3 апреля 2020
Правые мысли
Книги/Журналы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Станислав Бенецкий
22 декабря 2005 г.
версия для печати

Сатирический патриотизм, или новая кровь для пожилой рептилии

Сергей Мостовщиков и его журнал "Крокодил", закономерно обличая пороки российской действительности, использует сомнительное оружие: безвыходный, язвительный стеб, внешне забавный, но, по сути, разрушительный

Крокодил № 3

Печатные проекты одного из самых известных русских журналистов Сергея Мостовщикова приобретают тенденцию возникать, лопаться и вновь возникать со скоростью выдуваемых из некоего пластмассового кружочка на палочке мыльных пузырей. При этом проекты Мостовщикова так же занятны, симпатичны и стилистически безупречны, как мыльный пузырь, так же юмористически легки и непредсказуемо летучи... Но большой вопрос: не так же ли они пусты?

Скоропалительный однозначный ответ сильно обеднил бы пространство последующих размышлений на эту тему. Вообще однозначность не сочетается с Сергеем Мостовщиковым: его высказывания всегда ироничны и изобретательны, а за абсурдным юмором скрывается туманная принципиальная позиция. Его мысль по природе своей всегда эвфемистична, образы и метафоры полны подкупающего натурализма, любви к мелким, потрясающе выразительным деталям. Невольно любуешься построением лабиринта его витиеватых, полных тонкого юмора мыслей, однако нет ни малейшей возможности понять, есть ли из этого лабиринта выход, и если есть – то куда?

Путь Мостовщикова-журналиста кажется не слишком запутанным: до 1997 года Сергей занимался суровой корреспондентской работой в разных газетах. В 1997 году состоялся резкий старт его редакторской карьеры: до сих пор помнят любители печатного слова появление журнала «Столица», положившего бодрое начало эпохе легкого повсеместного стеба в журналистике. Стеб – это когда настроение хорошее, денег дали, сказать особо нечего, но вроде прёт. Это выхолощенная сатира, лишенная первоначального обличительного смысла, в силу отсутствия неминуемого наказания за инакомыслие. Стеб – это всякое пораженное нездоровой скептической иронией высказывание, эстетическая сторона которого ощущается автором как нечто более важное, чем смысловое. И порой именно эстетику и автор, и читатель принимают за смысл. Которого – нет.

Журнал «Столица» прожил недолго, около года. В 2002 году Мостовщиков принялся за «Большой город» и, можно сказать, раскрутил издание. Журнал «Большой город» был задуман американскими хозяевами Издательского дома «Афиша Индастриз» как некое псевдо-альтернативное приложение к невыносимо буржуазной и пестрой «Афише». Возможно, с помощью этого мрачноватого, черно-белого, мертвенно-эссеистического бесплатного издания в водоворот современной западной культуры, активно пропагандируемой «Афишей», должны были втягиваться более консервативные и культурно медлительные люди, не стремящиеся к новинкам сумасшедшего медиа-рынка.

Почти архаическая повествовательная неторопливость языка, на котором пишут в «Большом городе», скрывает изощренную ядовитую иронию в обрамлении иллюстраций в духе примитивизма и псевдо-наива.

16 сентября 2003 Мостовщиков покинул «Большой город» и в 2004 году возглавил новый проект – журнал «Новый очевидец». Само название отсылает куда-то в область русской классики: исконное русское слово, обозначающее непосредственного свидетеля событий. «Очевидцем» подписывал свои корреспондентские очерки Федор Михайлович Достоевский. Однако по характеру журнал был скорее литературным вымыслом, эстетской игрой. Которая вскоре кончилась: и года не прошло, «Новый очевидец» закрылся. Мостовщиков делает следующий неожиданный шаг. В октябре 2005-го он возобновляет выпуск журнала «Крокодил», становясь во главе этого проекта.

Решение интересное: «Крокодил» — издание-долгожитель, перенесшее все неожиданные повороты советской культурной и номенклатурной жизни — ныне находится в забвении. Эзопов язык сатиры сейчас не актуален, высмеивать пороки общества с целью исправить его представителей – задача слишком пафосная для современных юмористов. Предпочитая бессмысленную жвачку пустопорожнего стеба, юмористы и сами не заметили, как выродились в нелепых клоунов и стали противны народу.

"С Новым годом!" Рисунок из журнала "Крокодил" № 3Мостовщиков же, действенно являя альтернативу свихнувшемуся телевизионному сообществу «Аншлага», смело противопоставляет себя буквально всему человечеству. От Президента Путина, правительства, всех либералов и патриотов вместе взятых и политики вообще, до современной сбитой с толку интеллигенции, образующей громадное виртуальное сообщество в так называемом ЖЖ. От Церкви и традиционалистически ориентированной общественности, в адрес которой Мостовщиков и его журналисты время от времени посылают «стебные» воздушные поцелуи, до «прогрессивных» материалистов и западников, которых не может не воротить от витиеватого филологического мистицизма его текстов. Впрочем, Мостовщиков и его «Крокодил» могут быть интересны всем, от кого сам редактор отгородился своим недвусмысленным язвительным протестом. Только против чего протестует Мостовщиков? К чему призывает?

Его собственные слова по этому поводу в интервью обозревателю «БелГазеты» Виктору Мартиновичу:

«Обозреватель: Что такое новый «Крокодил»?

- Это общественное и безнравственное издание.

- Это как?

- Журнал будет пренебрегать общественными и нравственными нормами современной России.

- А вы могли бы сформулировать эти общественные и нравственные нормы современной России?

- Их три. Это прозрачность намерений, плоский живот и фейс-контроль.

- Фейс-контроль понятно, а вот что значит «прозрачность намерений»?

- Это декларации, звучащие во время просьб о кредите. Причем имеется в виду кредит как финансовый, так и любой другой. В наше время, чтобы заполучить доверие кредитора, нужно продекларировать свои намерения. Сказать, например: «Я люблю Российскую Федерацию и Владимира Владимировича Путина»; «Я разделяю общие представления о прекрасном — о героях России, ее врагах и т.д.». В противоположность этому наш журнал будет непрозрачным, не будет иметь плоского живота и не будет проходить фейс-контроль.

- А вы любите Россию?

- Да, я ее люблю. Я в ней родился и другой такой не знаю.

- А что больше всего любите в России?

- Я тут не буду оригинален: пригорки, излучины и грибы.

- Какие грибы?

- Съедобные...»

Сергей Мостовщиков враждует с неправильным укладом российской действительности, с глянцевой рекламной пустотой, толстошеим взяточничеством поддельных правительственных патриотов, скукой обывательской жизни и сотнями других пороков нашего общества. Однако использует он при этом сомнительное оружие: безвыходный, язвительный стеб, внешне забавный, но, по сути, разрушительный абсурд и иронию, которые вместо того, чтобы заставить читателя задуматься о своей жизни и как максимум — о душе, окутывают его сознание уютным ощущением безвыходности. Все плохо, всем страшно, всюду ложь и стяжание – так что улыбайтесь, все равно больше делать нечего... Так у нас в России было, так есть, так и будет...Ничего уж тут не поделаешь...» Об этом, думается мне, и бубнит на самом деле Мантра «Все хорошо», опубликованная во 2-м номере обновленного «Крокодила».


Прикреплённый файл:

 Крокодил, 4 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

26 декабря 11:53, Александр Репников:

Кстати, один номер "Крокодила" на Пушке стоит 100 рублей. КусаеЦа!



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020