18 ноября 2018
Правые мысли
Музыка

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
15 мая 2006 г.
версия для печати

Русский Бродяга из параллельного мира

БГ виртуозно овладел своими собственными лирическими масками. Как легко и без малейшей фальши он переходит от одного состояния к другому! Это свидетельствовало, во-первых, о достигнутом профессионализме, во-вторых, — о конце творчества. Однако, с концом творчества искусство, как видно, отнюдь не заканчивается.

Беспечный Русский Бродяга1.

Несколько лет назад, на концерте, посвященном 30-летию «Аквариума», меня поразило, насколько виртуозно БГ овладел своими собственными лирическими масками, как легко и без малейшей фальши он переходит от одного состояния к другому – от, например, интонации «Вавилона» к интонации «Серебра Господа моего» — очень просто, без всякого усилия. Это свидетельствовало, во-первых, о достигнутом профессионализме, во-вторых, — о конце творчества. Однако, с концом творчества искусство, как видно, отнюдь не заканчивается.

Довольно сложно представить, как новый слушатель может войти в герметичный мир «Аквариума» – похоже, что на него и не рассчитывают здесь: новый альбом адресован «аквариумистам» со стажем. Он нарочито эклектичен: довольно значителен по времени разброс вещей — от "Скорбеца" (1997) до песен ещё никогда и нигде не слышанных (если только песня «День в Доме Дождя» не написана вообще где-нибудь в 80-е годы прошлого столетия). В принципе, это вполне по-аквариумски: так записывались многочисленные тома «Истории Аквариума».

«В доме дождя», если все-таки это новая вещь, — искусная автостилизация, словно специально созданная для любителей классического «Аквариума» 80-х: весь образный строй оттуда – с «10 стрел» и «Равноденствия». Здесь, в частности, мы вновь неожиданно сталкиваемся с юношесско-романтической метафорой сна, активно используемой БГ 80-х («Она не знает, что это сны», «Сны о чем-то большем» и др.):

Если мы не уснем,

Нам не спастись.

Здесь так всегда,

Здесь как во сне:

Деревья знают секрет,

А небо меняет цвета.

На моей стороне.

Сон – как истинная реальность, в противоположность «действительности». В этом сне – деревья, цветы, капли в воде, небо, луна и т.д., чего только нет в этом сне – задействованы, кажется, все природные символы, кроме разве что камней – о которых БГ и так, впрочем, раньше высказал, наверное, всё, что думал.

Здесь мы вновь встречаем классическое для раннего БГ Ты – обращение к божеству, в котором угадывается женская сущность:

Я искал Тебя столько лет,

Я знал, что найти нельзя,

Но сегодня Ты рядом со мной

В комнате, полной цветов,

В Доме Дождя.

Тут же (и, похоже, вполне к месту) вспоминается:

...Никто не вышел из дома

Той, что приносит дождь.

...Я знаю имя звезды,

Я стану словом ответа

Той, что приносит дождь. ("Кад Годдо", 1984)

Может быть, это, в самом деле, ответ из нынешнего времени самому себе двадцатилетней давности? Разница лишь в том, что тогда, 20 лет назад, герой только искал, сейчас же, как ему кажется, нашёл искомое. Тогда он лишь хотел стать "словом ответа", теперь — стал им:

И если Ты спросишь меня,

Я отвечу Тебе на всё

словами Луны.

От этого становится немного скучно. Разве можно здесь – пусть даже во «сне» и каком-то особенном «Доме Дождя» — обрести то, что все мы ищем на земле? Можно ли "словами луны" ответить за самого себя? И если в 80-е очень хотелось вместе с героем БГ «стучаться в двери травы» или попасть в тот дом, о котором пелось, например, в «Аделаиде» — все помнят, конечно (а кто не помнит, для тех специально в 2000 г. БГ перепел и перезаписал с новыми музыкантами эту песню):

Ветер, туман и снег.

Мы одни в этом доме.

Не бойся стука в окно – это ко мне.

Это Северный Ветер, мы у него в ладонях.

Хочется ли теперь, вслед за героем, в этот «Дом Дождя», где, по утверждению БГ, «сходятся все пути»? Скажем честно: совсем не хочется. Если это и рай, то какой-то слишком кельто-ведический, выхолощенный, сахарный, и слишком многого в нем недостает честному християнину! Нет в этом доме ни истории, ни предков, ни святых, ни – самое главное – нет в нем Христа. И сколько бы секретов ни знали многочисленные «деревья», они не знают единой Истины единственного Древа – Честнаго Креста Господня...

Да, в этом Доме нет страдания, нет боли – об этом мечтал ранний БГ, из-за этого он, собственно, и отверг русский путь – путь печалей, бед и скорбей. Об этом БГ открыто признается в двух композициях: «Мама…» и «Скорбец».

2.

«Скорбец», написанный на выходе из русской темы и ведущий в откровенный демонизм «Лилит», содержит в себе кощунства и при этом достаточно откровенно рисует внутреннюю драму лирического героя: отторжение от русского, нежелание иметь «скорбец»:

Очнулся в цифрах

ангельских крыл

Высоко над землей,

где я так долго жил.

Небесные созданья

Несли мою постель

Ворон, птица Сирин и Коростель.

Земля лежала, как невеста,

С которой спьяну сняли венец.

Прекрасна и чиста, но

В глазах особый скорбец.

...

Я спрашивал у матери,

Я мучил отца

Вопросом: как мне уйти

От моего скорбеца?

Потом меня прижал

в углу Херувим

Сказал: без скорбеца

ты здесь не будешь своим.

С тех пор я стал цыганом:

Сам себе пастух и сам дверь.

И я молюсь, как могу,

Чтобы мир сошел вам в души теперь!

Текст представляет собой не что иное, как совмещение в едином гностическом мифе двух известных лермонтовских сюжетов – по мотивам стихотворений «Ангел» и «Пророк». Но только лермонтовский герой не отказывался иметь скорбец, хотя и признавал, что его душе:

Звуков небес заменить не могли

...скучные песни земли.

Напротив, особый «скорбец» и явился предметом вдохновения для поэта – и не только для одного Лермонтова. Русская муза вообще, действительно, скорбна и печальна, тем не менее, обычно предпочитают утешаться ей. Здесь же налицо стремление, так сказать, «вернуть билет». Особенно сильно сказывается оно, когда производит истошный, хриплый вопль: «Мама, я не могу больше пить!» — крик о неспособности, несмотря на все усилия, быть русским. Этот текст заслуживает того, чтобы привести его полностью:

Мама, я не могу больше пить!

Мама, я не могу больше пить!

Мама, вылей всё, что стоит на столе –

Я не могу больше пить!

На мне железный аркан,

Я крещусь, когда я вижу стакан,

Я больше не в силах поддерживать этот обман:

Мама, я не могу больше пить!

Патриоты скажут: я дал слабину,

Практически продал родную страну,

Им легко – а я иду ко дну,

Я смотрю, как истончается нить.

Мама, я не валял дурака,

Тридцать пять лет от звонка до звонка,

Но мне не вытравить из себя чужака,

Мама, я не могу больше пить!

Мама, я не могу больше пить!

Мама, я не могу больше пить!

Мама, позвони всем моим друзьям,

Скажи: я не могу больше пить!

Вот оно, это поле во ржи:

Под босыми ногами ножи,

Как достало жить не по лжи.

Мама, я не могу больше пить!

Скажи моим братьям, что теперь я большой,

Скажи сестре, что я болен душой,

Я мог бы быть обычным человеком,

Но я упустил эту роль.

Зашёл в бесконечный лес,

Гляжу вверх, но я не вижу небес,

Скажи в церкви, что во всех дверях стоит бес –

Демон Алкоголь.

Алкоголь в данном случае – по-видимому, тот демон, который позволяет окончательно соединиться с русским пространством. Однако, полно: демон ли это? Разве не по Божьему промыслу мы рождаемся в России «с умом и талантом»? Не приходим ли мы в согласие с Творцом, когда принимаем этот мир, когда смиряемся перед величием своей истории, когда начинаем любить землю своих отцов, родные просторы и свое бесконечное небо? Здесь у автора выходит какая-то путаница, но путаница очень характерная и поучительная, чем и замечательно любое произведение искусства, которое выводит на поверхность безсознательные чувства множества людей. В данном случае – чувства русских, ненавидящих и не принимающих Россию.

Вообще тема беса, «чужака» особенно остро зазвучала после того, как в альбоме «Снежный лев» (1996) Гребенщиков расплевался с «древнерусской тоской». Отказав нынешней России в христианстве (которое у БГ несовместимо с кровью и насилием), не поняв и осудив Чеченскую войну, БГ потянулся к более человеколюбивому (как ему кажется) учению тибетских лам. Однако, оказалось, что отречение от России требует и отречения от Бога, исповедуемого в России. БГ наступил на горло собственной песне и сделал это: в первой песне альбома «Лилит» (1997) похулил Христа, в песне «Скорбец», записанной вскоре, но вошедшей как раз в нынешний альбом, кощунственно снизил образ Бога-Отца. Именно тогда мы услышали, наверное, самую страшную песню БГ – о демоническом двойнике, «чужаке», который является ему, поднимая со дна души самые жуткие чувства и воспоминания, кривляясь и чего-то требуя:

Вокруг меня темнота,

Она делает, что я прошу.

Я так долго был виновным,

Что даже не знаю, зачем я дышу.

И каждый раз – это последний раз,

И каждый раз я знаю: приплыл!

Но, глядя на тебя, я вспоминаю сейчас

То, что даже не знал, что забыл!

Тогда же появляется образ «мертвеца на плечах»:

Я хотел быть как солнце

Стал как тень на стене,

И неотпетый мертвец

Сел на плечи ко мне.

Поэтому если мы слышим: «Я крещусь, когда я вижу стакан» – надо понимать, что это не знак особого благочестия лирического героя, но скорее «открещивание» ото всего русского. Алкоголь – с одной стороны, попытка «растворить» в себе чужака, вытравить беса, с другой же стороны – это сам бес и есть, в этом тупик и отчаянный ужас положения. Но, как известно, бес – отрицательная частица, нежить, то, чего нет, поэтому ему надо выдать себя за кого-то. Овладевая душой героя, он противопоставляет его всему русскому и доводит до отчаяния. Герой, «тридцать пять лет» (возраст «Аквариума») отработав в «русском эфире», почему-то ощущает себя здесь чужим. Очевидно, это «мертвец за плечами» и навязывает ему представление об его чуждости. Но избавиться от беса, подменяющего собой образ России, не удается.

Замечательно, однако, что глубина падения открыта лирическому герою, он честно признается в том, что «идет ко дну», в отличие от тех, кого он именует «патриотами». Патриотом сегодня, действительно, быть легко, это не требует особенной рефлексии и работы над собой, а вот «смотреть, как истончается нить», по-видимому, значительно труднее. Эта нить – пожалуй, ключевой – наиболее тонкий символ песни. Имеется ли в виду цепь традиции, или та нить, которой небо таинственно связывается с землей, или нить, которая связывает (но и разделяет) мир живых с миром мертвых, — в любом случае, это образ, вселяющий тревогу: «Что-то происходит, приближается катастрофа» — так, кажется, можно понять истончение нити. И поведение лирического героя тем самым получает некоторое оправдание: он падает на дно, жертвует собой, чтобы предупредить всеобщее падение, а может, и предотвратить его.

Поле во ржи – отсылка к сэлинджеровскому “The Catcher in the Rye” – казалось бы, причем тут Россия? Но, во-первых, ржаное поле – один из символов русского (слова рожь и русь едва ли не тождественны этимологически), а во-вторых, можно вспомнить, какой колоссальный успех, особенно в молодежной среде, имел этот роман в 70-80-е. Перевод Райт-Ковалевой полностью вписал сэлинджеровского героя в советский контекст, и его бунт против официоза и фальши, его стремление скрывать свою щемящую искренность путем проигрывания у всех на виду идиотских ролей, полностью переносились в отечественную традицию, где такое поведение издавна зовется юродством. Поле во ржи (в переводе Райт-Ковалевой – «пропасть во ржи») – символ недостижимой искренности, обретения самого себя.

Другая цитата – из Солженицына — является девизом диссидентского движения той же эпохи.

Итак, что же хочет сказать нам герой Гребенщикова, скрещивая Сэлинджера с Солженицыным? Искренность, неигровое отношение к реальности достигнуто, но под босыми ногами искренности всегда оказываются (надо полагать, здесь, в России) «ножи» — каждый шаг причиняет страдание и несет в себе смертельную опасность. Собственно, это, наверное, и есть «жить не по лжи», от чего герой досадливо отмахивается: достало! Иными словами, достала искренность, достала правда жизни. Гребенщиковский герой бунтует против того, к чему, наоборот, стремятся герой Сэлинджера и Солженицын – против искренности, правдивости: он хочет отстоять свое право на игру, на притворство – в конечном счете, на искусство, которое всегда немного игра и притворство.

Трагедия героя в том, что на самом деле этого права требует в нем бес, для которого игра и притворство – нормальная среда существования. А вот режущая в кровь искренность, острая обнаженность сжатого ржаного поля – мгновенно изгонит беса. Беда в том, что герой не может выносить этой боли, боится смерти. Забыть о боли и о смерти можно, если начать пить – но пить значит опять-таки притворяться. Получается замкнутый круг. Безысходность: герой больше не может пить = притворяться, но его «достало» и «жить не по лжи» = не притворяться. Он запутался, заблудился. Он зашёл в лес – разумеется, Русский Лес, из которого прекрасно видится небо, но небес-то как раз ему и не видно, лес становится заколдованным, превращается в дантову метафору ада:

Земную жизнь пройдя до половины,

Я оказался в сумрачном лесу…

Бес же мерещится всюду, он стоит «во всех дверях» (что это как не перифраза «близ есть при дверех»?), и герой, уже в тоне Апокалипсиса, шлет свое «послание церквям»: И ангелу Пергамской церкви напиши: так говорит Имеющий острый с обеих сторон меч: знаю твои дела, и что ты живешь там, где престол сатаны… (Откр. 2:12-13)

Послание свое он передает, разумеется, через Маму – к которой и обращен весь этот лирический монолог. Вообще обращение к матери, проходящее через всю поэзию Гребенщикова, заслуживает отдельного рассмотрения. Здесь же очевидно, что мама осуществляет идею связи со всем миром живых для героя, теряющего эту связь («нить»?) «Мама», само собой, и есть Родина, Россия. Отношение к ней героя совершенно особенное, она для него всё, без нее он не сможет жить, она последнее, что его вообще связывает с землей. Посему упрек в «отсутствии патриотизма» автора этого своеобразного «письма к матери» будет неадекватен. Антиалкогольный опус явно развивает тему одного из последних шедевров БГ – «Человека из Кемерова»:

У меня были проблемы,

Я зашел чересчур далеко.

Нижнее днище нижнего ада

Мне казалось не так глубоко.

Я позвонил своей маме,

И мама была права,

Она сказала: немедля звони

Человеку из Кемерова.

«Мама» в поэтике БГ вообще не может быть не правой: она носительница абсолютной истины, и с ней герой не теряет связи, на какой бы глубине внутреннего ада он ни находился. Другой вопрос, почему это именно Мама и почему в мире БГ столь зияюще пусто место Отца? Но это вопрос уже вовсе для особого разговора.

3.

Наивный слушатель, кстати, не должен обманываться и относиться к словам БГ слишком всерьез: антиалкогольный императив одной песни ничуть не мешает апологии пития в другой. Стакан, от которого только что открещивался герой, появляется, причем во множественном числе:

Ну-ка мечи стаканы на стол,

И прочую посуду,

Все говорят, что пить нельзя,

А я говорю, что буду!

Рано с утра, пока темно

И ты ещё в постели,

Чтобы понять, куда идти,

Чтобы понять, зачем идти,

Без колебаний прими сто грамм –

И ты достигнешь цели!

("Стаканы")

Равно здесь ошибется и тот, кто воспримет этот призыв буквально: разумеется, перед нами амбивалентная ирония, подкрепляемая бодрым ренессансным музыкальным сопровождением.

На сей раз у БГ вообще очень много специфического юмора, много типично аквариумовской карнавальности. «Хожение за три моря-2», которым открывается альбом, оказывается пародийным наркоманским трипом в стиле «хаус», что, конечно, не является насмешкой над известным произведением древнерусской словесности, но скорее имеет горьковатый привкус, наподобие всё той же «древнерусской тоски». Русская провинция по-прежнему совершенно не защищена от наркоатак.

Прекрасно помню огромный рекламный щит в Костроме 2000 года: «Скажи нет наркотикам». Он смотрелся и читался совершенно по-другому, нежели в Москве. Сразу становилось ясно, что в Костроме, среди всех этих старых плачущих домов с резными наличниками, среди облупленных храмов и колоколен, среди нищих, побирающихся детей, сказать «нет» наркотикам особенно трудно, почти невозможно.

Ирония не мешает проявлениям «чистой лирики», где русская безсмыслица, как и положено, встречается с русской верой. В песне «О смысле всего сущего»: «треугольниковский» абсурд соединяется с «костромской» интимной русско-лирической интонацией, заявленной с первой же песни:

Человеческая жизнь имеет более одного аспекта:

В городе Таганроге есть два Звездных проспекта…

Чудно звучит непривычный для современного слуха силлабический стих. Снова, как в начале 90-х, русская провинция выступает у БГ носительницей абсолютных смыслов, и в ней сталкиваются две истины, точнее два пути: советский и собственно русский. Пути символизируются двумя «Звездными проспектами»: по одному, вылезая из шахт, мимо домов из «шлака-бетона», «маршируют белозубые космонавты»:

А на другом — все дома в полтора этажа,

И по истоптанной траве гуляет коза.

День проходит, и два проходит,

Веревка перетерлась, но коза не уходит.

Ей совершенно некуда идти:

Она смотрит в небеса и шепчет: Господи, прости!

Противопоставление космонавтов, вылезающих из шахт (то есть как бы летающих вниз), и козы, глядящей в небеса, разумеется, абсурдно, но вполне понятно: сталкиваются два, по сути, несовместимых подхода к жизни: горизонталь советского модерна с его претензией быть впереди всего живого на земле и вертикаль традиционной Руси, существующая вне времени. Если белозубые Космонавты (советские люди) весело маршируют по своей улице, хоть она и ведет в преисподнюю, то Русской Козе «совершенно некуда идти», для нее остался лишь путь наверх, в небеса, к которым она и обращается с покаянной молитвой. Звезды космонавтов – это совсем не те звезды, которые видит Коза. Гребенщикову удается здесь быть по-треугольниковски кратким и выразительным. Важно отметить, что Русская Коза совершенно свободна, веревка, которой привязали ее к месту – перетерлась, но эта свобода может быть реализована лишь в служении Господу, потому-то Коза никуда и не уходит: лишь здесь, в «Таганроге», есть такие небеса, с которыми возможно разговаривать. И, однако, этот Таганрог, или, другими словами, Русский Космос, совмещает в себе «два аспекта»: и Космонавтов, и Козу.

Кого-то может покоробить эта самая коза, но, надо знать свою культуру — образ абсолютно аутентичен: это юродивая коза – эстетика абсурда здесь взаимодействует с традицией русского юродства. (Можно вспомнить, навскидку, ручную козу блаженной матушки Натальи – юродивой ХХ века). Юрод Гребенщиков стыдится любого пафоса, в том числе и религиозного, и о священном может говорить только прикровенно.

На письме текст песни «О смысле всего сущего» выглядит совершенно амбивалентно, он близок (как и весь абсурдистский БГ конца 70-х) раннему Заболоцкому, и лишь особая, знакомая с «Русского альбома» сердечная интонация убеждает, что слова «Господи, прости!» сказаны молитвенно, то есть совершенно всерьез и по конкретному адресу.

И вот уже совсем «костромская», щемяще-грустная, искренняя «Voulez-vous coucher avec moi» о примирении со смертью и как бы в подтверждение неотступности русской тоски:

А я, брат, боюсь,

А ты, брат, не бойся.

Принесло дождем, унесет по ветру.

А если я умру, ты не беспокойся,

Просто потерпи –

Станет легче к утру.

Язык ключевой фразы отсылает к французскому шансону (как и заглавная песня с альбома «Кострома mon amour», 1994). При этом само это выражение (кажется, неправильное, следовало бы сказать: Voulez-vous vous coucher avec moi) напоминает стандартную фразу уличной девушки: «Не угодно ли Вам лечь вместе со мной?» Образный ряд – Россия, одиночество, уличная девушка, смерть – говорит сам за себя.

Даосские мотивы «Радио Африки» воскресают в памяти при прослушивании «Ткачихи» – тонкой пародии на книгу «Чжуан-Цзы». Прием смешения советской и даосской тем в современной литературе приобрел популярность в связи с творчеством В. Пелевина, но нельзя не отметить тут вторичность модного прозаика: БГ и Джордж (Анатолий Гуницкий) все эти штуки проделывали ещё в 70-е, на заре "Аквариума".

Завершает альбом написанный около четырех лет назад «Терапевт». В качестве финальной эта песня вызывает массу вопросов. Фраза «Да хранит тебя Изида!» поется, как и «Господи, прости!» — совершенно всерьез, а сама песня даже содержит некую особую суггестивность:

...Все святые глядят на тебя с укором.

Перестань делать вид, что не можешь понять их!

Ты один на пути навсегда.

Улыбнись, растворись в шорохе листьев

В шепоте летнего льда.

Да хранит тебя Изида!

Опять же: Египту были посвящены «Любимые песни Рамзеса IV» (1993). Снова самоповтор? Вечное возвращение? Неужели герой пожертвовал самым дорогим и близким, остался один, чтобы... молиться Изиде и посылать на нас, живущих каждый со своим «скорбецом», ее мир и благословение?! Неужели Изида – это Та, о которой БГ поет уже 35 лет? неужели именно с ней он затворился в Доме Дождя, неужели ради нее он отринул все русское, предался бесу? И все это – только ради того, чтобы «улыбнуться, раствориться в шорохе листьев, в шепоте летнего льда», обезличиться, расчеловечиться? Жертва явно неравноценна.

Что до нас касается, мы предпочли бы в этом случае остаться со скорбецом – каким-никаким, но своим, завещанным Самим Спасителем: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин. 16:33). Звуки же песен БГ таким образом станут для нас чем-то вроде «голосов из параллельного мира». Всё это интересно, но прямо нас не касается.

Самому же Бродяге — пожелаем к имеющейся беспечности, которую Пушкин считал даром небес, ещё и мужества победить мир и всё-таки вернуться домой. В очередной раз — и уже навсегда. Поскольку выражение "везде Эдем" нельзя не признать богословски ошибочным. Вопреки пантеистическому утверждению Бродяги, Эдем отнюдь не везде: светлый рай и лежащий во зле мiр — вовсе не одно и то же. Бродяга же вот уже десять лет кружится по орбите Русского Космоса, не различая верха и низа.

Пора Домой!


Прикреплённый файл:

 Аквариум, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

15 мая 15:01, Михаил:

От изиды к сатья-бабе,из секты в секту ходит БГ.Богов много говорит- от беса к бесу кружит.Кружит ветер хоровод,так и жизнь пройдет.И не узнает никогда,что НАД небом голубым есть город золотой,потому как ищет ПОД.Спаси его ГОСПОДИ.


16 мая 22:45, Sabbaka:

о свинье

Не будем забывать, что речь идёт о похмельном бреде и капризах одного из богатейших шутов России, приятеле и конфиденте Березовского и Закаева, следовательно, персонаже, который непременно разделит их участь. Безсмертные слова бывшего Председателя КГБ Семичастного о свинье, которая гадит там, где жрёт, здесь вполне применимы.

Ах, Клава, жена моя, Клава,

Ну как твоё сердце могло

Такого красавца, орла и героя

Сметить на такое ...?

В точности про БГ сказано.


18 мая 18:05, Посетитель сайта:

БГ

Наигравшись за границей в рок без ролла,создав Радио-тишину,вылив воду из "Аквариума" и отпустив на волю "рыб", БГ вернулся домой и подобно блудному сыну был принят со всеми почестями, обласкан и признан! "РУССКИЙ АЛЬБОМ" - это лучшее на мой взгляд, что создано русским БГ для братьев по крови -исповедь человека, который ЖИВ!!! и понял, что некому мстить и дышит свободно... Но-о-о... Дальше - навигация в мiр, как бы он не назывался!

Мiр Россию ненавидит за Богоизбранность, за Покров Богородичный, за наших святых, каждый раз отмаливавших нас у Бога! То СЕРЕБРО ГОСПОДА МОЕГО, о котором раб божий Борис однажды сказал в песне, войдя Светлой стрелой - наш единственный путь в Царствие Небесное! Помолимся о брате Борисе... Дай ему Господи СВЕТлых помыслов и дел!!!

Милости всем Божией


22 мая 10:43, Рамзес IV:

Удивительно, как все исторически Богоизбранные в упор не видят своего зла. А ненавидят вас потому, что вы себя слишком любите, господа. В этом есть Божья справедливость. Оттого и невмоготу честным людям на вас смотреть. Патриотом-то сегодня и вправду быть - легче некуда. Потому и противно - прав БГ!

А поэту от своей совести ни за какими идеологиями не укрыться.

Вы же, Илья, плаваете в своей статье как бы между двумя центрами, оттого она производит впечатление легкого бреда.

Да хранит вас всех Изида!


22 мая 17:26, Sabbaka:

О "плавании между двумя центрами" сказано предельно точно. Без комментариев.


23 мая 11:54, Посетитель сайта:

Поверьте старому Аквариумисту

Все, что написано не позже "Русского альбома", включая его, делалось плохо ли, хорошо ли, но искренне. После этого БГ стало слушать невозможно, все живое и настоящее из его песен ушло. Осталась одна мишура, красивые, но пустые узоры калейдоскопа.


23 мая 12:06, ИБ:

Фараону и Саббаке

>Вы же, Илья, плаваете в своей статье как бы между двумя центрами, оттого она производит впечатление легкого бреда.

Не плавал бы - не писал бы. Те, кто в одном центре, уже не пишут ничего.


23 мая 12:08, ИБ:

И еще - Саббаке

Кто-то сказал: ближе к центру истина двоится. Или я что-то не так понял?


24 мая 01:04, Рамзес IV:

>Те, кто в одном центре, уже не пишут ничего< Всё верно. Но в том, кажется, и задача автора (созерцателя?), что бы суметь оба центра совместить. Нужен точный прицел, тогда будет и попадание точно в цель. А слово "грех" ведь, если с греческого перевести дословно и значит "промах"?

Что касается БГ, то его понесло от православия потому, видно, что не нашел он здесь любви. Не столько в самом православии, сколько в людях, его исповедающих. И это справедливо. Кто-то даже выдвинул лозунг "Спасти православие от православных", - по моему животрепещущий.

Сатьи-баба - замена, конечно, не ахти какая, но по существу, весь БГ кажется вот в этом:

"...Только стыдно всем стадом прямо в царство Отца,Мне б резную калитку..." (Кострома мон амур)

Или как это у Летова (Вселенская большая любовь): "Моя секретная калитка в пустоте..."

Они ж, поэты, экзистенцианалисты, а вы им только "взвейтесь да развейтесь". И система мира все та же "свой-чужой". Вы людей-то за лозунгами да за словами не видите и не любите, вот они от вас и бегут. А Христос всем руки протягивал, Он умел различать, где человек, а где грех и не гнушался самым последним прокаженным. И никого не судил (хотя право имел), а вы судите всякого с полувзгляда-полуслова (хотя права никакого не имеете).

БГ, он, конечно ПОД ищет (город-то Золотой), ну и что? Имеет право, как Фома - не увижу - не поверю. Он же в ВАС его ищет, ведь вы же утверждаете, что ЗНАЕТЕ. Но в ВАС не находит, потому и тоска древнерусская. А вы головы задрали и ищете НАД, а людей вокруг не замечаете (да они вам и не нужны, они для вас слишком мелки).

И кто из вас более прав? Вот вам и два центра - совмещайте.


26 мая 16:33, Алена:

Спасибо

Очень хорошая и интересная статья, неоднозначная, но это и хорошо- есть о чем подумать читателю. Только, извините, некоторые метафоры вы слишком однозначно воспринимаете. Изида, (кроме всего прочего)- богиня, оплакивающая усопших. Настаивать не буду, но кажется, это тот случай, когда важно не имя, а смысл имени.


28 мая 20:11, Voltchina:

Аквариумистам

БГ - игрец. И пусть себе играет. Не след требовать от него быть трибуном Русского национального возрождения. Художественная ниша, созданная им, несомненно является частью Русской культуры. Так простим же тому, кто развлекал нас столько лет замечательным сюрреализмом питерского разлива, его смысловые огрехи и ослышки. Аминь!


3 июня 12:27, Русский прохожий.:

Палестинская грусть

А может ббыть всё проще? Может это просто палестинская гурсть задёрнула неопределённой (но конечно же трагической!) паволокой глаза барда. Может БГ надо читать как Б-Г? И только его добрая еврейская мама - его настоящая родина?


24 июля 11:14, Сергей Углев:

А мне нравится, помимо Русского альбома, Снежный лев, например. Пси, Сестра Хаос - это тоже довольно неплохие альбомы, просто иные. У БГ действительно нет альбомов, похожих друг на друга. В то же время, как ни крути, через все альбомы проходит единая связующая нить.

Да какая разница, чей он там друг, какая разница, что к Березовскому в гости ходит или 50 лет в Кремле играет!! Это его выбор, выбор человеческий, и Бог ему судья. Как музыкант мне он глубоко симпатичен: когда бы я его не услышал, это всегда минута качественного (в музыкальном плане) материала. Господа, времена, когда русский рок-это протест, несколько трансформировались в нечто более глубокое. Самобытность советского рока была в нетерпении политики партии, в невозможности жить в ЭТОЙ СТРАНЕ. И тому же БГ, ему же просто тогда хотелось свободно ходить в джинсах и с длинными волосами... Сегодня это разрешено. Цели тогдашнего протеста достигнуты! А что русский рок сейчас? Какова его цель?


8 октября 06:14, Erem777:

Статья отличная. И всё в ней, так как оно и есть. Раздвоенность – это беда русской интеллигенции. Надо помнить, что БГ – это все-таки шут, скоморох. И затрагивать он может то, что в глубине души у каждого. В этом его неповторимость и заслуга. Слушаю его с тех времен, когда записи распространялись на бабинах. В русском роке это величина неоспоримая. И автор хорошо подметил путь развития группы.

Рамзесу: не надо путать лозунги с принципами. Порой беспринципность (а попросту подлость и низость) скрывается под «замечанием людей» и их личности. Гуманизм, Четвертый, очень опасная штука. Все самые кровавые революции в истории делались под флагом гуманизма. В символе веры (Православном) на первом месте стоит Господь, о человеке личности там ничего не сказано.


21 октября 15:03, хромов:

русский бродяга

очень хорошая и мудрая статья, как и всё ,выходящее из-под пера Ильи.Приветствую.Хулителям-хула.


4 января 21:25, ЮРИЙ АГЕЩЕВ ПРАВОСЛАВНЫЙ ПУБЛИЦИСТ:

О БГ , ЕГО ДРУЗЬЯХ И ХУЛИТЕЛЯХ!

Честно говоря удивился , увидев данную статью.

Премьера сего альбома , была аж летом !...

Да и о БГ столько уже было публикаций (на правой ру в том числе)что мало не покажется .

А отклики на эти статьи вообще ...показали неимение ,

такта и культуры у читателей .

Многие , просто дорвались " облить известного человека" , не такого как они (серого)грязью.

Одни ругают его за якобы "русофобию" , другие за недостаток "русскости" , третьи за "связь"с березовским и тд , что просто - чушь и бред.

А большинство "за недостаточное православие " и за якобы его несение в массы "буддизма " и "пустоты".

Господа , товарищи - папараци и любители копания в чужом белье , ходите лучше в своем и копайтесь в себе , что вполне Православно и главное - полезно!

А что касается творчеста БГ , скажу так . Если бы песни БГ были бы - Патриотичны , СверхРусски и тд , их едвали бы слущала вся наша страна и молодежь , утомили бы они нас своим "патриотизмом", вне лирики и иносказательности , столь чудной и неповторимой , какая есть только у БГ , с его особым "духом исполнения - искреннего ,только в живую и с полным уважением к залу !

Не НАВЯЗЫВАНИЯ ЕМУ (залу)своих взглядов , а просто общения с ним и радости от сего ! Причем , что бывает редко(увы даже в церковной ограде) - истинной и взаимной.

Посему одним предопределенно быть - певицей Смольяниновой , другому Шевчуком , Цоем , кому то Тальковым ...мы любим их и весьма .

Был вот такой поэт Сергей Есенин , стихи его были часто по форме(но не по духу русскому) "антиправославны " , но вчитываясь в них - видишь , что это далеко не так ибо зришь там - его , истинное расскаяние , чувство недостойности Высокого и Божьего , поиск Господа ,великую любовь к Родине ,презрение к врагам Руси и боль..!

И что же наши фарисеи , в том числе и в сане даже ...

Да взяли и записали его в пьяницы , безверующие и тд.

Но не им и не нам судить , где ныне раб Божий Сергий .

Может пред престолом Господним(верю в сие) и смерть принял мученическую за народ Русский и за веру Православную!

Пора всем понять простое . МЫ ТАКИЕ , КАКИЕ - ЕСТЬ .

Не лучше и не хуже , Бог даст будем возростать.

Таков же и БГ . Даст Бог и он будет таким , как

будет угодно ему (БГ)и это его право.

Так давайте и сами возростать , а уже потом , подталкивать к сему - других .

А еше лучше и сего не делать . Куда лучше просто - ВЕРИТЬ , ЛЮБИТЬ И ЖИТЬ ВО ХРИСТЕ !

СЛАВА РОСИИИ!


5 января 06:10, БИ:

Юрию Агещеву

>Премьера сего альбома , была аж летом

Сайт работает в праздничном режиме: самые интересные публикации года


26 июня 01:25, Олегыч:

Будьте милосернее

я не знаю, с кем он дружит... И мне, это, по большому счету - безразлично. Но когда я слушаю его песни, я понимаю, что я не один такой... Что есть кто-то, кто чувствует то же самое и понимает меня.

Мне, например, гораздо ближе то, что было после Русского альбома.

Про патриотизм - патриотизм, действительно, значит "просто убей иноверца..." - к сожалению, некоторые высказывания здесь лишь подтверждают правоту этих слов.


29 ноября 19:41, Сергей:

как раньше

прочел статью и стало не по себе - "хилый закос" - так же, точно так же критиковали в Советском Союзе.. Юра АГЕЩЕВ - вот так комментарий! точно и искренне...


16 августа 03:26, александр колоев:

о песне "Терапевт"

Есть песни, которые, услышав однажды, забыть невозможно. Одной из таких песен является бесподобная композиция «Терапевт» с альбома группы Аквариум «Беспечный русский бродяга».

Загадочная тихая мелодия мановением волшебной палочки маэстро БГ возникает в начале композиции и завлекает слушателя, погружая его в удивительный мир души рок-гуру. И вот, явившийся из темноты безумно обаятельный Борис Борисович небрежно встряхивает длинной бородой и начинает хриплым низким голосом: «Отрубился в час, а проснулся в три...». Лирический герой, по-видимому, врач-терапевт, дежурящий по ночам, медленно едет по небольшому городку среди ярких огней фонарей на машине скорой помощи, подсвечиваемый лунным светом. Спавший всего два часа бедняга вдобавок к жуткой усталости хочет «напиться хоть чем-нибудь всласть». Съёжившись в белом халате на заднем сидении «неотложки», пропахший лекарствами и ощущающему «вкус крови» у него слипаются глаза, но из глубин души кто-то ему нашёптывает, что он безумно счастлив. На лице появляется легкая улыбка Джоконды, на душе воцаряется полная гармония и приятный покой. Внезапно к «бровям подходит вода», его взгляд омывается слёзами – он явно предаётся лучшим воспоминаниям из своей жизни: «где-то именно здесь пал пламенный вестник», «сегодня еще раз все та же среда»... Ему до боли знаком видимый из окна машины городской пейзаж. Именно здесь, на этих освещаемых желтым фонарным светом перекрестках, человек в белом халате, молодой врач, когда-то получал от «пламенного вестника» важные ему сведения; мир замер в его воспоминаниях, он погружается в тот день, в ту среду, когда он именно на этом месте улицы с замиранием сердца стоял в ожидании любимой девушки, девушки с ангельски прекрасным личиком...

Музыка льётся, переполняет душу и – «да хранит тебя Изида!». Изида, как известно, египетская богиня, женское рождающее начало, богиня женского плодородия. Нет, я не ошибся: непременно главный герой песни по сюжету встречается с девушкой неземной красоты. Наверно, она в нарядном платье, с длинной русой густой косой, с чистым немного детским выражением лица, сверкающими добротой глазами и обаятельной улыбкой. Они встречаются здесь в какую-то среду вечером... Естественно, герой, ослепленный красотой незнакомки, лишается дара речи: «подходишь сказать "Привет" и вдруг понимаешь, что нет ничего конкретного». Герой разрывается от переполняемых чувств, он видит злые усмешки обывателей-прохожих, смотрящих «во след с издевкой».

Далее происходит по сюжету что-то непонятное, необъяснимое: начинается метель в летнюю ночь, возникают резкие порывы ветра, «срывающие двери с петель», и наш герой бежит домой (БГ здесь чётко даже философски поднимает тему дома: дом, он же прибежище, - там, где постель), но обнаруживает вместо кровати «яму с веревкой». Сложно понять, что это такое, согласитесь. Веревка – чтобы повесится, а яма – это могила, куда надо рухнуть позже с петли бездыханным телом? Неизвестно.

Далее наш герой взлетает куда-то «вопреки всех правил», разрывает «крылом провода» (с чего это у него отросли крылья? Крылья свободы? Крылья любви? Или он повесился, а теперь воскрес, стал ангелом и носится как неугомонный по ночным просторам над спящим городом?) и «оказывается опять, там, где всем нужно спать».

Прибыл наш санитар в чью-то квартиру, где толпятся родные, вызвавшие скорую, вокруг больного. Но вот ему стало лучше – его хранит, конечно, Изида.

Далее – ещё непонятки. Каким-то странным образом наш герой попадает в «комнату из картона», где гудят откуда-то из-за картонных стен чьи-то назойливые голоса, но почему-то «все не про то». Испуганный герой кричит, но его никто не слышит. Но тут он куда-то проваливается и оказывается на перроне железнодорожной станции, наблядая за уходящим поездом, в купе которого сидят его друзья. Но они его не видят, они даже «не знают о том, что он вышел». Наш герой явно чувствует свалившиеся на него одиночество, груз нереализованных надежд и фантазий. Он один стоит на ночном перр… [используйте форум для подробного обсуждения http://forum.pravaya.ru]


25 сентября 16:55, Яна:

о статье

Спасибо за статью, интересно посмотреть с такой точки зрения на творчество БГ.

Редко кто критикует БГ хорошо разбираясь в его музыке и текстах. Позиция автора мне близка. Я не могла поверить, слушая Аквариум лет 15, неужели мне не кажется - все про Изиду, белую матерь, неведомую "прекрасную женщину". И зачем это все ему? и других в обольщение вводить?

Хотелось бы от автора услышать отзыв о последнем альбоме Архангельск.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2018