18 февраля 2020
Правые мысли
Книги/Журналы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Сергей Лабанов
23 января 2008 г.
версия для печати

Третий Рим или Новый Вавилон?

Теперь самой популярной стала певичка, танцовщица и проститутка, открывающая ноги и открыто показывающая панталоны до колен с кружевами, - словно о нашем времени писал столетие назад Михаил Меньшиков

М.О. Меньшиков. Русское пробуждениеМ.О. Меньшиков. Русское пробуждение. \ Под ред. В.С. Чижевского. – М.: Книжный мир. – 2007. – 416 стр. – (Библиотека русского националиста).

Вниманию патриотического читателя предлагается новый сборник публицистики М.О. Меньшикова . Большинство статей, представленных в данном сборнике, публикуются впервые. Обращает на себя внимание то, что публицистика Михаила Осиповича не утратила своей актуальности за прошедшее столетие. Более того, каких бы вопросов он ни касался, они содержат прямую аналогию с нашим временем. Особенно актуально сравнение современного духовного состояния России с Новым Вавилоном, а не с Третьим Римом.

Интересно и позитивно предисловие А.Н. Савельева, современного патриотического деятеля и учёного. В частности, касаясь особенности таланта Меньшикова, Андрей Николаевич пишет следующее: «Для Меньшикова звание публициста не унизительно, как оно унижает пишущих людей сегодня. Меньшиков был блестяще образован, разносторонен, эрудирован. Он виртуозно владел словом, обладал уникальным литературным талантом». И далее он сравнивает талант Михаила Осиповича с бездарностью многих современных публицистов, которые соревнуются в гнусностях. В отличие от них, он имел то, что не имеем все мы сегодня – чувство и понятие чести. Прежде всего, эта черта им была выработана тогда, когда он служил морским офицером. И именно армия воспитала в нём аристократа.

В своей страстности Меньшиков может показаться односторонним. Между тем подобный взгляд в конкретной ситуации был оправдан. Он отчётливо видел, как нигилизм всё больше и больше охватывает Россию – как в бешенстве революционного движения, так и в том, что русское большинство лишается средств к существованию чужеродной публикой, а также иностранной мещанской и нравственно низкой буржуазией, ростовщиками и спекулянтами. И в этом перехлёсте боль и страсть борьбы за наше Отечество, и ясное видение скорого краха, который длится вот уже целый век!

Во второй главе сборника впервые опубликованы статьи, объёдинённые в рубрику «Третий Вавилон». Всё написанное Меньшиковым вполне сопоставимо с публицистикой В.В. Розанова , а особенно с его «Опавшими листьями», где современную цивилизацию Василий Васильевич сравнивал с кабаком.

Нечто подобная оценка была и у Меньшикова. Особенно эта оценка ярко видна в статьях «Новая Вавилония» (1908), «Мёртвая голова» (1909) и «Третий Вавилон» (1913).

Итак, в старые годы, как совершенно справедливо отмечает Михаил Осипович, «современным Вавилоном» звали Париж. Но теперь не только Париж, но и каждый заметный городок русского захолустья начал представлять собой центр цивилизованного разгула. И глубокие старики достаточно хорошо помнят годы, когда вавилоны сделались открытыми и вышли на улицу. Это началось после позорного поражения России во время Крымской войны. А в Париже в это время водворилось веселье «второй империи». Установился беспечный, слегка циничный бонапартизм, во всём – в политике и нравах. Сентиментализм, романтизм, мировая скорбь – всё это выродилось вместе с остатками легитимной аристократии.

Трагизм революционной эпохи прошёл. А героизм прежних наполеоновских войн и пророческий идеализм французских мечтателей — таких, как Сен-Симон, Шатобриан и Жорж Санд – всё это уже отодвинулось в прошлое. И на смену поколениям старого, художественного и философского века неожиданно выступила вторая волна буржуазии, совсем непохожая на своих отцов.

И именно тогда во Франции и всюду выкатилась вторая волна буржуазии или мещанства, более демократическая и воспитанная вне церкви и феодальных преданий. Сразу же всю Францию и Европу обошла «Прекрасная Елена» с разрезом платья вдоль голого бедра. И сразу же во всех углах, вплоть до православного русского захолустья включительно, зазвучали пошлейшие припевы с грязнейшими намёками и экивоками. Оффенбах, Штраус, буфф, канкан, фарс, оперетка – всё это завертело и захлестнуло всё общество. Теперь самой популярной стала певичка, танцовщица и проститутка, открывающая ноги и открыто показывающая панталоны до колен с кружевами.

Особенно постарались Иоганн Штраус и артистка оперетты «Буф» госпожа Жюдик, высланная из Парижа, которые начали распространять новое миросозерцание в Петербурге. Т.о. скабрезное веселье привилось к нам с необыкновенной быстротой. И забыт был русский серьёзный водевиль, который был особенно популярен в России в 20-40-х годах, забыта великая русская комедия (Пушкин, Гоголь, Островский), гегелевская философия, волновавшая людей 40-х годов, забыты были даже анархисты Прудон и Бланки. А седовласые старцы со звёздами на фраке стояли на коленях перед жирной и красиво одетой Жюдик, смотрели на её ноги в короткой нижней юбке, длинных, кружевных панталонах до колен и, видя её шёлковые чулки, умилённо подпевали: «Тот лебедь был моим папа-а-а-шей…»

И сразу куда-то подевались древняя религиозность, патриотизм, воспитанность, культура ума и чувства.

Определённый интерес представляет для современного читателя исповедь певицы шантана З. Воронцовой, которую приводит Меньшиков в данной статье. Она тем более актуальна, что сегодня в стране происходит нечто похожее и даже и в более развратной форме. Михаил Осипович рекомендует прочитать эти записки высшим чиновникам и министрам. Посоветуем обратить на это внимание и нынешним. Именно потому, что «это серьёзный государственный доклад – как раз из той области, куда государственность наша не проникает иначе, как за полицейской взяткой, и где государство гибнет в лице самых свежих поколений».

При этом, не одна молодёжь интересуется проституткой Воронцовой, но даже и пожилые генералы и другие слои общества, пока, наконец, она не попадает в ловушку к «жиду». Важные чиновники, торговцы, юнкера, студенты, золотая и позолоченная молодёжь, старики, армяне, немцы, околоточные. У всех одна цель и столько же совести, сколько у собаки, охотящейся за зайцем.

За одним таким «хором» или притоном, где состоялся дебют нашей певички и проститутки, хозяева-евреи смотрят на певичек других национальностей как на свой гарем. Вот как сама Воронцова описывает первый свой дебют: «Нужно было явиться к хозяину хора. Это был небольшого роста, худенький человек, конечно – еврей, потому что содержатели хоров почти сплошь евреи или еврейки. Он был маленький, худенький, чёрненький, вообще еврей, каких много… Жена его – худая долгоносая женщина, во славу Израиля, непрерывно вынашивавшая одного за другим «еврейского дитю», была необычайна ревнива. Следя постоянно за своим мужем, она в порыве своих чувств выбежала однажды на улицу в одних панталонах, не успев даже хорошенько их заправить… Впрочем, к своей ревности она имела основания, потому что муж её, по обычаю шантанных артистов, не упускал случая к детальному изучению прелестей артисток, и, кроме этих мимолётных амурных уединений, жил ещё с одной шансонеткой, которая, в свою очередь, не довольствуясь содержателем хора, тоже дарила свою благосклонность ещё бывшему в труппе гармонисту. Вообще в шантане на этот счёт простота – вроде коммунизма».

Ещё более сильная критика наших пороков Меньшиков отмечает в статье «Наше преступление» (1909). Как справедливо утверждает в статье Михаил Осипович, «если бы была физическая возможность подать вам всю статистику убийств сегодняшнего дня по всей России, вы бы ахнули от ужаса. Каждый день непрерывно Россия проигрывает кровопролитную битву, каждые сутки являются новые сотни и тысячи трупов, предварительно замученных разбойниками». И в эти минуты, когда наша интеллигенция веселится, «русские мирные люди переживают смертельный испуг».

Сам глубоко возмущённый, Меньшиков с гневом глядит на так называемое «общество» Петербурга, на разряжённую в пух и прах толпу – раздушенную, роскошно причёсанную, подвитую. «Бесчисленные, полные блеска спектакли, концерты, вечера. Сверкающие рестораны в них – музыка, пение, звон бокалов. Это наверху, а внизу – бесчисленная сеть смрадных трактиров, пивных лавок, из отворённых дверей которых вы слышите раздирающий вопль граммофона с циническими напевами. Внизу – несчётное количество кинематографов с фантастическими и неприличными зрелищами. Внизу – несчётное число публичных домов, грязных бань и трущобных гостиниц, где копошится армия проституток и проститутов (ибо, в Петербурге есть уже и мужская проституция), сутенёров, котов, хулиганов, из которых нет-нет и выдвинется Вадим Кровяник, распарыватель животов».

И тут Михаил Осипович задаёт вполне резонный вопрос, который не мешает сегодня задать и всем нам. Так где же, резонно спрашивает он, «столица государства? Где державный город, зоркий ум которого и тревожное сердце стояли бы на страже Империи? К глубокому своему и уже давнему разочарованию, я не вижу в Петербурге ни Великого Новгорода, который из-за деревянных стен своих умел править пятью неизмеримыми территориями и сочетать свободу и порядок. Не вижу я в Петербурге златоверхого Киева, который умел от великодержавного престола посылать громы на внешних и внутренних врагов. Не вижу и белокаменной Москвы, её искусства собирать, сосредотачивать, укрощать, притягивать».

Но особенно острые проблемы были поставлены Меньшиковым в статье «Третий Вавилон» (1913). Когда-то Москва кичилась тем, что будто бы она является Третьим Римом, «и четвёртому не быти», следуя высказываниям инока Филофея. Меньшиков, приводя случай с одним гражданином Москвы Просоловым, утверждает, что теперь нашей Белокаменной старушке гораздо приличнее называться «Третьим Вавилоном», и четвёртого, пожалуй, вплоть до последних времён уже не будет, ибо «вся апокалиптическая чаша мерзостей наполнена до краёв, и сравняться с московскими блудодействиями было бы довольно трудно».

В чём же причина, с точки зрения Меньшикова, подобного разврата? В некотором смысле, тот разврат, который начался в начале ХХ века, т.е. в начале железного века, ещё в более худших масштабах являет сегодня, но только куда в большем размахе бесстыдства (в том числе на телевидении и радио). Вот как сам Михаил Осипович определяет причину подобного положения дел: «За последнее столетие заговоров и возмущений в России установилась одна мерка: если вы ничего не имеете против правительства, стало быть, вы благонамеренны, и во всём остальном вам предоставляется полная свобода. Но предоставить полную свободу гражданам в какой угодно области – значит, со стороны власти, уйти из этой области. Но уйти совсем – это равносильно тому, чтобы бросить культуру покидающего места на произвол стихий». И далее: «Теперешний безобразный разгул московской и всея Руси есть не что иное, как упадок старой благочестивой культуры и смена последней культурою вавилонской, совершенно нечестивой. Отсутствие правительства – главное основание этой новой культуры». И при этом, безусловно, нужны не только полицейские, но и политические, религиозные, просветительские действия. Но, увы, нет ни одного действия из перечисленных направлений деятельности. И, прежде всего полицейских».

В заключение статьи Меньшиков делает следующий вывод, к которому именно сегодня всем нам необходимо прислушаться, ибо сами сегодня находимся в тяжелейшей для нашего будущего ситуации. «…Наш народ, как всякий, в преобладающей части своей, нравственно и умственно бездарен: только культура, строгая и настойчивая, поднимает население выше уровня и даже много выше. Отнимите религиозную и государственную культуру, предоставьте народу кабаки и притоны, — будьте уверены, он предпочтёт их храмам и школам. В конце концов, с чрезвычайною быстротою благочестие, накопленное в веках, сменяется вавилонским развратом».


Прикреплённый файл:

 М.О. Меньшиков. Русское пробуждение, 2 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

25 января 21:29, Дмитрий:

Да...По моему очень точные и меткие замечания и мысли были высказаны Михаилом Осиповичем и действительно, то о чём он пишет, удивительно напоминает наше время, особенно московскую жизнь.


26 января 18:30, Д.Н.:

Со всем можно согласиться, кроме несправедливых слов о "нравственной и умственной бездарности нашего народа" из приведённой цитаты М.О. Меньшикова, поскольку бездарность подразумевает отсутствие даров Божиих, талантов, а это хула на Бога. История наша показывает, что дарования народа изобильно проявляют себя в лучшие эпохи. Проблема в том, что есть тернии и волчцы, что заглушают полезные злаки, взросшие на национальной почве. Вавилон на Руси - это привнесенная нечисть.


28 января 21:46, Voltchina:

Михаил Меньщиков говорит «…Наш народ, как всякий», имея ввиду прежде всего, что любой народ без культуры нравственно и умственно бездарен в преобладающей части своей. Чтож тут несправедливого?



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020