5 апреля 2020
Правые мысли
Музыка

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Денис Ступников
25 января 2007 г.
версия для печати

«Вересковый Мёд» в крещенский вечер

В клубе «Вереск» периодически выступают «Рада и Терновник», Роман Неумоев, «Калинов Мост». Но ни на одном из этих концертов не было так многолюдно, как вечером, 19 января. Стараниями некоторых сетевых блоггеров группы «Беловодье» и «Чёрный Лукич» собрали аншлаг

Были, конечно, здесь и случайные люди. Кто-то сетовал на организаторов, что его не внесли в гостевой список: «Ну, какие мы после этого друзья…» Одна девушка зазывала знакомых по мобильнику делая особый упор не на том, что в «Вереске» проходит интересный концерт, а на том, что «здесь очень много народу».

«Беловодье» на этот раз играли в электричестве, что позволило им разойтись на полную катушку. Место у бас-гитары занял легендарный участник тюменского «Чернозёма» – добрейший Алекс «Штакет». Девушка-флейтистка Варя Широкова периодически брала в руки саксофон и выдувала из него нечто такое, что казалось значительнее авангардного джаза. Вокалист группы Макс Липатов буквально накануне вернулся из насыщенной поездки в Кострому, в силу чего пребывал в преувеличенно возбуждённом состоянии. Свой несвоевременный выход на сцену он объяснил кратко, ёрнически пародируя, превративших музыку в бизнес: «Пятница… пробки».

Тонко выстроенный сет «Беловодья» показывал символический переход человеческой души из Осени в Зиму. Межсезонье у музыкантов ассоциировалась с внутренним расколом, вызванным непрояснённостью отношений со своей «второй половиной». В одной из песен говорилось о вынужденной замене крыльев на костыли и невозможности оторваться от земли. Холодное же время года оказалось у «Беловодья» связано с укреплением в испытаниях. Так, в песне «Зима» закономерным образом появились «и крылья, и ветер». Музыканты играли так слаженно и патетично, что кто-то вдруг неожиданно промолвил: «Сейчас бы Баха…» Но тут же члены команды грянули искусный и экспрессивный проигрыш – и надобность в немецком композиторе отпала сама собой.

Отсутствие Баха группа компенсировала выступлением ещё одной вокалистки – Анастасии Филатовой, которая целиком исполнила песню про танцы на краю ада. После этого номера Макс поздравил публику с Крещением.

«Беловодье» всячески скромничали, называя свой выход лишь «настройкой перед Лукичём». Когда музыканты сворачивались, администраторы клуба поставили записи «Калинова Моста». Дима «Лукич» Кузьмин немедленно ударился в воспоминания: «С Димой Ревякиным мы учились в одном университете. Я не находил с ним общий язык. Гораздо интереснее мне общаться с Игорем Цоем». Названного персонажа Дима попросил исполнить несколько песен. Ничего особо выдающегося Цой так и не продемонстрировал, не считая лихой словесной эквилибристики и чёткой артикуляции звуков, что и позволяет «держать зал» в подобных случаях.

Наконец, вышел Лукич. В последние годы он пытался петь на концертах побольше неизданных вещей, однако на сей раз оказались исполнены едва ли не все знаковые композиции Димы. Добрались даже до «Лейтенанта Киреева», «Снова я один» и «Эрекции», которая, впрочем, была прервана буквально после каждой строчки. «Я уже не помню… В принципе не помню, когда у меня это было в последний раз», — шутил музыкант.

В Вереске оказалась сыграна бОльшая часть альбома «Девочка и Рысь»: «Светлячок», «Бабье Лето», «Про дождинки»… «Доплыви» напомнила историю из жизни соловецкого старца Николая Гурьянова, который явился к потерпевшему крушение матросу и повелел ему: «Плыви. Доплывёшь. Я за тебя молюсь». Про «Завял Цветок» Дима сказал, что в эпоху безвременья, когда гимном России была непонятная мелодия Глинки, под который даже хоккеисты не вставали, кто-то из знакомых предложил сделать гимном песню Лукича. «Отлично, здесь даже есть строчки про всех нас – «неудачная мечта – одно мученье», — парировал Лукич. На этом критика либерального строя Кузьминым себя не исчерпала. Перед «Михаилом» Дима попросил петь акцентированно: «Миха – Ил!» «Потому что эта песня посвящена Михаилу Горбачёву, а он ведь – дерьмо редкостное!!» – неожиданно пояснил Лукич.

Досталось и Егору Летову, который одолжил у Чёрного Лукича пару песен. «А здесь я одну строчку всё-таки от него утаил», — хитро заметил Дима Кузьмин, приноравливаясь к «Мы идём в тишине». Чтобы не остаться в долгу перед лидером «Гражданской Обороны», Лукич выдал кавер на «Среди заражённого логикой мiра». «А что, только ему одному мои песни петь?», — картинно надулся Дима. А потом вдруг разоткровенничался: «Я вас действительно всех очень люблю. Потому что – старый дурак. Вот Игорь Фёдорович – он не такой, к сожалению».

Зато полное единодушие Лукич высказал с Романом Неумоевым чьей балладой «В Тишине» и закрыл свой концерт в двух отделениях. В этой версии не было типично неумоевского надрыва и напряжённой чеканности слов. Лукич, как обычно, сгладил углы и придал песне свою фирменную нежность.

Новых песен игралось немного. Лукич долго извинялся, прежде чем вынести на суд недавно написанную «Чёрный ёжик и Белая птица». Она справедливо гласила о том, что сейчас «много сильных, нету смелых» и что «каждый тянет свою репку».

С особым трепетом многие ожидали «Вересковый мёд», который в стенах почти одноимённого клуба звучал своеобычно и играл действительно объединяющую роль.


Прикреплённый файл:

 lukich3.jpg, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020