3 апреля 2020
Правые мысли
Книги/Журналы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Василий Шишков
16 октября 2007 г.
версия для печати

Luboff и голуби

Роман Майи Кучерской "Бог дождя" иначе, как месивом, не назовешь. Любителей "клубнички" не оставит равнодушными роман главной героини с её духовным отцом, желание как можно свалить из "этой" страны и прочие перверсии. Альтернативы этому "христианству" в книге просто нет, что заставляет задуматься: что делает эта книга на православных лавках?

Протоирей Всеволод Чаплин в своих дневниковых «Лоскутках» посетовал: «В кино, театре, литературе нам очень не хватает образа христианина, действующего в обществе, — образа такого, за которым хотелось бы следовать, с которого можно было бы брать пример» Далее отец Всеволод надеется, что в скором времени люди искусства всё же покажут нам христиан-политиков, христиан-офицеров, христиан-учителей…

Писательница Майя Кучерская словно откликнулась на этот призыв. Она переписала свой юношеский роман «Бог дождя», где среди персонажей можно отыскать православных филологов, сиделок, военных. Книга получилось крайне неровной (не потому ли, что её перелопачивали, притом не до конца?). Неторопливое реалистическое повествование здесь то и дело разрывается нервным потоком сознания, диалогами в духе театра абсурда Эжена Ионеско и даже припадочными фантасмагориями в стиле французского нового романа.

Впрочем, зачин у романа вполне себе пристойный. Впечатлительная второкурсница Аня испытывает духовный кризис, сопровождающийся нервным и физическим истощением и суицидальными наклонностями. Видимые предпосылки к подобному состоянию отсутствуют – и догадливая Анна делает совершенно справедливый вывод о том, что её гложет состояние богооставленности. Человек, способный мыслить столь масштабно, априори может пойти далеко. И поначалу действительно героиня Кучерской движется к вере семимильными шагами: принимает Крещение, постоянно исповедуется и причащается, обретает духовного отца (уж не описание ли это духовной мегаломании православных неофитов?). Психологические зарисовки этого периода бесценны. Кучерская мастерски описывает состояние Благодати, посетившей Анну после принятия Святых Таин, тонко вскрывает причины и природу первых серьезных искушений христианина, убедительно формулирует советы и наставления духовника.

Месиво начинается со второй части, поименованной «Сладостный новый стиль» (всего же частей – четыре). Как видно из названия, писательница резко меняет манеру повествования и чересчур увлекается формальной стороной дела. Читатель встречается уже с дневниковыми заметками Ани. Фабула от этого значительно страдает. Центр тяжести отныне переносится во взаимоотношения героини с её духовным отцом – иеромонахом Антонием. Их отношения выходят за рамки церковных. Анна несмело пытается противостоять нахлынувшим чувствам, бегает по различным приходам в поисках новых наставников, но ситуация только усложняется.

Проблема болезненной привязанности к личности батюшки (затмевающей собой для некоторых и суть Таинств, и самого Христа) действительно имеет место быть, она насущная, большая и важная. Только Майе Кучерской она оказывается, увы, не по плечу. Автору так и не удаётся ответить на главный вопрос: откуда берутся излишне «авторитарные» священники? Значит, задавать этот вопрос она была не вправе. Кучерская достаточно бесцеремонно копается в душевных ранах Антония, но когда дело доходит до конкретных истоков, тут же сворачивает эту довольно скользкую тему, туманно ссылаясь на какие-то тайны и запреты. Писательница несмело пытается объяснить причину душевной раздвоенности Антония его увлечением зарубежным роком, но быстро осекается, будучи не в силах осмыслить историю и суть столь глобального вопроса.

Досадно, что никакого позитивного противовеса иеромонаху Антонию в романе так и не предложено. В своих напряженных поисках Аня встречает множество популярных в народе батюшек, каждому из которых подбирает в итоге едкую характеристику. Самое страшное то, что некоторые из описанных священников имеют под собой вполне реальных прототипов (так, пару раз в книге всплывают довольно-таки реальные намёки на отца Артемия Владимирова).

Героиня только и занимается тем, что осуждает всех и вся. Верующих она корит за излишне ревностное следование духу и букве Писания, а случайных попутчиков – за курицу в Рождественский пост. Анна при этом либо не знает, либо забывает о о подлинной сути поста и даже о чисто формальных казусах, например, о том, что путешествующим скоромное дозволительно). Сама же она руководствуется чисто меркантильными принципами и, не раздумывая, уезжает в Канаду, когда один из тамошних университетов предлагает ей тёплое местечко в аспирантуре. Анне чужды любые христианские добродетели. Смыслы ее любви извращены (недаром слово Luboff пишется в романе латиницей) и напрочь лишены голубиной кротости. Даже обложка книги страдает явной перверсией — перевернутый взгляд на пейзаж этого мира, предоставленный самому себе. И воцерковлённые друзья Анны такие же разочарованные, больные, сумеречные, надломленные, как она сама. Утончённая Петра только и мыслит о том, как заполучить себе в мужья несчастного Антония, а семинарист Глеб снедаем стыдом за некое предательство, совершенное им в армии. И никаких просветов, покаяний и прощения!

В общем, трудно представить себе человека, который бы захотел последовать за Анной. Неискушённый читатель вряд ли останется в восторге от «христианства», которое приводит к извращённым страстям, пьянству, психическим отклонениям, дракам на улице и желанию шагнуть в открытое окно. А другой альтернативы в книге просто нет. И отсутствие таких альтернатив заставляют задавать довольно неудобный и отнюдь не праздный для православных читателей вопрос: почему «Бога дождя» можно запросто купить в некоторых православных лавках?


Прикреплённый файл:

 luboff1.jpg, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

20 октября 12:36, Jasmund:

Вот и отлично

Кончен бал, погасли свечи. Конец маскараду, именовавшемуся "патериком по Кучерской" или как там. Мерзости должны быть явными.


20 октября 15:01, Читатель.:

Патерик по имярек?... Это что-то новенькое. Патерик - сборник житий и изречений св.отцов.


21 октября 15:28, Посетитель сайта:

Сочинение обсуждаемое, разумеется, не читал, и не буду, а вообще по теме вспомнилась шутка.

Подходит эдакая православная девица, скромная, все как надо, к попу и говорит: "Батюшка, как Вы полагаете, что Иоанн Мейендорф имел ввиду, когда в своих коментариях к "Триадам" св. Григория Паламы, сказал...."

Батюшка. ЗАМУЖ! ЗАМУЖ!!!


23 октября 07:58, Вениамин:

ну а что вы хотели, от "произведения", ежели "старое пальто" перешито в "новые брюки"


23 октября 08:19, Посетитель сайта:

А вот мнение о книге священника Димитрия Струева, председателя епархиальной комиссии по пастырской работе среди молодежи и секретаря епархиального Совета Липецкой и Елецкой епархии РПЦ (МП):

http://presviter-ds.livejournal.com/19120.html


23 октября 14:55, Владимiръ:

Вот о.Димитрий и дал наиболее трезвый и умный отзыв о книге. Там же и очень хорошая рецензия Сергея Чапнина. Чувствуется, что люди не только прочитали книгу, но дали себе труд подумать, прежде чем выносить свои откровения на суд читателя. Спасибо им!



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020