5 апреля 2020
Правые мысли
Книги/Журналы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Н.И. Никонов, Санкт-Петербург
28 декабря 2005 г.
версия для печати

Откровения змия

Обстоятельства жизни М.А.Булгакова наложили на весь внутренний облик писателя и на его литературное наследие губительную печать глубокого общения с врагом рода человеческого, "змием древним", некогда сжавшим его душу своими смертоносными кольцами

Михаил Афанасьевич Булгаков

Теперь, когда подошел к концу завершающий собою второе тысячелетие от Рождества Христова двадцатый век и начался двадцать первый, мы должны четче осознать смысл и значение наполнивших собою ушедшее столетие событий.

На расстоянии лучше видно, что действительно было великим, а что лишь представлялось таким. Но намного важнее не столько оценить величество или ничтожность явлений, сколько понять, почувствовать присущий им дух.И если мы обратимся к литературе двадцатого века, то одним из самых значительных имён не только русской, но даже и мировой литературы будет имя Михаила Афанасьевича Булгакова. До сих пор его произведения не утратили своей притягательной силы, а его жизнь таит в себе множество загадок. Тем более важно попытаться разобраться, понять хотя бы отчасти дух, проявившийся в обстоятельствах жизни и творчества этого великого писателя.

Михаил Афанасьевич Булгаков родился 3 мая 1891 года в г. Киеве, в семье преподавателя Киевской Духовной Академии. Оба деда его были потомственными священниками Орловской епархии. Отец писателя, Афанасий Иванович, был человеком весьма религиозным и искренне верующим, но не принял Священного сана. В 1890 году он женился на учительнице Варваре Михайловне Покровской. Семья быстро стала расти. После первенца Михаила в ней родились еще четыре сестры и два брата: Вера, Надежда, Варвара, Николай, Иван и Елена. Домашний уклад семьи Булгаковых при жизни Афанасия Ивановича отличали набожность и добропорядочность. Соблюдались все установления Православной Церкви — посты, говение постом, обязательное посещение храма. По воскресным дням сам отец читал вслух всей семье Евангелие. Он преподавал на кафедрах истории древнего мира и истории и разбора западных исповеданий, знал несколько языков, что позволяло ему ещё и исполнять должность цензора иностранной литературы.

Однако Афанасию Ивановичу не суждено было долгой жизни. В 1906 году он заболел неизлечимой болезнью почек, от которой скончался 14 марта 19ХХ года в возрасте 48 лет. Перед смертью он соборовался и благоговейно причастился св. Тайн. При погребении много говорилось о его благочестии, о том, что «он был прежде всего — христианин», упоминалось его «наивно-чистое, религиозно-цельное христианское мировоззрение».

После кончины Афанасия Ивановича обстановка в доме весьма изменилась, прежнее наружное благочестие стало постепенно оскудевать. Обычай чтений Евангелия по воскресеньям был заменен вечеринками — «журфиксами». Странно, но об отце вообще как-то не принято было говорить после его смерти, в семье не было заметно обычая ходить на могилу, поминать его.

Варвара Михайловна была человеком несколько иного склада, чем ее первый муж, после смерти которого у нее были поклонники. Вообще, похоже, что по ее линии существовала наследственная расположенность к психическим расстройствам, проявившаяся в ее родных брате и сестре. Трое из ее дочерей в пожилом возрасте серьезно страдали от слабоумия. Возможно, что эта расположенность сказалась, помимо всего прочего, и в душевном расстройстве, мучившем в 30-е годы Михаила Афанасьевича. Отношение Михаила к учению Православной Церкви было уже в юности неоднозначным, хотя он и имел отметку «отлично» по Закону Божию. Наружно это был весьма резвый ребенок, непременный участник всех детских потасовок и драк. Он любил давать колкие прозвища, дразнить — учителя отмечали его «ядовитый глаз и язык». Своих друзей Платона и Сашу Гдешинских постоянными насмешками над их семинарским званием он вынудил бросить семинарию и поступить в университет.

В 1910 году сестра Надежда помечает в своем дневнике, что Миша не хочет соблюдать Великий Пост, говеть, говорит о своем неверии в Божество Иисуса Христа. Будучи студентом-медиком, он увлекся теорией эволюции Дарвина и совсем охладел к религиозной жизни.

Вместе с тем он с детства ощущал очень сильную тягу ко всему мистическому, оккультному, которая со временем переросла в серьезный и обстоятельный интерес. Он постоянно что-то выдумывал, увлекался мистической литературой, «всякой чертовщиной», спиритическими сеансами, был очень суеверен. Верил в силу амулетов, клятв, особенно клятвы смертью. Тема «Фауста» была постоянным фоном его жизни, он перечитывает поэму Гёте, десятки раз слушает оперу Шарля Гуно. Однажды ночью он разбудил свою младшую сестру Надежду и дрожащим от волнения голосом спросил: «Знаешь, где я сейчас был? На балу у Сатаны!». Что бы ни стояло за этими словами, они ясно показывают направленность духовных исканий Михаила Афанасьевича в те годы.

В 1914 году, будучи уже женатым студентом, он однажды принес домой кокаин, предложив попробовать его и своей молодой жене — Татьяне Николаевне Булгаковой-Лаппа. Плодом этого опыта явилась странная галлюцинация, сильно поразившая воображение Булгакова огненная змея, убивающая человека. Возникшие при этом переживания Булгаков попытался отразить в своем первом, видимо, самом раннем, но незаконченном и несохранившемся рассказе «Зеленый змий». Более серьезного продолжения этот опыт тогда еще не получил — супругам не понравились побочные действия кокаина, и ни наркотик, ни литературная деятельность не захватили пока собою Михаила.

Он с отличием заканчивает университет и в 1916 году уезжает вместе с Татьяной в глухое село Никольское Смоленской губернии для работы там в качестве земского врача! Здесь его ждали глубокое невежество народа, множество бегущих с фронта сифилитиков, прием больных по восемь и более часов без перерыва — словом, тяжелые трудовые будни сельского эскулапа.

Однажды к молодому доктору привезли больного дифтеритом мальчика, которому пришлось через трубочку отсасывать дифтеритные пленки из горла. Одна из них по неосторожности попала в рот врача. Наспех сделанная неудачная прививка вызвала страшный зуд во всем теле, для избавления от которого был испробован укол морфия, затем еще и еще. Надобность в морфии уже давно пропала, а доктор Булгаков все продолжал его принимать. Морфий оказался средством не только от боли — он открыл доступ в совершенно иной мир, попасть в который давно стремилась душа Михаила Афанасьевича. С новой силой возникает перед ним виденье 1913 года огненная змея, убивающая в своих объятиях женщину. Смертоносная, завораживающая красота странного образа с неудержимой силой влечет отразить ее на бумаге — и доктор Булгаков вновь берется за перо скрывая написанное даже от жены. Моменты приема наркотика представляются ему высшей точкой работоспособности человека. Он начал принимать морфий два раза в сутки — в 5 вечера и в 12 ночи, доза постоянно увеличивалась.

Такое использование морфия для творческого озарения не могло продолжаться долго — очень скоро он стал явно оказывать свое разрушительное действие. Болезненное состояние доктора делалось всё очевиднее, доставать морфий без того, чтобы не вы звать подозрений, становилось все сложнее. Супруги перебрались в Вязьму, где все повторилось вновь поиски морфия по аптекам, страх лишиться лицензии из-за болезни. Весной 1918 года Булгаковы переехали в Киев. Здесь Михаилу Афанасьевичу стало еще хуже. В мучительные периоды «ломок», посылая Татьяну Николаевну в скитания по аптекам, он то угрожал застрелить из «браунинга» ее или себя, швырял в нее что попадалось под руку — горящую лампу, например. Попытки заменить морфий опиумом не принесли ничего, кроме мучительных болей желудка. Булгаков сильно похудел, осунулся, постарел. Смерть, казалось, стояла совсем близко.

Но случилось чудо. Постепенно Булгакову удается сократить прием наркотика, а затем и отвыкнуть от него вообще. Некоторое время он еще занимался частной врачебной практикой в Киеве, затем смута военных и революционных событий увлекла его в свой водоворот, бросая мобилизованного военного врача из города в город, из одного стана воюющих в другой. Петлюровцы, белые, красные, Киев, Ростов, Владикавказ, Грозный, Тифлис, наконец, — Москва, куда он попал в 1921 году, но уже в качестве не врача, а литератора. Отныне врачебная деятельность оказалась оставлена навсегда, к ней Булгаков уже не вернулся, осознав делом своей жизни исключительно поприще литературы.

Биографы Булгакова и исследователи его литературного наследии часто склонны не придавать большого значения увлечению писателя наркотиками. Это обстоятельство его жизни ими или не упоминается вовсе, или весьма скупо и стыдливо — как несчастная случайность, приведшая к трагическому недугу, впрочем, мужественно побежденному.

Такой подход вызван непониманием того, что означает употребление наркотиков в принципе, и, в частности, для Булгакова, и ведет, в свою очередь, к непониманию многих аспектов его жизни и творчества.

Дело в том, что использование психоактивных веществ (наркотиков) — очень древний и устойчивый элемент многих духовных практик и культур, одна из форм оккультизма. Это средство проникновения в мир духов, получения от них тайных знаний, помощи, покровительства. Наиболее часто они применялись в обрядах шаманских или жреческих инициации, в мистериях, при которых посвящаемый как бы переживал свою смерть, означавшую прежде всего смерть прежнего «профанического» человека, и часто сопровождавшуюся страшными видениями и мучительными переживаниями, опытом страдания. Затем он «возрождался» к новой жизни в новом качестве уже «посвященного», человека, испытавшего мистическое озарение, ставшего связующим звеном между миром духов, богов и людей благодаря своим сверхъестественным дарованиям.

То, что произошло с Михаилом Афанасьевичем Булгаковым, было именно посвящением в литературу, совершившемся по всем правилам мистерий и инициации, с сохранением всех их основных компонентов. Правда, в переложении для русского интеллигента начала двадцатого века. Совершилась трагическая мистерия рождения нового русского Фауста, жреца литературы, в горниле оккультного наркотического опыта. Морфий убил Булгакова-врача и родил Булгакова-писателя. Он помог раскрыться его литературному таланту и придал ему определённую направленность, характер. Он дал ему столь необходимый для творчества опыт страдания и смерти, медиумическую утончённость и чуткость души, открытой для инспираций, богатую ассоциативность, образность мышления.

Весьма примечательно появление в наркотических видениях, послуживших побудительным импульсом к творчеству у Булгакова, некоего страшного в своей смертоносной красоте огненного змееобразного существа. Как не вспомнить тут «змия древнего», «красного дракона», соблазнившего тайным знанием Еву в Раю и описываемого в таком образе в «Апокалипсисе». В том же виде почитался он и древними гностиками-офитами, манихеями и китайскими даосами. Этот же образ змия, — источника «тайных знаний», — встретим и у древнегреческих прорицательниц-пифий, и у индейцев Амазонии вплоть до наших дней — вспомним видения современного шамана Майкла Харнера.

В своем дневнике 1925 года Булгаков записал: «...Я слышу в себе, как взмывает моя мысль, и верю, что я неизмеримо сильнее как писатель всех, кого я ни знаю». И дальше: «Не может быть, чтобы голос, тревожащий сейчас меня, не был вещим. Не может быть. Ничем иным я быть не могу, я могу быть одним писателем». Не тот ли это «вещий голос», что увещевал некогда вкусить от древа Адама и Еву? Впрочем, порою Булгаков достаточно определенно всидетельствует о природе этого голоса: «В меня вселился бес... /Я стал мазать страницу за страницей уничтоженный три года назад роман» (это о «Мастере и Маргарите», в письме 15.И. Вересаеву от 2 лиг. 1933 г.).

Едва ли не каждое его произведение содержит отсылку к «Фаусту». В неоконченной повести «Тайному другу» самоотождествление его с Фаустом вполне откровенно, все это ясно говорит о настроении и мыслях Булгакова. По воспоминаниям первой жены писателя, Татьяны Николаевны, в Москве он с удивительным постоянством занимался тем, что рисовал на листках бумаги Мефистофеля и раскрашивал цветными карандашами. Такое изображение всегда находилось над его письменным столом. Вот что стало для него иконой, к которой он обращался в поисках вдохновения при своей работе! И плоды такого вдохновения не заставили долго себя ждать.

Обращённость к демонической духовности проявила себя в болезненной жестокости его фантазии, склонности к предельно натуралистическому, порою до садизма, описанию смерти и физических страданий. Эта жестокость достигает иногда умопомрачительного размаха, как, скажем, в повести «Роковые яйца». Это не просто змеи, с невероятной пресмыкающейся кровожадностью уничтожающие людей и угрожающие Москве, а воистину бесы вырвались из бездны воображения Булгакова. Это расплодившиеся фантомы того огненного убийцы-змея наркотических видений 1917 г., на что недвусмысленно указывает их «огненное дыхание» (обычные змеи, как известно, хладнокровны). А место действия повести, село Никольское Смоленской губернии то самое, где получил свое огненное посвящение Булгаков.

В следующий раз эти твари вырвутся для своей всесокрушающей деятельности под более привлекательным обличием — в романе «Мастер и Маргарита». На этот раз они уже не пощадят Москвы — по первоначальному замыслу романа она полностью сгорит, подожженная слугами из свиты Воланда. В окончательной редакции Булгаков в значительной степени урезал многочисленные жестокости и циничности, которым дал волю в черновиках. Видимо, выплескивать в творчестве накопившуюся жестокость и озлобленность было глубокой потребностью души писателя.

Столь же явственно пораженность духа Булгакова демонизмом сказалась и в духе кощунства, присущем его творчеству. Эта черта вообще характерна для внутреннего облика наркомана и зачастую не оставляет его очень продолжительное время. Дух кощунства проявляется в произведениях Михаила Афанасьевича самыми различными образами, соединяясь с его давней неприязнью к церковным установлениям и обрядам, непониманием их.

Этот дух проглядывает в именах персонажей. Персонажам отрицательным или комичным придаются для контраста благозвучные церковные имена: взяточник, председатель домкома, носит отчего-то фамилию Аллилуя, а жестокий убийца-китаец -прозвище «Херувим» («Зойкина квартира»). Комический дирижер в «Багровом острове» именуется Ликуй Исаич — намек на известное церковное песнопение «Исайя, ликуй!». В ранних редакциях «Мастера и Маргариты» появляется финдиректор варьете Библейский (впоследствии — Римский). Фамилию Благовест носит то будущий Варенуха, то конферансье Осип Григорьевич (будущий Жорж Бенгальский). В ночном аду «Грибоедова» пляшет с павиановыми и богохульскими «писатель Иоганн из Кронштадта» — прозрачный намек на святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, оставившего по себе собрание сочинений в семи томах.

Только в пародийных тонах изображается покаяние — как история или фарс — поэта-футуриста Русакова в «Белой гвардии», Пончика-Непобеды в «Блаженстве», Никапора Ивановича Босого и буфетчика Сокова в «Мастере и Маргарите». Черты наружного благочестия придаются также, в основном, лишь отрицательным или комическим персонажам: крестятся Аннушка, Соков, Босой, кухарка, Бездомный, бросает взгляд на икону Богоматери трусливый генерал в «Белой гвардии». Исключение составляют, наверное, только о. Александр и Елена Турбина и «Белой Гвардии». Сам Булгаков до конца жизни избегал церковных обрядов и любых внешних проявлений религиозности.Более всего дух кощунства проявит себя в последнем романе писателя — «Мастер и Маргарита». Здесь он достигнет своего апогея, особенно в ранних редакциях и черновиках. В них, кстати, присутствуют крайне кощунственные образы священников о. Аркадия Элладского, произносящего во сне Босого проповедь о необходимости сдачи валюты, и о. Ивана, устроившего в церкви аукцион. Оно и понятно, ведь «таких дураков, как ваши попы, нету других на свете... срам, а не попы», — говорит умершему Жилину «Господь» в «Белой гвардии».

Кощунственно то прославление сатаны, которое совершается на всем протяжении романа и особенно откровенно и непосредственно выражается автором устами Маргариты. Верующего человека эти восклицания, которые мы даже не находим нужным приводить здесь, не могут не покоробить.Но еще более даже чем сатаны кощунственен образ Иешуа Га-Ноцри («Христа») в изложении «Евангелия от Воланда». Как далек от Богочеловека (Божество Христа Булгаков отрицал еще в юности), да даже от просто образа нравственного совершенства это бродячий фокусник-философ,«блаженненький», униженно заглядывающий в лица палачей и утверждающий, что Истина в том, что у прокуратора болит голова. Все, оказывается, «переврали ученики», превратившиеся в романе в одного полоумного фанатика Матфея. А вот как в «Великом Канцлере» (ранняя редакция романа) выглядят обстоятельства Голгофской Казни:

«Меж сирийской цепью и цепью спешенных легионеров находились только какой-то мальчишка, оставивший своего осла па дороге близ холма, неизвестная старуха с пустым мешком, которая, как она бестолково пыталась объяснить сирийцам, желала получить какие-то и чьи-то вещи, и двух собак одной лохматой желтой, другой — гладкой, запаршивившей».

Возвышеннейший момент Голгофской жертвы, когда происходит усыновление Самим Спасителем Пречистой Его Матери всего человеческою рода в лице Иоанна Богослова, превращается в дешевый фарс со старухой, мальчишкой и собаками. Нужно дойти до какой-то грани, чтобы так писать это явное воздействие демонического духа на медиумический ум писателя.

Надо сказать при этом, что Булгаков не был все же убежденным сатанистом, которым двигала бы вполне-осознанная ненависть ко Христу. Это не вполне так — он не был ни сатанистом ни, тем более, атеистом.Вот, например, выписки из ето дневника 1923 года: «Итак, будем надеяться на Бога и жить. Это единственный и лучший способ» (19 окт.). «Может быть, сильным и смелым Он (Бог) не нужен, но таким, как я, жить с мыслью о Нем легче... вот почему я надеюсь на Бога» (26 окт.). Подобными мыслями, свидетельствующими о вере в Бога, наполнен почти весь дневник. «Когда я бегло проглядел у себя дома вечером номера «Безбожника», был потрясен. Соль не в кощунстве, хотя оно, конечно, безмерно, если говорить о внешней стороне. Соль в идее: ее можно доказать документально — Иисуса Христа изображают в виде негодяя и мошенника, именно его. Этому преступлению нет цены»(5 янв. 1925г.).

Над незаконченной рукописью «Романа о дьяволе», как первоначально назывался последний роман, в 1931 году написаны рукой Булгакова следующие слова: «Помоги, Господи, кончить роман!» Он просил Бога помочь закончить роман о дьяволе! Как это понимать? Что же значил роман для самого Михаила Афанасьевича? Думается, что дело здесь в отношении Булгакова к смерти. Отношение это было весьма глубоким, личным сколько раз она была так близко! Чувство смерти было у него до крайности обострено — в 30-е годы его даже мучили навязчивые страхи одиночества и смерти, от которых он пробовал лечиться гипнозом. В самом начале их совместной жизни он с точностью указал своей третьей жене Елене Сергеевне год и обстоятельства своей смерти — когда еще ничего внешне- не предвещало этого. Можно сказать, что смертьглавное действующее лицо произведений Булгакова, настолько часто и образно она присутствует в них Нo дух Булгакова не может примириться со смертью как с небытием. Что там, за этой гранью? Отвергнув учение Православной Церкви, заменив его своими собственными взглядами, Булгаков не может остаться без ответа и этот, столь важный для него вопрос. С одной стороны, он чувствует давнюю, прочную и очень важную для него связь с миром демоническим. С другой он не отверг вполне и веры и Бога. Так появляется попытка создания своего Символа Веры, который соединил бы эти два несовместимых начала. Если «Белая гвардия» попытка «стать беспристрастно над белыми и красными» (по собственному признанию), то «Мастер и Маргарита» — это уже попытка подобного рода возвыситься над обычными представлениями о Боге и дьяволе, как антагонизме — попытка диалектического прорыва в «фаустовском» духе.

В романе есть очень важное для его понимания место, находящееся в своего рода смысловом центре произведения. Это фраза, которую обращает на своем балу Воланд отрезанной голове атеиста Берлиоза: «Все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере. Да сбудется же это! Вы уходите в небытие, а мне радостно будет из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие!» Как азартный игрок, каким он был всегда в жизни, Булгаков поставил на эту теорию все, что имел надеясь получить по своей вере вечное бытие и покой. Получить от Бога, но при помощи дьявола — как и Мастер в романе. Дьяволу он надеется угодить панегириком в его честь, а Богу — той «правдой», которую он «открывает» о Христе. В редакции 1928-29 г.г. Иешуа говорит: «Добрые свидетели, Игемон, в университете не учились, неграмотные, и все до ужаса перепутали, что я говорил. Я прямо ужасаюсь. И думаю, что тысяча девятьсот лет пройдет, прежде чем выяснится, насколько они наврали, записывая за мной» — то есть, пока не появится «грамотный», учившийся в университете Булгаков, который все исправит с помощью дьявола — и получит за это вечный покой!Он выстраивает философско-религиозное обоснование этой теории, выраженное ясно в эпиграфе к роману из Гёте и в главе «Судьба Мастера и Маргариты определена». Воланд говорит Левию Матвею: «Не будешь ли ты так добр подумать над вопросом: что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени? ... Не хочешь ли ты ободрать весь земном шар, снеся с него прочь все деревья и всё живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом? Ты глуп». Вот тот философский «гвоздь», на который вешает свою картину Булгаков. Это старым как мир (вернее, как диавол) дуализм, признающий в мире два равноправных извечных начала. Но если Добро и Зло — две части одного целого, «правильно устроенного» (по Булгакову) мира, где Добро нуждается во Зле, для того, чтобы осуществлялась справедливость (вершитель которой в романе Воланд и К°), то значит — Добра нет. Значит, Новозаветное благо вести о том, что «Бог есть Любовь» и «Бог есть Свет и нет в Нем никакой тьмы» — это ложь. Или же надо признать в мире еще одного Бога — диавола, по тогда все Христианство, учащее, что Бог един — тоже ложь. Это и есть тот смертоносный яд, который придает принципу романа тождество с принципом наркотика: увлекая, принося наслаждение — убивать. Эта теория, и построенный на ней роман — непросто отвеченное «умничание», интеллектуальная игра в форме художественного произведения. Это и жизнь, и магическое священнодействие. Роман Булгакова, как и его жизнь явление совершенно новое в русской литературе и редкое в литературе мировой. Ом не просто пишет он священнодействует. Нe столь, уж часто собственное творчество становилось попыткой религиозного прорыва в Вечность, создания собственной религии. Даже Толстой пытался больше все таки просто «привести в порядок» Евангелие, видел в нем лишь сборник нравственных правил, но не способ достижения религиозного бессмертия. Собственно, «Мастер и Маргарита» — это явление уже выходящее за рамки просто литературного произведения. Над редакцией 1934 года стоит надпись-девиз, заклинание: «Дописать раньше, чем умереть!»

Булгаков чувствует мистическую, магическую силу слова. Выводя в своем романе персонажи, в которых узнаются его личные враги и гонители, он как бы устраивает над ними расправу, мстит, призывает кары высших сил, к которым обращается за справедливостью. В его архиве сохранились списки с отмеченными крестиком именами недоброжелателей. Порою им движет обида, месть, отчего черновики обилуют множеством жестоких сцен расправы — даже над всей Москвой. В окончательной (хотя и неоконченной) редакции «Мастера и Маргариты» он значительно урезает их число и размах. Жизнь и вымысел сливаются воедино, это даже не вымысел, а, скорее, «угадывание», как у Мастера, который «угадал» Иешуа. Чувствуя приближение смерти, Булгаков пытался «угадать» духовную реальность, стремясь попасть таким образом в нее, до самых последних дней не прекращая правки, оборвавшейся на словах: «Так это, стало быть, литераторы за гробом идут?».

Умирал Михаил Афанасьевич тяжело, от неизлечимой болезни почек, почти совершенно ослепнув. Он отказался от соборования и причащения и скончался.10 марта 1940 года. Его похоронили на Новодевичьем кладбище. Уже через годы верная вдова Елена Сергеевна, «Маргарита», поставила над его могилой камень от первого надгробного памятника Гоголю. Этот камень служил там основанием Голгофы, на нем была выгравирована надпись из Апокалипсиса: «Ей гряди, Господи Иисусе!» Надпись эта была сбита, сам камень в опрокинутом виде водружен над гробом Михаила Афанасьевича, над которым никогда не было креста. Л. Яновская, исследователь жизни писателя, спрашивает: «Или крест, не водруженный на этом камне, все-таки виден, поскольку камень — Голгофа?» Но нужно помнить, что эта гоголевская «Голгофа» находится здесь в опрокинутом виде, и если крест «все-таки виден», то это, наверное, опрокинутый крест. Трудно найти образ лучше, чем этот, отражающий противоположность тех духовных итогов жизни, к которым пришли два великих писателя.

Гоголь скончался, как известно, в искрением исповедании Православной Веры. О Михаиле Афанасьевиче этого, к сожалению, сказать нельзя. Он умер, надеясь получить покой — сам, может быть, не вполне представляя себе, что это. Какой-то мещанский сведенборговский раек, вечную масонскую ложу с ретортой гомункула, кавалерами со скрипками, засаленным колпаком и гусиным пером. Если это не вечная мука, то вечная скука, где неясен ответ на вопрос: зачем? Зачем и кому нужен там гомункул, зачем и кому нужны разговоры (о чем!) с «тем, кто тебя не встревожит»? Вечный комфортабельный пансионат для инвалидов с Маргаритой в роли вечной сиделки — и нет даже памяти прошлого! В подарок от сатаны за кощунство. Но, наверное, этой приземленностью представлений о Вечности книга и импонирует современному читателю. И не только, разумеется, этим.

Булгаков поручил судьбу своих произведений Елене Сергеевне. Одними из последних его слов были: «Пусть знают!» — и она клятвенно обещала сделать все возможное для их публикации. Но был и еще некто, кому он поручил их судьбу, вложив в его уста свою надежду: «Рукописи не горят!». Сейчас эти слова подхвачены и распеты на множество ладов, и в хоре поющих как-то потерялся регент, у которого, собственно, и не сгорают необходимые ему рукописи, но в нужный момент появляются и делают свое дело. Булгаков полагал иногда, что ему нужно было родиться столетием раньше, чтобы сочинения его были восприняты. Однако они оказались востребованы на 30 лет позднее его кончины.

В 1966 году произошли два примечательных событии (кстати, заметим, что этот год является своего рода «юбилейным» по своей нумерологической символике для демонических сил). В городе Сан-Франциско, США, бывший полицейский фотограф и циркач Энтони Шандор Ла Вэй официально зарегистрировал первую в мире «Церковь Сатаны» и стал ее первым «черным папой». Вышла в спет его «Черная Библия» тиражом в 125 тысяч экземпляров, призывающая поклоняться «богу земли», «князю мира сего» — сатане.

В том же году в СССР в журнале «Москва» впервые издается роман М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», в художественной форме проповедующий те же идеи, что и «черная библия» Ла Вэя. Булгакову суждено было стать в России проповедником и пророком всемирного оккультного движения «Нью-Эйдж» и одного из его направлений — люциферианства, распространяя яд идей религиозного дуализма и «справедливости» дьявола, представляя его в столь привлекательном для многих виде и попутно развенчивая атеизм. Он как будто делал все в строгом соответствии с планами американского сатаниста и масона Альберта Пайка. А, может быть, он и вправду их читал? Еще в 1871 году Пайк писал о необходимости атеистической революции в России, «которая покажет всему миру во всем его ужасе абсолютный атеизм, как причину одичания и самого кровавого беспорядка. Тогда люди, вынужденные защищаться от ошалелого меньшинства бунтовщиков, уничтожат этих разрушителей цивилизации, а все бесчисленное множество разочарованных в адонаизме (Христианстве — прим.), жаждущее в душе своей божественного идеала, не зная, какому поклониться Богу, приимет просвящение от истинного света чрез всемирную проповедь чистейшего люциферианского учения, к тому времени уже открытую и всенародную».

Когда большевики объявили религию «опиумом для народа», ввергнув Россию в ад братоубийственной атеистической революционной бойни, в безвестной глуши Смоленской губернии совершались революционные события совсем иного рода. Происходило оккультное посвящение сельского врача Михаила Афанасьевича Булгакова в жреца культовой литературы новой религии при посредстве морфия. Чтобы потом, когда «комиссары в пыльных шлемах» сделают свою пыльную работу, расчистив место, взамен объявленного «опиумом» Православия преподнести миру и России нечто «более совершенное» — «морфий». «Морфий» оккультных духовных исканий добра и света от тьмы и сатаны, мечтаний вечного земного покоя и блаженства, наркотических вдохновений и озарений, к которому доверчиво тянется наивная Маргарита — русская душа, потерявшаяся во мраке великих строек, поражений и побед жестокого века.


Редакция не разделяет позицию автора данной статьи, но считает, что роман "Мастер и Маргарита", как и одноименная экранизация Бортко, могут содержать в себе долю соблазна для неискушенных читателя и зрителя. И тем не менее, ни "Мастер и Маргарита", ни другие произведения М.А.Булгакова ("Роковые яйца" и др.), с нашей точки зрения, не могут являться основанием для упреков их автора в сатанизме. Редакции более близка интерпретация произведения диакона Андрея Кураева. Правая.Ру продолжит "теологический" спор вокруг М.А. Булгакова и его произведений и приглашает всех принять участие в этой дискуссии


Прикреплённый файл:

 М.А. Булгаков, 4 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

28 декабря 20:29, Вереск:

Несколько впечатлений с борта "парохода современности".

Да, мне тоже не во всём близка точка зрения отца Нектария; уже много раз было сказано, что роман этот, будучи опубликован в глухие ранне-брежневские годы, немалое число читающих и думающих людей определённым образом "разбудил" к настоящей духовной жизни, многих прямо привёл к Евангелию и Церкви. "Чтущий да разумеет". Хотя сегодня, о чём будет сказано ниже, эта книга может произвести уже и противоположный эффект.

Что касается фильма, я уже высказывался о нём, как о явно неудачном проекте, оставляющем определённо неприятный осадок в душе. Это особенно явственно обозначилось для меня, например, вчера, когда показывалась серия, целиком посвящённая балу у сатаны. Сам по себе гнусный сюжет этой "картинки" проигрывает ещё и за счёт весьма примитивного с профессиональной точки зрения его режиссёрского воплощения . В общем, я даже рад, что кино по "Мастеру" получится очень слабым - довольно самого романа, который, на мой взгляд, не стоит сегодня лишний раз популяризировать. "Мастер и Маргарита" - это, я бы сказал, препарат, который следует отпускать строго по рецепту и лицам духовно совершеннолетним. Если кто-то спросит, чья печать должна стоять на этом рецепте, отвечу: печать более-менее трезвого ума и зрелого сердца.


29 декабря 00:37, Александр П.:

Вот бред то!

Кураев оправдывает Булгакова и не может понять сатанизма в романе, хотя сам доказывает кощунство и антихристианские идеи произведения.

Вообще дьявол в романе есть, и за это церковь должна наложить запрет на произведение.

Если бы он здесь показывался сугубо отрицательной личностью это одно.

Но Воланд положительный герой?!

Булгаков показывает всю привлекательность темной силы.

Это вообще, не в какие рамки не лезет.


29 декабря 11:29, Вереск:

Александру П.

***Вообще дьявол в романе есть, и за это церковь должна наложить запрет на произведение***

Ну, уж и запретить... Дьявол, несомненно, есть в романе. Да он вообще есть. А если искать его присутствия в литературе и искусстве, то поиск окажется весьма и весьма успешным. Он действует, например, в "Братьях Карамазовых" - неплохой повод, чтобы запретить великий роман Достоевского, не правда ли? А с Гоголем как быть? Придётся, по Вашей рекомендации, запретить практически целиком телевидение (оно, может, и неплохо бы). Но Вы можете назвать хотя бы одну книгу, запрещённую официально Православной Церковью? Православие ценит свободу человека и доверяет ему, также, как доверил нам свободу Сам Господь. Церковь должна предупреждать человека об опасности (и о.Андрей Кураев делает именно это в отношении "М. и М."), священник ЧАСТНЫМ порядком может не дать благословения на что-то, но запрещать конкретную книгу каким-то особым постановлением Церкви - это уже из практики католичества, которая, заметьте, не только не принесла чаемых результатов, но римская церковь стремительно теряет свои позиции в зап.обществе, да и само это общество.

Нужно не столько что-то человеку запрещать, а самого человека ПРОСВЕЩАТЬ. Тогда и дьявол не будет так страшен, ибо страх перед ним - признак нашего маловерия и недостатка любви к Богу. СОВЕРШЕННАЯ ЖЕ ЛЮБОВЬ ИЗГОНЯЕТ СТРАХ (1 Ин.4,18).


29 декабря 13:45, Посетитель сайта:

Может с опасностью надо бороться?


30 декабря 00:13, Александр П.:

Вереску

-Нужно не столько что-то человеку запрещать, а самого человека ПРОСВЕЩАТЬ.-

Это правда, но церковь должна хотя бы предупреждать, как сделала она с Л.Н. Толстым

Она сказала, что не рекомендует прочтение его рассказов, как не помогающим спасению души человека.

А священнику говорить хорошо об антихристианском романе, не следует. Хотя бы во время поста.


30 декабря 15:59, ZOV:

Вереску

-А если искать его присутствия в литературе и искусстве, то поиск окажется весьма и весьма успешным...

Уважаемый Вереск!

Поиск то окажется вполне успешным, а вот Ваше сравнение с Гоголем и Достоевским явно неудачное.

У этих великих русских писателей зло со всей однозначностью - зло. В романе же БМА зло как нигде "симпатично", "обаятельно", а добро как нигде безцветно и "беззубо". И этот тезис в фильме только подкрепляется использованием в сатанинских ролях известных актеров, постаравшихся сделать его еще привлекательней, зримей, чем на страницах книги.

И эту симпатичность, из кожи вон вылезая, доказывали авторы в коротком послефильмовом сюжете о съеках.

Ну а их упоминание о том, что съемки благословил русский священник - вообще из ряда вон и ни в какие ворота не лезет. Конечно это не идет в сравнение с "венчанием" содомитов, на исполнение которого нашелся в свое время иуда в рясе "среролюбивой национальности" , но все-таки я б на месте Св. Синода мимо факта "благословения" съемок служителем Церкви не прошел.


31 декабря 00:20, Palestin:

Неужели мы так ничего и не поняли?

Причем здесь антихристианский роман?

Когда кровавая идея всемирной революции коммунизма и большевизма, еврейским нашествием пришедшая в Россию под знаменами Маркса, Энгельса и Ленина, стала мировоззрением всех народов огромной Империи.

Вспомните: "... люди как люди, ... страсть к деньгам была свойственна людям всегда... испортил их квартирный вопрос..." и т.д.

Неужели мы так ничего и не поняли?


31 декабря 11:46, Вереск:

ZOV`у

Да, признаю, сравнение в Гоголем и Достоевским неудачное, но сделано оно, если Вы обратите внимание, по чисто формальному поводу: в ответ на слишком упрощённое заявление моего оппонента ("Вообще дьявол в романе есть... и т.д.").

Посмотрев этот злополучный сериал, получил изрядную порцию крайне негативных впечатлений, проще сказать - испытал нечто похожее на отвращение. Лишний раз подумал о том, что профессия актёра есть очень разрушительное бремя для его носителя. Актёр талантливый непременно и максимально вживается в образ своего героя, отчего душа его, как правило, получает колоссальный прилив чужеродных чувств и состояний, что делает этих людей и в жизни зачастую крайне неуравновешенными и раздвоенными в своей личностной сфере. А что такое раздвоение сознания - понятно... Не то же ли самое грозит и талантливому литератору, тем более, дерзающему на создание откровенно инфернальных образов? Это не может не повредить душе. По этой причине, наверное, православное богословие, в отличие от слишком дерзновенного католического, никогда не разрабатывало демонологических вопросов, по крайней мере так подробно и системно, как это делали западные теологи.

Надеюсь, всё же, что заявление авторов фильма о благословении некоего священника - рекламный блеф. Недаром наш Патриарх заявил, что не только сам не смотрел этого сериала, но и всем русским людям советует пореже смотреть телевизор.


2 января 20:01, Илья:

Статья о. Нектария - глубокая и аргументированная. Если уж не соглашаться с ней, надо показать, чем именно аргументы о. Андрея Кураева убедительнее. А в церковь людей привел не роман Булгакова, а чтение Библии, последовавшее за чтением романа. Но могло последовать и другое. Итак, из одного источника течет сладкая и горькая вода? Так не бывает. Булгаков - зеркало изверившегося века, которое и без Христа остаться боится, и от сатаны отречься не желает, потому что не Христос, а именно сатана предлагает человеку творческому решить его "квартирный вопрос". А это мечта Булгакова - покой с любимой женщиной, в окружении своих мыслей и сознании своего величия, которое во всех давил большевизм. И в 1930-е мы воочию увидели: грядет день Господень страшный на все великое и превознесенное.


4 января 23:56, NN:

Раздражение и злобность творчества Булгакова

Не обольщайтесь!

Читатель(зритель) читает роман не затем, чтобы отстраненно и холодно наблюдать жизнь его персонажей. Все более увлекаясь чтением, он сам начинает проживать жизнь, описанную автором.

Вот тут-то и фокус! - Литература так хитро устроена, что взгляд читателя, втягиваясь в события романа или повести невольно (бессознательно) сливается с авторским.

Автор этого романа определенно видит мир глазом злобным и раздраженным, метко подмечает в человеке все низменное и порочное, грязное, недостойное, унижающее человека. Заметьте, в романе нет ни одного персонажа, в котором бы автор не "нашел" чего нибудь грязненького, подленького и злобного. Даже в Иешуа!(проделайте анализ)

А ведь человек это - образ Божий.

И читатель незаметно для себя , на время, пока живы впечатления, проникается авторским видением мира и человека. Становится и сам злобным и раздраженным морфинистом. И столь же незаметно распространяет алгоритм этого видения на собственную жизнь и оценку окружающей действительности.


11 января 18:35, кивский:

Вот фанатики, ну что с вас взять вы же без ваших батюшек и шагу ступить не можите. Да ваши батюшки и есть первые грешники, они первые на суд пойдут. за то что людей заганяют в узкие рамки развития. Для вас любое новшество является бесовской личиной, такие способности человеческого тела как телепатия, телепортация, телекинез, работа с тонкими оболочками, открытие скрытых творческих способностей которые даны каждому человеку...и наконец возможность контролировать все процессы в своем физическом теле. Конечно этим батюшкам которые всю историю церкви стучали власти о настроении в обществе..Конечно им не нужны продвинутые люди им нужны тупоголовые овечки, которые проглотят каждое их слово и сделают все что они скажут, им нужна манипуляция сознанием толпы.

Даже что бы покаятся нужено к ним идти, не проще ли просто покаятся Богу от чистого сердца минуя посредников--- но нет они же якобы имеют прямую связь с творцом, и только им дано знать отпущен грех или нет.

Не фиг гнать на моего земляка, действительно продвинотого человека, конечно он действительно немного перегнул палку это понятно. Дьявол он только в ад может привести, но в целом книга поучительна.


12 января 23:29, Вереск:

кивскому

Вы бы, мил человек, прежде чем на батюшек плеваться, объяснили бы нам всем, что это такое - "продвинутые люди", "продвинутый человек"? КУДА, собственно, продвинутый? Какова конечная цель этого продвижения? Каков его смысл? Может быть, в том, чтобы "контролировать все процессы в своем физическом теле"? И это - предел всей этой "продвижки"? Телепатия, телекнез, телепортация, тонкие оболочки... А для чего ВСЁ ЭТО? О душе-то Вы случайно умалчиваете или как?

А если уж говорить о таинстве покаяния, как оно две тысячи лет совершается в Церкви Христовой, то ведь это Сам Бог и утвердил через Евангелие. Не читали разве: на ком грехи оставите, на том они и останутся и т.д.? Но и Евангелие, как Слово Божие, для вас тоже, видимо, ненужный посредник? Да и Церковь таким продвинутым тоже ни к чему? Ну, конечно, "будете как боги"?

Если "продвинутый человек" Булгаков "немного перегнул палку", то это вроде как бы и ничего особенного? Да палка-то о двух концах, как правило...


19 января 21:17, Киевлянин:

Какова цель- ну для начала все скрытые способности(что бы легче и счастливее жить было) открыть, преодолеть барьер общества- обрести свободу, индивидуальность а не быть овечкой а главное возможность обращаться к Богу без различных посредников, будь то какой-нибудь батюшка(который параллельно еще объяснит какая полит.партия от Бога а какая нет. Мол, за кого голосовать надо. А так как у вас церковь жестко взаимодействует с гос. аппаратом, то понятно, что помимо церковного напутствия еще прозвучит напутствие политическое с религиозным оттенком.) или кто-нибудь другой.

Если человек искренне верит в Бога и соблюдает заповеди, неужели при искренней покаянии Бог его не услышит? Или Бог слышит человека только в присутствии батюшки- классно придумано- для необразованных селюков может и прокатит но для людей которые ищут здравый смысл такое в голове не уложится. Но у вас в Стране есть такие люди, которым не навяжешь – каноны церкви которые принимались под контролем Восточных кесарей. Да и евангелия было несколько тысяч вариантов- выбрали конечно те которые больше подходили светской власти. А в Римской империи христианство приняли для того, что бы массы под контролем держать. Нет конечно я согласен возможно были искренне верующие люди, как простые миряне так и кесари.

Лично я разочаровался как в Киевском так и в московском патриархах- которые толкают душевные речи а потом толкают людей уничтожать политических противников. И Филарет и Алексей как говорил Райкин «из одной конторы». Это политика и еще раз политика. Как они своих прихожан обрабатывают лично видел, как полуграмотных людей кодируют и пускают на баррикады. Конечно тайна исповеди это козырь- ведь можно слабые умы под контроль взять. А как происходит кодировка от сознания к сознанию это нам известно….. А любой батюшка обладает энергетикой как хороший экстрасенс, или даже более сильною- так что прикодировать всяких пролетариев- это раз плюнуть.

А душа что бы она работала- с собой нужно серьезную роботу провести. А у простых смертных она что есть что ее нет- один итог.

Телепатия, телекнез, телепортация, тонкие оболочки... А для чего ВСЁ ЭТО?- ужас но вопрос некорректный.

А зачем вам мобильный телефон, автомобиль, газовая плита, электричество- ведь и без этого существуют .


20 января 00:11, Посетитель сайта:

почему изменен ранний вариант статьи?


20 января 13:53, Александр П.:

посетителю 20 января 00:11

Бояться они. Не хотят смотреть на правду.

Вот и заменили.


5 февраля 19:59, Посетитель сайта:

Стыдно

Выписки из дневника великого русского писателя М. А. Булгакова 1923 года: «Итак, будем надеяться на Бога и жить. Это единственный и лучший способ» (19 окт.). «Может быть, сильным и смелым Он (Бог) не нужен, но таким, как я, жить с мыслью о Нем легче... вот почему я надеюсь на Бога» (26 окт.). Подобными мыслями, свидетельствующими о вере в Бога, наполнен почти весь дневник. «Когда я бегло проглядел у себя дома вечером номера «Безбожника», был потрясен. Соль не в кощунстве, хотя оно, конечно, безмерно, если говорить о внешней стороне. Соль в идее: ее можно доказать документально — Иисуса Христа изображают в виде негодяя и мошенника, именно его. Этому преступлению нет цены»(5 янв. 1925г.).

Вот это в статье — факты.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020