18 февраля 2020
Правые мысли
Книги/Журналы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Алексей Чесноков
26 мая 2008 г.
версия для печати

Религия как история или религия как идеология?

Вышли в свет два новых учебных пособия по религиозному образованию школьников - "История религий" под редакцией Сахарова и "Религии мира" под редакцией Чубарьяна, дающие прекрасный материал для сравнения

История религийУчебник «История религий» («ИР») подготовлен авторским коллективом под руководством члена-корреспондента РАН, члена Союза писателей России, директора Института российской истории А.Н Сахарова. В творческий коллектив вошли, в частности, историк В. М. Лавров, историк В. П. Андросов, историк В. В. Лабанов, кандидат богословия, диакон Михаил Таганов и др.

Пособие, выпущенное издательством «Русское слово», рассчитано для преподавания уроков в 10-11 классах.

Основной задачей, которую поставили перед собой авторы учебника "История религий", является корректное и адаптивное для светского читателя изложение истории возникновения и развития основных догматов и традиций различных религий. Впрочем, такая формулировка, как и небольшой экскурс во времена добывания огня и обожествления могучей природы, являются вводными, написанными скорее для рецензентов, нежели для самих школьников.

Совершенно иная картина предстает в главах, непосредственно посвященных различным религиям. Открывает учебник глава о христианстве, что, казалось бы, в корне противоречит самой истории. Однако, авторы делают это осознанно, тем самым отстаивая свою позицию, что именно христианство, а точнее – Православие, является «стержнем русской культуры».

«Авторы писали о Русской Церкви с сопереживанием и любовью, осознавая ее громадную роль в нашей истории и одновременно стремясь рассказать обо всем светским, доступным современным школьникам языком», — говорится в введении к другому учебнику «История христианства», подготовленном тем же коллективом, но в качестве более специального пособия. Впрочем, от «ИР» «История христианства» отличается лишь тем, что в нем отсутствуют главы, посвященные нехристианским религиям.

Другое дело, что «ИХ», по сути, является более частным проектом, в котором, согласно самой тематике, задействованы исключительно православные авторы, это плод сотрудничества Института российской истории и Православного Свято-Тихоновского университета.

При этом стиль, качество и корректность изложения остались неизменными. «Когда мы входим в храм, мы делаем то же, что делали наши прадеды и прабабушки, многие поколения русских людей», — пишут авторы «ИХ» и уточняют, что «сохранение и возрождение традиций нашего народа – основа могущества и величия нашей Родины».

Характеризуя главную цель появления более узкого пособия, можно конкретизировать, что это пособие является базовым для большинства школьников России, тогда как «История религий» преподается в специфических регионах страны, например, «ИР» в Москве, Татарстане, Свердловской и других областях, причем для Татарстана это пособие издано с расширенным разделом об исламе, а для свердловского региона в него добавлено пять параграфов по истории религии на Урале.

История христианства, особенно Православия в России, изложена в достаточном объеме. В «ИХ» история Русской Церкви занимает около 70%, в «ИР» — более 50% (на долю истории христианства в «ИР» приходится 70%). Главное, впрочем, не это, а сам стиль изложения. Русский школьник с самых первых строк проникается своей историей, за годы атеизма изрядно испорченной, а сегодня буквально выдворяемой современным материалистическим гедонизмом. Авторы не стесняются видеть корни великих побед и развития России в высоком духовном уровне предков, в крепости стояния за веру. Очень искренне и в то же время корректно подается Священная история: нет никакого «мракобесного» навязывания, зато есть место для самосовершенствования школьника. Этому же помогают вопросы в конце параграфов, задачей которых является как понимание основных событий, истин и личностей, так и самостоятельное изучение привлекших их моментов.

Авторы стараются показать богатство русской культуры, мощь русского оружия, красоту русского человека, рассказывая о великих победах, чудесах, биографиях святых. К чести авторов надо заметить, эти тонкие моменты, особенно касающиеся таких специфических тем, как чудеса, молитва, отдельные периоды истории, поданы без лишнего эмоционального давления.

Например, тема о расколе XVII века завершается упоминанием Поместного собора 1971 года, который явился серьезным шагом к «преодолению трехвекового церковного разделения». Авторы констатируют также проблемность духовного самосознания в период революций 1917 года, но отдают должное патриотизму и мудрости Патриарха Тихона. В этой связи описание реакции Русской Церкви на зверское убийство Царской Семьи подано с опорой на источники, что позволяет сделать вывод о единении православных русских людей в неприятии этого страшного поступка большевиков. Целый параграф уделен роли Русской Церкви в победе нашего государства над фашистами, а подписание Акта о каноническом общении названо «одним из важнейших событий» в современной истории Русской Православной Церкви.

Можно констатировать, что учебное пособие по истории религий является на сегодняшний день достаточно обоснованным курсом, поданным с целью не только «образовать» школьников, но и воспитать в них аргументированную любовь к своей стране и истории, и, в то же время, получить взвешенные и адекватные знания о других религиях, которые есть в России. При этом, учебное пособие вполне может быть сокращено тематически вплоть до «Истории Православия», которая бы стала основой для курса преподавания в старших классах в рамках нового формата «Духовной культуры».

ЧубарьянНаряду с появлением «ИР» был выпущен другой учебник, рассчитанный на ту же аудиторию. Он подготовлен авторами под руководством директора Института всеобщей истории, академиком РАН А. О. Чубарьяном. Основной костяк творческого коллектива – культурологи и религиоведы, что наложило свой отпечаток на магистральные направления изложения.

В вводной части вместо слов о любви к Родине и уважению к религиям сразу же дается ассоциативный ряд, где чередуются такие эпизоды «сопровождения» религиями человечества, как баснословные кардиналы Ришелье и Мазарини, религиозные войны Нового времени в Европе, революция в Иране. Лишь затем роль религии описывается в культуре. Поэтому напоминается, что в современных условиях «люди разных религиозных взглядов все чаще отказываются от идеи исключительности своей веры и признают право других поклоняться иным богам». В роли же тех, кто может адекватно судить о религиях, у авторов учебника предстают ученые, а не сами носители религиозных взглядов. Это сразу же настраивает школьника на определенную волну скептического отношения к вере.

Неслучайно, что первым религиозным поискам (в учебнике «ИР» Сахарова этому отдано одна страница введения) уделяется очень большое место. Понятна цель такого подхода – ребенок должен погрузиться в знакомый мир материалистической истории, которую ему и его предкам десяток лет преподается так, чтобы желания изучать и вникать уже не оставалось. Можно положиться лишь на талант учителя, множество из которых в советское время были единственными, кто прививал любовь учеников к своей истории. Помогает в «охлаждении» к знаниям и оформление учебника. Если «ИР» Сахарова (как и «ИХ») сделана в теплых тонах, то здесь цвета исключительно холодные – синие большие полосы наверху сменяются красными, фиолетовыми, зелеными. И лишь Древнему Востоку «повезло» — обрамление текстов сделано бежевым. Так же поданы иллюстрации: небольшой формат и довольно тусклые цвета. Исключением является глава об исламе – пропорционально тексту там самое большое количество ярких и внушительных по размеру иллюстраций.

Первая глава о религиозных верованиях древних «дописьменных» обществ занимает почти 20% всего учебника. Если прибавить сюда религии Дальнего Востока, Индии и Ирана, чьи верования в России и вообще в мире почти не распространены сегодня, то получится почти четверть учебника. Такой большой объем позволяет авторам не столько вдаваться в тонкости тех или иных «верований», сколько искать и формировать у школьников базовые «представления», которые потом будут развиты. Ученик начинает читать «детектив», узнавая все более новые сведения, которые ему дают своеобразные «сыщики» — ученые. Именно их мнению – «предполагают», «очевидно», «вероятно», «скорее всего» и т.д. – принадлежат окончательные выводы. Построенная, хотя и по понятным причинам, на «очевидном-вероятном» глава формирует у учеников материалистический взгляд, делая его не соучастником истории, а посетителем скучного музея.

Впрочем, когда дело доходит до религий, в которых имеются письменные памятники, авторы перестают дистанцироваться, а уже сами вступают в роли учителей. Так в главе об иудаизме (около 8% от всего учебника) авторы констатируют, что «Священное Писание евреев занимает уникальное место в мировой истории и культуре». Авторы задают школьнику вопрос: «Что же представляет собой эта книга, в течение столетий являющаяся предметом поклонения…?» Здесь авторы описывают краткое содержание Ветхого Завета и дальнейшей истории евреев. Вскользь отмечается, что иудаизм сопровождался «сложным взаимопереплетением» двух тенденций – богоизбранности самого народа и единственности Бога, как убеждение в единственности человечества. Впрочем, далее авторы упоминают, что воинственность привела течение ессеев к гибели, а мирная жизнь фарисеев вокруг «дарованного Богом Закона» – к спасению и развитию еврейского народа.

Достаточно мягко подана тема сионизма, ведь «для религиозного еврея самоочевидно», что «евреи вернутся в Святую Землю, восстановят свою государственность и отстроят Храм». Антисемитизм подан очень жестко: упоминается дело Дрейфуса, погромы в России, «сфабрикованное с целью обвинить евреев в заговоре против всего мира» сочинение «Протоколы сионских мудрецов». Естественно, возникновение государства Израиль описывается как акт осознания мировым сообществом катастрофы европейского еврейства.

Благодаря такой исторической подводке, христианство легко трансформируется в учебнике в новое течение внутри иудаизма, а именно – в кругах ессеев. Здесь же в качестве примера «религиозного и культурного» обмена упомянут Филон Александрийский. Собственно, первая часть параграфа о возникновении христианства так и называется «Культурно-исторические предпосылки возникновения христианства». Удивительно, но авторы почти сумели избежать упоминания пророчеств о Христе, которые есть в Ветхом Завете (в «ИР» такие ссылки есть, иначе целостность представления теряется). Более того, авторы учебника мягко так пеняют евангелистам, что они «подчинили отбор фактов и их интерпретацию» цели возвестить о приходе Мессии. И вот здесь есть небольшое отступление о пророчествах : «Они стремились представить жизнь Иисуса как исполнение древних пророчеств и подчеркнуть сходство между ним и важнейшими фигурами еврейской истории». Далее авторы развивают свой тезис, находя, например, в словах Христа о субботе «параллели в еврейской литературе». Говоря о смерти Христа, авторы учебника как раз и приводят чуть ли не единственное пророчество из пророка Исайи. Тем самым они подчеркивают не воинственное, а мирное мессианство Христа. Такая тенденциозная подача материала, игнорирующая в принципе смысл благовестия и подающая жесткий атеистический сигнал, позволяет авторам далее, например, утверждать, что Церковь учит, что в процессе Евхаристии хлеб и вино «пресуществляются (превращаются)» в тело и кровь Христа. Уточнение в скобках начисто лишает данное повествование хоть сколько-нибудь адекватного восприятия. Далее авторы в духе уже привычной материалистической логики утверждают, что «важнейшие составляющие иудаизма – прежде всего вера в Единого Бога и авторитет Священного Писания – стали органичной частью христианства». Собственно, «вера в Иисуса как в Христа-Помазанника стала именно той чертой, которая отличала зарождающееся христианское сообщество от других течений в иудаизме».

Далее, среди других неожиданных материалистических умозаключений, фигурирует, например, такое о возникновения монашества именно в Египте: «В Египте для ухода от мира существовали благоприятные условия – большие пустыни». Или такое об отпадении Рима: «Тонкий богословский вопрос об исхождении Святого Духа становится камнем преткновения, но, подчеркнем еще раз, первичными были расхождения на церковно-политическом и культурном уровне».

Всего Православию посвящено в учебнике чуть более места, чем древним верованиям. Православию в России – чуть более 15%. Благодаря этому ученик ничего не узнает об истории и святых Русского Православия, а лишь заново проходит очень краткий курс истории России, в который, впрочем, вплетена своя идеология. Упоминание о теории «Москва-Третий Рим» заканчивается утверждением, что это не оправдание национальной исключительности, а призыв к национальной мобилизации. Так как 4 ноября сегодня «не только церковный, но и общегражданский праздник», чуть более рассказано о роли Патриарха Гермогена в Смутное время. Расколу уделяется 3 страницы, несколько раз противопоставляются власть и Патриарх Никон и русский народ. Вывод, естественно, резок: «Произошел церковный раскол и раскол всего русского общества XVII века, ранее жившего общими идеалами христианского царства и боровшегося за них».

В XX веке большой упор делается на выживании Церкви. Политику Патриарха Тихона и Местоблюстителя митрополита Сергия называют «поиском компромиссов», а поворот Сталина к Церкви оправдывается тем, что советское руководство осознало, что авторитет Церкви может способствовать «привлечению на сторону СССР симпатий народов Восточной Европы и общественности Англии и США – союзников СССР». Не больше – не меньше.

В советские годы упоминается подпольная деятельность Церкви, особая роль о. Всеволода Шпиллера и о. Александра Меня, которые привлекали к себе интеллигенцию – ту «группу советского общества, которая подвергалась особенно пристальному идеологическому и административному контролю».

Глава об исламе содержит более 10% текста всего учебника. Подана она в ключе постепенного встраивания ислама в российское государство и заканчивается констатацией, что сегодня в России 15-20 миллионов мусульман, т.е. более 10%, тогда как последние соцопросы показывают цифру в 5%.

Заканчивается учебник контрольными выводами о том, что, начиная с Нового времени наука несовместима с религией, в научной картине мира нет «божеств, ангелов и демонов». При этом, авторы стараются отмежеваться от атеизма, делают несколько попыток рассказать о возрождении интереса к религии, мотивируя в основном, возникновением новых «течений», а попросту сект, также экуменизма и религиозной «миграции». Заканчивается все двумя параграфами о религии в современной России и в современной культуре. В России, несмотря на рост и активность религиозных организаций, авторы, основываясь на словах социологов, делают вывод, что не все называющие себя православными или мусульманами, являются воцерковленными или укорененными в соответствующей традиции. Что опять-таки возвращает к тезису об «объективном» интересе к религии – пал СССР, люди пошли в храм.

Поэтому сегодня религии оказывают почти исключительно вдохновляющее воздействие. Авторы констатируют, что «идеи религий прошлого продолжают оказывать влияние на современную культуру». «Религиозность вовсе не ушла из современного мира», — считают авторы. – «Хотя, возможно, изменились формы ее присутствия в жизни людей».

На этой ноте и заканчивается повествование. В итоге происходит нивелирование традиции, религия становится неким музеем. Благодаря этому любое общественное проявление религиозной жизни утверждается политической «игрой», а вера – каким-то увлечением. Про русскую историю, про Русскую Церковь – вообще фактически умалчивается, она сваливается в нагромождение «верований» и различных новых течений. Учитывая, что сегодня и историю преподают также подчеркнуто материалистически, ситуация становится чрезвычайно серьезной.

Увы, и учебник Сахарова «История религий» заканчивается словами о толерантности, которые можно, впрочем, было бы понять, если бы не ссылка на Тойнби с его идеей возникновения «единой синкретической религии».

И только авторы «Истории Христианства», как бы доказывая единственно возможную форму именно такого – целевого преподавания, надеются, что школьникам удалось лучше понять «самих себя», стать мудрее, терпимее и милосерднее.

Видимо, только интеграция православной традиции в наибольшее количество гуманитарных предметов — позволяет воспитать настоящих нравственных граждан России. Любая попытка смешать, сопоставить или провести «параллели» приводит к разобщению и обесцениванию декларируемых истин. Перед российским обществом стоит именно такая проблема – вернуться к корням или последовать завету Тойнби. Очевидно, что пути и в том, и в другом направлении активно ищутся.


Прикреплённый файл:

 ИР, 6 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

27 июня 14:14, Сергий:

Конечно, "Религии мира" под редакцией Чубарьяна заслуживает того что бы им пользовались при преподовании в школах. Школа храм - науки и на религию там должен быть научный взгляд.

Что касается "История религий" (его правильнее было бы назвать "История религий сквозь призму православия"), то поскольку он делает основной упор на аспекты веры он великолепно бы подошёл для преподования в семинариях.


12 августа 03:19, Сергей, религиовед:

Религия как история или религия как идеология

Подача материала должна быть корректной и обоснованной. Древности можно оставить для института. Религия - это мировоззрение. Наука - система развивающихся знаний о мире. Отсюда - мировоззрение вне науки.

Кто лучше знает православие: академик, видевший храм на слайде или теолог? Вообще-то в семинариях и академиях учатся не по школьным учебникам, а по документам.

Я за "Историю религий"


2 января 15:04, линкомаулия:

сабж

Я хочу сказать спасибо! Я наконец-то нашёл этот учебник!



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020