5 апреля 2020
Правые мысли
Музыка

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Александр Андреев
19 декабря 2006 г.
версия для печати

Страшный Суд над самим собой

То, что силились изобразить глашатаи ницшеанского вторсырья, отчетливо проступило в песнях группы Woven Hand, недавно завершившей свой российский тур. Их пост-индастриэл рассказал не о гностических таинствах, а о милосердной и строгой любви Отца нашего Небесного.

Дэвид Юджин Эдвардс провел свое детство в обществе дедушки – странствующего проповедника из протестантской секты назореев, и бабушки, активно привлекавшей внука к церемониям погребения усопших. Эти обстоятельства многое объясняют в характере музыкальных проектов, принесших впоследствии Эдвардсу мировую известность. В возрасте 17 лет он порвал с семьей и назорейской общиной, однако печать глубокой и своеобразной религиозности (в которой образ смерти и вечного адского пламени затмевал светлые ноты благовестия) не изгладилась в нем и спустя много лет.

Первым по-настоящему значимым начинанием Эдвардса стала группа «16 Horsepower», жанровая идентификация которой послужила полигоном для проявления критикам своей изобретательности и способности к комбинированию. Определение «готик-кантри» является, пожалуй, самым скромным (наиболее же разнузданные содержали по четыре-пять неудобосочетаемых элементов), и одновременно адекватным музыкальному материалу. Впрочем, атмосферу данного проекта лучше отражают не плоды словестной эквилибристики журнальных обозревателей, а американская легенда, от которой происходит название группы. В легенде этой рассказывается о человеке, у которого умерла жена, и чтобы отвезти ее тело на погост он запряг в повозку 16 лошадей.

Первый же альбом группы, «Sackcloth ’N’ Ashes» («Власяница и Пепел»), привлек внимание критиков, заняв почетные места в рейтингах музыкальных журналов. В его музыкальном материале породнились мотивы аппалачского фольклора, госпела и захолустного кантри, предназначенного, впрочем, не для беззаботного ковбойского веселья, а скорее, для упражнений с предметами, упомянутыми в заглавии альбома. «Every man is evil, yes, every man is liar» ("Каждый человек есть зло, каждый человек суть лжец") — провозглашается в одной из ключевых композиций альбома, ставший лейтмотивом всего творчества Эдвардса, замешанного на впитанных с детства представлениях о врожденной греховности человеческой природы.

Подчеркнуто религиозная окраска песен Эдвардса не поместила группу в гетто «христианского рока». Постепенно «16 Horsepower» приобрели в США и Европе статус одной из наиболее значимых команд альтернативной сцены, заслужив сравнения с такими знаковыми деятелями как Ник Кейв, «Tindersticks», «Joy Division». Однако, в самом коллективе, и без того не слишком сплоченном (состав группы варьировался на протяжении почти всего ее существования), зрело размежевание. Его итогом стало опубликованное в 2005 году объявление, гласившее, что «коллектив 16 Horsepower решил закончить свое творческое путешествие», поскольку «накопившиеся противоречия, преимущественно политические и духовные, мешают честному и искреннему движению вперед». Впрочем, и самому Эдвардсу к тому моменту уже было тесно в старой упряжке, и свой груз страстей, скорби и сомнений он предпочел дальше тащить один.

Дебютный альбом его сольного проекта «Woven Hand» («Вытканная Рука») выходит в 2002 году. Оставшись наедине с сумерками собственной души, Эдвардс изгоняет из своей музыки последние следы деревенского разгула, сгущая все самые мрачные краски прежнего творчества до поистине босхианской концентрации. В его новых, минималистично, но тщательно аранжированных полотнах доминирует кроваво-красная сангина, угрожающий рокот барабанов оттеняет пронзительные гитарные мольбы, а надрывная исповедальность вокала переходит в непреклонное обличение.

Новая музыкальная ипостась Эдвардса оказалась востребована в музыкальном мире не меньше прежней, и гастрольный маршрут «Woven Hand», поддерживаемой сессионными участниками, насчитывает десятки городов Старого и Нового света. И, наконец, в этом году судьба привела Дэвида Юджина Эдвардса в Россию, к которой он, как и положено американскому гению, всегда питал особые чувства. В интервью русской редакции «Rolling Stone» певец рассказал: «Понимаете, семья моей жены уехала из России прямо перед началом Второй мировой, так что определенная связь с вашей страной более, чем очевидна. Да я и сам, честно говоря, довольно плотно интересовался искусством России — музыкой, литературой, живописью. Но больше всего мне нравится русский язык — все эти длинные завораживающие слова с необычным звучанием».

Думаю, не стоит уточнять, что для московских меломанов концерт 9 ноября 2006 года в «Клубе на Брестской» стал эпохальным событием, едва ли не затмившим (а по факту – и действительно затмившим) по значимости выступление воссоединившихся легенд готик-рока «Sisters of Mercy», прошедшее двумя днями ранее.

Кстати, 9 ноября в Москве имело место еще одно музыкальное событие из числа, что называется, «культовых»: в клубе «В Почете» проходил первый день фестиваля Heilige Feuer, выступающего в качестве смотра сил пост-индастриала, darkwave, и прочего «эзотерического андеграунда». Данное совпадение пост фактум навело автора на некоторые размышления. Существует расхожая формулировка, которую применяют ко всякого рода претенциозным музыкальным проектам, из категории участников того же Heilige Feuer – дескать, это, больше чем музыка, это метафизическое откровение, инициатический опыт, и тому подобное.

Со своей стороны могу засвидетельствовать, что при прослушивании разнообразных пост-индустриальных проектов нечто, напоминающее этот самый опыт, если и возникало, то только из чувства долга по отношению к музыкантам, потрудившимся столь концептуально обставить свое малосодержательное творчество. Тогда же в «Клубе на Брестской» стало понятно, на что примерно указывали их жалкие потуги. То, что силились изобразить глашатаи ницшеанского вторсырья в обрамлении механизаторских созвучий и жертвы кроулианских посвящений в анальные глубины, отчетливо и ясно проступило в песнях простого американского южанина Дэвида Юджина Эдвардса. Они рассказывали не о сакральных интуициях и гностических таинствах, а о милосердной и строгой любви Отца нашего Небесного, и о том, как трудно нам принять эту любовь.

Концерт начался с большой задержкой, но когда начался — пришлось позавидовать тем, кто терпеливо оккупировал первые ряды у сцены на протяжении более чем часа. К сожалению, всем остальным самого Эдвадса можно было увидеть только на экране проектора. Насколько это серьезная потеря, становилось понятно в те редкие секунды, когда его библейски-исступленное лицо проступало между спинами собравшихся. Это лицо во время исполненной на бис (фактически, было сыграно небольшое второе отделение) «Black Soul Choir» — сольно, под звуки банджо – невозможно будет забыть, наверное, никогда. Не помню кто сказал, что музыка Эдвардса — это Страшный Суд над самим собой, но в тот день можно было убедиться в том, что это не просто красивая фраза. «Every man is evil, yes, I am a liar» — уточнял Эдвардс текст старой песни — и казалось, что на досуге он занимается не художественным, а самым непосредственным самобичеванием.

Атмосферу концерта (да и всей музыки «Woven Hand») лучше всего передают строчки из другой песни: «Holy king cause my skin to crawl / Away from every evil thing» ("Святой Царь велел мурашкам по моей коже ползти прочь от всякого зла"). От плотного, вязкого звука группы и покаянно-пророческого вокала Эдвардса действительно ползли по коже мурашки, и становилось явным чувство неизбежного воздаяния за всякое зло.

Профетический тон выступления слегка оттенялся более непринужденной манерой остальных музыкантов, в особенности барабанщика, опрокинувшего по ходу действия несколько стопок водки (кажется, в итоге он еще и расколотил их об сцену), а в конце занявшегося раздачей артефактов — своих многочисленных барабанных палочек и каких-то еще гаджетов. Да и сам Эдвардс не строил из себя мессию, позволяя себе между песнями и (само)иронические улыбки и такие же реплики. А слово «спасибо» он говорил почти без того глупого акцента, от которого всегда делается неловко на выступлениях иностранных музыкантов.Концерт закончился почти в час ночи. «God bless you!» — напутствовал публику изможденный Эдвардс. Как стало известно потом, в гримерке он потерял сознание. А спустя всего полчаса отдал себя в распоряжение поклонников, мужественно раздавая автографы, беседуя и фотографируясь со всеми желающими. Московское выступление, закрывавшее гастрольный цикл группы (21 концерт за 24 дня!) он назвал лучшим во всем туре. Не удивлюсь, если приезд «Woven Hand» будет назван российскими музыкальными критиками «музыкальным событием года».


Прикреплённый файл:

 Дэвид Юджин Эдвардс, 5 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

20 декабря 22:46, словесник:

любовь

> Не удивлюсь, если приезд «Woven Hand» будет назван российскими музыкальными критиками «музыкальным событием года».

Музыкальным ли, только ли? Судя по... Глядя на... Насчёт "критиков" - вряд ли. Но есть люди, которые не критикуют, а любят - в самом правильном смысле. "Любителями" их, конечно, не назову - для них есть более правильные слова.

Хотя нет, - скорее, слов нет.

http://watanabe-cdg.livejournal.com/12774.html

http://pochti-stalker.livejournal.com/158451.html#cutid1

http://zinin.livejournal.com/23630.html

Поклон всем.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020