7 апреля 2020
Правые мысли
Музыка

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Денис Ступников
11 апреля 2007 г.
версия для печати

Сыны Осени Господней

Идеолога «Сплина» Александра Васильева всегда интересовало не обессмысливание языка, а, напротив, наделение простейших звуков богатыми, зачастую – взаимоисключающими семами. В полной мере это удалось осуществить лишь в новом альбоме «Раздвоение Личности».

Сплин. "Раздвоение"«Сплин» пришёл в тот момент, когда гранитный крест на условной могиле русского рока был практически воздвигнут. Мало кто всерьёз ожидал каких-то серьёзных открытий и перспективных молодых групп, когда в 94-м едва зародившийся проект Александра Васильева тайно записывал в каморке какого-то питерского театра полулюбительскую пластинку «Пыльная Быль». Два-три последующих года «Сплин» да «Чиж» будут отвечать за всю молодую генерацию русского рока.

И если Сергей «Чиж» Чиграков казался в ту пору слишком грубым и легковесным, то «Сплин» приятно поражал фолковыми элементами аранжировок и замысловато сплетённой вязью славянских образов в лучших традициях «Калинова Моста». Такие песни, как «Жертва Талого Льда» свидетельствовали, что новая команда может проникновенно петь о «сероглазом херувиме» без малейшей профанации.

Название «Сплин» отражало не столько доминируюшее петербургское настроение, сколько служило выражением здоровой самоиронии «последних русских рокеров». «Как молью изъеден я сплином – посыпьте меня нафталином», — писал Саша Чёрный в использованном Васильевым стихотворении «Под Сурдинку». Не в этом ли хотя бы раз в жизни обвиняли и Бориса Гребенщикова, и Константина Кинчева и Юрия Шевчука? Кстати, все трое сразу и единодушно признали молодую группу своими преемниками. Юрий Шевчук пригласил «Сплин» в 96-м играть на рок-фестиваль «Наполним Небо Добротой», БГ зазывал Васильева в качестве специального гостя на свою камерную акустику, а Кинчев уже во время первых московских концертов «Сплина» (куда приходило от силы два десятка человек) пророчил команде большое будущее.

Первый номерной альбом Васильева и Ко назывался «Коллекционер Оружия» (1996). Сам лидер «Сплина» трактовал это так: человечество должно воздвигнуть гигантский ангар, куда нужно снести все боевые припасы за ненадобностью. Этого сомнительного гуманизма надолго, правда, не хватило. Уже 2 года спустя в коммерчески успешном «Гранатовом альбоме» Васильев вновь предлагал разворошить оружейный склад и голосил: «Достань гранату – и будет праздник». Хотя эту песню можно трактовать и гораздо глубже. Гранатовый плод – известный символ Крестных Страданий Иисуса Христа. Следовательно, в песне «Достань гранату» Васильев, вроде как, призывает к духовному очищению. Только результат у него отдаёт каким-то дешёвым хиппизмом: «Будет праздник – сразу и для всех». Мол, люди – цветы, всем будет хорошо – и никакой аскезы со смирение страстей нам не надо. Понятно, что такое состояние никак не могло отличаться устойчивостью – и в «Гранатовом Альбоме» всплывали песни, исполненные малодушия и безверия («Бог устал нас любить»).

Востребованность широкими массами несколько отвлекла группу «Сплин» от напряжённого оперирования различными философемами. Ни к чему не обязывающие радиохиты «Моё Сердце», «Гни свою линию», «Пластмассовая жизнь» смотрелись очень невыгодно на фоне прежнего материала. Одновременно Васильев добросовестно искал новый язык, что вылилось в выпуск экспериментальной пластинки «Реверсивная Хроника Событий» (2004).

Большинство треков в этого альбома уподоблено мантрам и шаманским заклинаниям. Однако идеолога «Сплина» интересовало не обессмысливание языка, а, напротив, наделение простейших звуков богатыми, зачастую – взаимоисключающими – семами. В полной мере это удалось осуществить лишь в новом альбоме «Раздвоение Личности». Скажем, непритязательную реплику «на тебе власть император, на…» автор изящно превращает в благословение справедливому правителю и горькое проклятие тирану. Кристаллизация чистых смыслов, присущих устойчивым словесным формулам, неизбежно приводит Васильева к мыслям о могуществе и справедливости Бога. Так, в «Празднике» пустопорожний комплимент смазливой девушке «Господи, ты лучше всех», внезапно перерастает в благоговение перед Высшими силами, а «Господи» из мимолётного междометия превращается в нервный центр всей песни:

Жили люди, жили. Жили, и не выжили.

Тянули люди жилы – жилы и не выдержали.

Жили. Не жалели. Пели. Обращались к Богу.

Дай пожить немного. Дай пожить ещё немного.

Этот праздник не для всех

Ни для этих, ни для тех

Господи, ты лучше всех

Лингвистический казус всё ставит на свои места. Васильев уже не дерзает петь о празднике, который «сразу и для всех», а говорит о справедливом воздаянии «каждому по делам его». Музыкант – как тот евангельский юноша, который самонадеянно обратился к Христу: «Учитель благий…» А Спаситель ему мягко дал понять, что благ только сам Господь.

По мере того, как в многократном повторе одних и тех же вербальных формул, обнажается архетипическая структура языка, Васильев в альбоме «Раздвоение Личности» постепенно и неизбежно приходит к мысли о необходимости духовного очищения. Пребывая в созерцательном состоянии, персонажи альбома потребляют исключительно постную пищу: «белый дымится рис», «чай на столе, сухари и сушки». И только выполнение своего предназначения (рождение сына) позволяет alter ego автора разговеться в урочную осеннюю пору сыром и вином:

осенью весь мир жаль

скоро доставать шарф

греть вино и есть сыр

осенью придёт сын

Существование перед ликом Господа поневоле заставляет приводить в порядок все помыслы, намерения и страсти:

Вали из моей головы очень срочно!

И вместе с собой забери о тебе мои мысли,

Чтобы Богу не показалось, что мы в этом мире слишком зависли

При этом, название альбома «Раздвоение Личности» фиксирует и нарастание центробежных сил, энтропию. Старая композиция «Мамма Мия», по словам Васильева, повествует о «поисках Бога в состоянии алкогольного психоза». Само собой, результатом такого рискованного предприятия становится ярко выраженное безумие персонажа. Деятельность целого легиона бесов описана в эфемерном триллере «Мелькнула чья-то тень». Всё-таки Александра Васильева пока отнюдь не отличает лёгкость и непринуждёность творческих интенций. Он зависим слишком от многих факторов, боится углубляться в социальные темы (хотя, судя по песне «Матч» ему это вполне по плечу) и разбрасывается ни к чему не обязывающими виньетками, которые оказываются ближе к считалочкам («На счастье»), нежели молитвам. Но хочется верить, что дойдет очередь и до молитвы.


Прикреплённый файл:

 Сплин. Раздвоение, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

12 апреля 21:31, Посетитель №2:

А цитируемая песня - это ведь саундтрек к "Живому". хлебниковские мотивы вроде..может найти альбом?


24 апреля 18:58, IvanDurak:

Замечательная статья.

Не так часто можно услышать об альбоме с такой стороны...

Единственно, не согласен насчёт "Пластмассовой жизни", "Моё сердце" и т.д. Всё-таки поэту и музыканту тоже иногда надо отдыхать от мудрствований... Взять почти любого рок-музыканта - у всех есть таких лёгкие паузы. И они тоже нужны и интересны)

А альбом один из моих вообще любимых.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020