2 апреля 2020
Правые мысли
Книги/Журналы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Наталия Ганина
9 декабря 2004 г.
версия для печати

«Русское море» Евгения ШИФФЕРСА

Историософский диалог – пьеса новейшая (по мизансцене) и древнейшая (по непосредственности, с которой злодей объявляет: «Я – злодей») – острейший памфлет (автор ведь их всех в кулаке держит, и они оттуда пищат) – дифирамб Пушкину – хвала Творцу.

Вещь собранная, сомкнутая; единое цельное высказывание, линия, прочерченная без отрыва.

Легко счесть «Русское море» вопиюще или, быть может, вызывающе анахроничным: детски-гениальным рисунком, где всё «не так», но исполнено несравненной выразительности [1] – или вызовом любителям «обстановки». Но, говоря «анахронизм», мы подразумеваем лишь некое частное отступление от общих временных правил, тогда как здесь изначально избран (найден) над-временной, сверх-временной план. «Быть во времени» означало бы здесь «быть заодно с собравшимися (умышляющими, зло-умышляющими)», тогда как принцип и пафос вещи – «Князь века осужден и все его дела».

«...Сегодня 28-ое октября 1836 года. Никто не возражает?» Еще до вникания в детали очевидно, что для Е.Л. обозначение именно этой даты является опорной точкой его концепции (реконструкции) – в условном, только еще складывающемся пространстве всё прописано вызывающе полно и четко [2]. Но ясно и большее: дата – сигнал к земному, конкретно-историческому воплощению мiровых сил, всегда (здесь, во времени) ищущих приложения. «...Никто не возражает?» Наводка на резкость, фиксация оптического прицела. – «Да, по-моему, тоже сегодня октябрь 36 года» [3]. Десант высадился. – «И слабым манием руки // На русских двинул он полки».

«Время пошло»: время не только вымерено, но и отмерено – ведь за «28 октября 1836 года», сколь угодно важным для «интриги», для любого русского неизбежно встает: «29 января 1837 года» [4].

Входило это в особые намерения Е.Л. или нет, собравшиеся (фигуры с очертаниями и даже явственными физиологическими особенностями – ощущениями, но без лиц) – люди современности. Какой? любой, но современности. Дело не в том, что в XIX веке так не говорили – так ни в каком веке не говорили, так говорит не человек, а функция, роль, место. (Так говорили в «Письмах Баламута», остриё которых – замена «Бог» на «Враг».) Сегодня нам кажется, что под их плащами – нынешние дорогие официальные костюмы, но главное не это, а – такие же костюмы любого времени: такие, чтоб «отсюда – и в госсовет» (сенат и пр.). «Иезуиты»? «Князья века сего». «Мiроправители тьмы века сего». Коллективный князь мiра сего.

… Три Сальери, охая и жалуясь, собрались и умышляют на Моцарта. Коллективный Сальери (хотя они сами утверждают, что «даже не жрецы»). Клеветники (διάβολοι) России.

… Охая и жалуясь. Диабет. Какой в девятнадцатом веке «диабет», одергивает дотошный «голос рассудка», а высокопоставленный нытик с трудом удерживается, чтобы не попросить укольчик инсулина. Нельзя. Девятнадцатый век – и так на коне пришлось трястись. «Как скорбно мертвые скачут». «Как тяжко мертвецу среди людей…»

____

Но это уж я вслед за Е.Л. увлекаюсь, забывая на миг, что перед нами – чистый платоновский диалог (анти-«Пир»!), единственный герой которого – мысль.

Гениальные формулы: «место царя тайны» (и лучшее, что сказано о «поэте и Царе» – А.С.П. и Императоре Николае I), «нежность к сущему» (лучшее, что сказано о тайне Пушкина, улыбке этого сфинкса, сквозящей и в «Обвале», и в письме о женитьбе, и всюду… и ведь это так: о Лермонтове этого помыслить нельзя).

Но поскольку мысль, коей движется вещь – мысль человеческая, более того – уникально-авторская, возникает любезная Е.Л. «гора Меру» («гора Афон и гора Меру»), парящая в густом романтическом тумане… и чтобы не считать это попросту рериховщиной, остается лишь тихо задуматься над тем, что для индийцев (пришлых в Индию арьев) гора эта была давно утраченной вершиной прародины, и уж не Уральские ли это горы (по толкованиям разного ученого народа)… А если нет – всё равно где-то в пределах Российской империи…

(В пространстве текста высокопоставленные злоумышленники хлопнули себя по капюшонам. «Зря умышляли – синтез-то уже был!» – Но нет, они не знают, что в который раз всё напрасно.)

_____

Историософский диалог – пьеса новейшая (по мизансцене) и древнейшая (по непосредственности, с которой злодей объявляет: «Я – злодей») – острейший памфлет (автор ведь их всех в кулаке держит [5], и они оттуда пищат) – дифирамб Пушкину – хвала Творцу.

«… Хвалите Бога, силы сфер!»

«… Хвалите Бога, слуги кар!»

«Хвалите Бога, о рабы!»

[1] Дети рисуют как? раз – раз – и пальцы прямо к руке крепятся, и так далее – а глаза смотрят, и живое всё.

[2] Кажется, если бы он знал точно – он обозначил бы: «среда... четверг...» Но он не знал точно и не стал этого делать.

[3] Мысль Г.Б. Кремнёва о намеке на разницу календарных стилей важна для толкования возможных (неизбежных) «конкретно-исторических» умыслов Е.Л. Однако внезапно-косноязычное «по-моему, тоже сегодня октябрь 36 года» звучит иначе: речью вышедших из пещеры, пробудившихся от летаргии. Сюда же: «Оставь, князь, прошу тебя не заводить вновь 400-летней склоки». И, как отметил Г.Б. при нашем обсуждении этой темы, финальное «До свиданья. До новых встреч» говорит как раз в пользу трактовки «даты как ориентира воплощения». Он же опознал в этом «До свиданья...» заключение «олимпийской песни» («На трибунах становится тише...» etc), хорошо известной обитателям московских 80-х годов.

[4] «The seed of time» (Macbeth): «If you can see into the seed of time // And know, which grain will grow and which will not» – та же «тайна века». Имел ли это Е.Л. в сознательной памяти или нет – это всё равно о том же. При этом для собравшихся «сев времени» – явно зубы дракона. Эти «сеятели» вышли сеять зло, и они свой сев знают: далеко, далеко видят они, “which grain will grow and whiсh will not”... уж не три ли это макбетовских ведьмы с вековечным «fair is foul and foul is fair»? Но Е.Л. не назвал бы их «bubbles of earth»: они – «bubbles of wrath».

[5] Как «Ужасно Умного Цура-Цилиндра». Выпускает из кулака только Гостя: красным петухом. Пиротехника. Взрыв.



Смотрите также в интернете:

www.pravaya.ru/word/119/1836
www.pravaya.ru/ludi/451/921


Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

10 декабря 14:53, Посетитель сайта:

"Ужасно Умный Цур-Цилиндр" - цитата из другого, пока еще не опубликованного творения Шифферса "Аргушти: О поведении Царей"



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020