16 декабря 2018
Правые мысли
Музыка

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Денис Ступников
30 декабря 2005 г.
версия для печати

"Третья Чаша" во спасение Князя Игоря

Изобретённый Гариком Сукачевым символ «Третьей Чаши» в новом одноименном альбоме певца моментально наполняется самыми трагическими библейскими аллюзиями

Третья чаша. Гарик Сукачев и Неприкасаемые

Игорь «Гарик Сукачёв любит заявлять о своей вселенской толерантности. Дескать, если вы хотите постигать Православие, то вам следует обратиться к Константину Кинчеву, жаждете гражданской патетики – вам к Юрию Шевчуку, а я тут, так, в рок-н-роллы пока поиграю. Однако всё последнее десятилетие так получалось, что внешне аполитичный музыкант в любых политически заострённых ситуациях занимал наиболее здравую, а потому – вопиюще неудобную для подобострастных чинуш позицию.

В 1996-м Сукачёв со скандалом отказался участвовать в позорном агитационном туре «Голосуй или Проиграешь». Три года спустя – сразу после американских бомбёжек Белграда – Гарик в ходе концертной презентации альбома «Барышня и Дракон» заявил с телеэкрана о своей поддержке «братьев-сербов» и посвятил им долгий ободряющий походный гимн «Белла Чао». Демарш оказался настолько вызывающим, что уже в 2004-м, выпуская тот концерт на CD, издатели поостереглись включать в альбом пламенную речь. Игорь Иванович же, не забыл о братском народе и поныне, записав для нового альбома своей группы «Неприкасаемые» «Третья Чаша» ска-версию легендарной «In The Dead Car» Горана Бреговича и Игги Попа. Ритмы ска, всё чаще ассоциирующиеся с деятельностью групп праворадикального толка, звучат в рамках повсеместно любимой балканской баллады задиристо и провокационно.

Узнав год назад об аресте молодых активистов национал-большевистской партии, произведших театрализованный «захват» президентской администрации, Сукачёв перечислил в их пользу крупную сумму денег. А позже нехотя объяснил, что совершенно не желал повсеместного разглашения этого акта доброй воли, но, раз уж на то пошло, не побоится лишний раз напомнить о подозрительном сходстве деяний нынешних властей с репрессиями начала 80-х против тогдашних неформалов.

Олигархический беспредел и неуклонное сползание нынешней России в товарно-денежную ловушку Сукачёв отразил в социально заострённом цикле из нового альбома «Третья Чаша». Плакатный «Оборотень с гитарой» содержит прозрачный намёк на подрывную деятельность Романа Абрамовича: «Он работает в Тундре, он живёт на Канарах». В злобном памфлете «Watch TV» рокер одинаково сильно бичует опустившегося обывателя, превращённого в вуду бесконечными телешоу, и субтильного яппи, превратившего в фетиш, собственный автомобиль. Песня «IKEA» претендует на серьёзные обобщения. Если рокеры-постмодернисты начала 90-х (Пётр Мамонов, Евгений Фёдоров) подбирали для остановившегося в развитии современного им общества хрупкий, но величественный символ города-музея, то Сукачёв находит ещё более неприглядный образ – безликий стандарт хаотичного европейского супермаркета средней руки. Вместо изолированных культурных пространств – самая дикая и нелепая вавилонская помесь разноплеменных элементов, вместо штучных экспонатов – безликие штампованные поделки с размытой инструкцией по применению. От этой жизненно опасной прозы не спасает даже сказка, ведь её успешные творцы тоже чутко реагируют на изменения потребительских запросов:

Дайте стать гоблином Фродо

Дайте трахнуть принцессу

Скакать на долбанном пони

По сраному лесу

Однако, несмотря на столь неприкрытый цинизм, Гарик Сукачёв всё же далёк от тотального нигилизма, свойственного той хиппистской среде, из которой он вышел. Огульное «я занимаюсь любовью, а не войной» – ничто по сравнению с трагическими произведениями Сукачёва о Второй Мировой. Вершиной его батального мифотворчества стал фильм «Праздник» и звуковая дорожка к нему, записанная в соавторстве с великим Петром Тодоровским. События первых дней Великой Отечественной Войны преломлены в этой картине сквозь житийный антураж обычной деревенской семьи. После иноземного вторжения главные герои фильма интуитивно приходят от стихийного поклонения идолам к просветляющему Крещению в речной воде под градом фашистских пуль. За что и удостаиваются от Бога мученических венцов. «Над твоей головой высшей святости нимб, и два белых крыла за плечами», — поётся в песне «Твой Шёпот и Смех», ставшей центральной темой «Праздника».

В альбоме «Третья Чаша» эта модель богоискательства проецируется на личный миф Игоря Сукачёва. Песня «Плачь» (реквием по новопреставленному отцу) содержит потрясающие откровения о тяжести и тщете языческих ритуалов, корнями вросших в современный быт:

Скован кисеёю чёрной

Скомкан красной кисеёй

Речи на погосте вздорны

Доброй мысли на погосте ни одной.

В такие моменты стонущий, ревущий и мечущийся Сукачёв напоминает своего славного тёзку князя Игоря, насильственно погибшего в эпоху гаснущего язычества от непримиримой древлянской длани. И тот, и другой, будто предчувствуют грядущее христианство, верша спонтанные и опрометчивые дела от смутной испепеляющей тоски по нему. Причём второму Игорю легче — он порою догадывается, что его спасение – в Ольге. Так называется одна из самых светлых песен Сукачёва, которую он посвятил своей жене. Примечательно, что имя Ольга в композиции так ни разу и не упоминается. Игорь Иванович будто специально очищает его от всего мыслимого, человеческого, оставляя нетронутой лишь идею святости.

А непосредственно к Богу музыкант взывает в песне «Третья Чаша». «Я не знаю, что мне делать со своим Богом», — до такой откровенности может дойти только тот, перед кем Господь предстал во всей славе в момент наивысшего кризиса. Непререкаемая уверенность в Божественном Бытии вступает в отчаянную брань с повреждённой человеческой природой. Это приводит к весьма опрометчивому финалу. Вместо закономерного выбора между чашами с честью и позором, Сукачёв зачем-то требует с архангелов некую альтернативную «чашку с номером три». Однако в христианской системе ценностей (которую, желая того или нет, Игорь Иванович принимает в «Третьей Чаше») заявленная позиция «ни вашим, ни нашим» не предусмотрена. Изобретённый автором символ «Третьей Чаши» моментально наполняется самыми трагическими библейскими аллюзиями: нерадивое моление о чаше и непредусмотренная контекстом песни апелляция к апокалиптическому эпизоду с замутнением третьей части вод. Очевидно, что такие знамения обещают мятежному Игорю серьёзные испытания. Но, видимо, только такой ценой можно вырваться как из языческого плена, так и из бренного стандарта магазина «IKEA».


Прикреплённый файл:

 Третья чаша, 4 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

30 декабря 11:45, Вереск:

Мутная водица из чашки №3

Сукачёв мне всегда был крайне неприятен и неприемлем своей эстетикой, прежде всего. Может быть, поэтому я никогда не вслушивался в его песни (и думаю, что ничего при этом для себя не потерял). Был эпизод, который моё отношение к этому человеку окончательно испортил. Мне хорошо запомнилась публично сказанная Сукачёвым фраза в адрес православных христиан, протестовавших против показа по НТВ богохульного фильма Скорсезе несколько лет назад: - Убогие люди, ничего не смыслящие в культуре и искусстве...

То, что изложено в последнем абзаце предлагаемой статьи, убеждает меня в мысли, что Сукачёв, несмотря на все свои громкие и, верю, честные гражданские декларации, попрежнему остаётся убогим и примитивным "богоискателем" в стороне от тех, кого он сам назвал убогими, но которые всё же знают, что им делать со своим Богом.

Впрочем, и Бог знает, что Ему делать со Своим Сукачёвым, а поэтому остаётся надежда на духовное выздоровление Игоря Ивановича Неприкасаемого.


30 декабря 14:41, Посетитель сайта:

Автору

Уважаемый автор!

Спасибо за интересное повествование о жизни и творчестве Гарика С. Читая Вас, хочется верить, что Сукачев - творческая личность, и все-таки, наверное музыкант и человек. Хотя в моем сознании образ этого "бригадира" безнадежно обгажен дешевой квази-уркаганской, нео-гопнической бравадой в союзе с такими, например, монстро-одиозисами как Алла Пугачева. Ну да ладно...

Речь не об этом.

Не совсем понятна Ваша следующая сентенция:

"Если рокеры-постмодернисты начала 90-х (Пётр Мамонов, Евгений Фёдоров) подбирали для остановившегося в развитии современного им общества хрупкий, но величественный символ города-музея..." и т.д.

Не знаком глубоко с творческим путем Евгения Федорова (много, я думаю, не потерял!), но вот помыслить Петра Николаевича Мамонова (даже периода начала 90-х) рокером-постмодернистом, "музейно-городским символистом" - крайне затруднительно даже для такого не музыкального "чухонца", коим являюсь я.

Для меня Мамонов никогда не был рокером - скорее он являл собой архетип традиционного русского бродячего поэта-менестреля. За всей его внешней неприглядностью (в самом широком смысле) скрыта невероятная глубина смысловых и художественных конструкций, "неотмирных" и поту(сю)сторонних голосов и абстракций. Это чувствуется во всем исторически обозримом творческом пути Петра Николаевича. Его духовная контрреволюция и подлинная свобода от уз "царства количества" и "общества спектакля" привела его, с Божьей помощью, к нынешнему, анахоретско-мистическому бытию. Это настоящее Чудо Преображения! Последние творения Петра "Отца родного" Мамонова - спектакли: "Шоколадный Пушкин", "Мальчик Кай..." - диски: "Мыши", "Зелененький" и т.д. - однозначное тому подтверждение. Таким образом, видеть в Мамонове т.н. "рокера" - следовательно не видеть и не чувствовать самого главного - действительной широты таланта этого богатыря Русской словесности и исполина звуко-гармонического пространства.

Прошу прощения за высокопарную нудятину и излишне корявую субъективную патетику, но вдумайтесь сами: Где у Петечки хрупко-величественный городской символизм? Где? В чем?

Может быть в "52-м понедельнике": "...сколько кругом магазинов...блестят зеркалами витрины..."?;

или в "Буги...": "...жаль, что мне не разрешают поселиться жить в музей..."?;

или в "Бутылке водки"?; "Курочке-рябе"?

Непонятно. Незаметно. Нету.

Вот.

Петр Мамонов - ум, честь и совесть нашей эпохи! Он не кривляется и не выпячивается подобно тому-же Шевчуку или Сукачеву в угоду конъюнктуре, моделируемой сами знаете где и кем.

Он идет своим путем: "Я прийду незаметно, когда дрыхнешь ты..."!

"Кипяток не оставит следов..."!

Пусть Сукачев и прочие "скляры" вместе с их "ямщиками" поворачивают куда хотят, хоть, по их словам, к самому чо.ту! Хоть к лешему...

У нас есть - Петр Мамонов! И мы никому его не отдадим! Он наш! Он - "отец родной"!

Да, ничто человеческое нам ни чуждо и склонность к гиперболизации своих героев в крови у русского народа. Но несмотря на все окружающее - пока стоит Русь - не прейдут у нас такие Люди как прекрасный музыкант, талантливый актер и режиссер, просто хороший человек - Петр Николаевич Мамонов!!!

"Встань пораньше, взгляни в окно,

видишь солнце встает,

это я плюнул кровью на дно,

в голубой небосвод..." (из П. Мамонова)

Еще раз извините за пространность и примитивизм.

Ждем Ваших новых интересных материалов об истинно Русских музыкантах!



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2018