чтобы здесь образовалась тундра. Некоторые виды тогдашней растительности сохранились до наших дней. Это багульник, брусника, копытень, кстати сказать, неизменно входящие в народную аптеку.

О ледниковом периоде говорят и многочисленные озёра, которыми окружена Москва. На Рогачёвском шоссе, у села Озерецкого, это три озера – Долгое, Круглое и Нарское, сохранившиеся как части гигантского ледникового водоёма. Отсюда их характерная овальная форма.

Находки в Крылатском и Рублёве свидетельствует, что водились здесь в то время мамонты, первобытные быки, мускульные овцебыки и северные олени. На берегу реки Сходни, рядом с Братцевым, археологами обнаружена черепная крышка головы неандертальца, или иначе – так называемого «разумного человека».

К IX – Х вв. нашей эры (существует версия, что к VI –VII вв.) московские земли были заселены пришедшими с юга славянскими племенами вятичей и кривичей, постепенно вытеснившими отсюда финно-угорские племена.

В главе «Радонежье» автор отмечает недостаточное внимание властей, общественности и людей к святому для всех нас месту, связанному с именем Сергия Радонежского. Памятна тяжба за то чтобы из него сделать место, удобное для паломничества, а не культурно–развлекательно–оздоровительный комплекс, который пытались сделать власти еще в 1974 году, и к счастью остановленного из-за протеста общественности – артистов, писателей и учёных.

Но сегодняшняя ситуация, как отмечает Нина Михайловна, не лучше, а во многом хуже. Сегодняшнее состояние усадеб безобразное, и, как всегда у Минкульта и агентства, возглавляемым небезызвестным М. Швыдким, опять «нет денег». Зато денег у Швыдкого, чья фамилия.кстати, переводится с украинского наречия как "шустрый", всегда хватает на что-то иное, во многом противоречащее национальным нуждам страны. Кроме того, везде отсутствуют указатели. Как бы «немая земля». И при этом, дело даже не в том, что «наши современники слишком многого не знают, гораздо хуже – они и не хотят знать. Времена, когда по ночам выстраивались очереди за подпиской на «Историю государства Российсского» Н.М. Карамзина безвозвратно прошли. Девиз нашего времени: удовлетворить потребителя, каков бы ни был его культурный уровень. Не отягощать, не усложнять – только потакать, быть угодным. Всем и каждому, кто причастен к деньгам».

В заключении, хотелось бы отметить всю важность поставленных автором проблем нашей национальной культуры и, в частности, наших усадеб. Многие наши усадьбы находятся в безобразном состоянии. Всё это необходимо возрождать, если мы хотим сами возродиться как великая нация и остаться такими в истории. Первые шаги к этому и попыталась сделать Нина Михайловна Молева. Удачи Вам, в этой борьбе за наше наследие!


Прикреплённый файл:

 Усадьбы, 2 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020