25 января 2020
Слева направо
Слева

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Credo.ru
9 марта 2006 г.
версия для печати

Александр Клеонов. Младоединоверцы - "гордиев узел" современного Единоверия

В своем докладе, распубликованном "Правой.Ру", М. Тюренков призывает как будто к миру, к единению, но этот призыв звучит настолько провокационно, что еще больше разжигает страсти, все более разделяя сторонников двух путей, двух концепций и заставляя поторопиться тех, кто еще не сделал свой окончательный выбор...

Для людей, которые оказались в единоверии в 80-е годы ХХ века, когда единоверческих приходов в РПЦ МП оставалось никак не более пяти, те, кто подобно М. Тюренкову или о. диакону Ивану Миролюбову, вещают от имени якобы всех единоверцев, являются, по сути, младоединоверцами. Чем же эти младоединоверцы отличаются от собственно единоверцев, было ли это явление раньше или оно новое – на эти вопросы мы попытаемся объективно и беспристрастно ответить.

Начнем с краткого исторического очерка. Итак, после удушения в конце 80-х последнего (на тот момент) единоверческого прихода в Москве, ютившегося в придельчике бывшего единоверческого храма на Рогожке, единоверие получает новый импульс, "второе рождение"… Посудите сами: на тот момент было всего четыре-пять единоверческих храмов — два в Данишевке и селе Московском в Латгалии (Латвия), один в Злынке Кировоградской области Украины и один в Малом Мурашкине на Нижегородчине, а в Российской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) – и вовсе один (в Эри, США), хотя и с отдельным единоверческим епископом. Все эти приходы были слабы, а латгальские – дышали на ладан. Американский приход — пожалуй, самый активный в единоверии — слишком уж далеко, да и "железный занавес" еще не вполне приподнят. И тут начинается возрождение единоверия, появляется единоверческая община в Михайловой слободе в Подмосковье, начинают свою деятельность, приведшую к восстановлению единоверческих приходов, энтузиасты в Москве и Питере… Сейчас единоверческих приходов в РПЦ МП (считая, впрочем, и номинальные, как в Пермской епархии) где-то до 20, а то и 25, и не исключено, что их количество может даже несколько увеличиться. По крайней мере, обсуждаются планы насаждения единоверческих приходов в Пермской и Владимирской епархиях, даже, возможно, в Башкирии. Иногда единоверческие общины возникают снизу, как в Сумах на Украине.

Но за этим внешним "благополучием" проглядывают неразрешенные противоречия, прежде всего идейного плана. Есть целых три концепции самого единоверия как духовного и исторического явления. Корни этого единоверческого разномыслия можно заметить еще в XIX веке, когда единоверие стало разделяться на "просто единоверие", или собственно единоверие, и "прусское единоверие" (по имени архимандрита Павла Прусского, духовного предтечи диакона И. Миролюбова). После смерти о. Павла Прусского, на смертном одре признавшего "прусское единоверие" бесперспективным, это направление стало приходить во все больший упадок, пока не возродилось и не расцвело в наши дни, что видно из публикаций М. Тюренкова и ряда других авторов.

Начнем с анализа положений первой концепции единоверия: единоверие есть не временное явление, но самобытно, хотя и своеобразно, не без исторических противоречий, возникший старообрядческий соглас, подобно беглопоповцам. В единоверии, с точки зрения этой концепции, важнее, прежде всего, именно эта связь со "староверием по существу", то есть его старообрядчество.

Вторая, противоположная "концепция развития" (М. Тюренков и во многом авторы сайта "Правая.Ру") видит в единоверии, прежде и более всего, миссионерский проект, а то и только миссионерский проект (так видит его "правдорубец" Кирилл Фролов). Что и говорить, первая концепция была господствующей в Слободе и единоверии вообще в впервой половине 90-х годов, но после исхода из Слободы почти всех единоверцев "первого призыва" (С. Скворцова, инока Алимпия (Вербицкого), Г. Савельева, А. Езерова, Д. Фурцева и ряда других) там начала все более преобладать "вторая концепция".

Стоит ли говорить, что сам о. Иринарх (Денисов), бессменный михайлово-слободской настоятель и один из немногих представителей "первого призыва", оставшихся в единоверии вообще, занял особую позицию и фактически примкнул к новопришедшим. Одни из "первопризывников" (как С. Скворцов) решительно порвали с единоверием, другие более нерешительно (как ушедший к "белокриницким"А. Езеров), а третьи не порвали (как Д. Фурцев), но сохранили верность первой концепции и идеалам своей юности.

"Второй призыв" уже политизирован и связан с именами интеллектуалов А. Дугина и В. Карпеца. Он был ближе к "прусской" концепции, хотя сохранял, а порой все еще сохраняет, и целый ряд черт, присущих первой концепции. Деятели "второго призыва" пытались совместить масштабные политико-философские планы с риторикой в стиле довольно розового дугинского "Лаодикийского проекта" – все русские хорошие, а зло – только в "Атлантиде".

Наконец, "третий призыв", состоящий из вчерашних неофитов, пришедших либо из праворадикальных кругов (как тот же М. Тюренков и иные из авторов "Правой.Ру"), либо являющиеся продуктом разложения самого староверия. К ним относится диакон Иван Миролюбов, Н.Г. Денисов, А. Знатнов, В. Клементьев и ряд других. Некоторые из них, например, Н.Г. Денисов, все еще недостаточно агрессивны по сравнению с другими "третьипризывниками", но сути дела это не меняет: они так или иначе руководствуются той же концепцией миссионерского "прусского единоверия". Уже кое-где даже прозвучала концепция единоверия как "миссионерского плацдарма". С точки зрения апологетов "прусского", миссионерского единоверия, Михайлово-Слободский приход является действительно "образцово-показательным" таким "плацдармом". "Лицом" этого единоверия, его духовным вдохновителем и руководителем, безусловно является диакон Иван Миролюбов, бывший беспоповский (поморский) наставник, а ныне сотрудник ОВЦС МП. Это – непростой и незаурядный деятель.

Стоит ли говорить, что в самом единоверии, по крайней мере, в приходах, сохраняющих связь с первой, собственно единоверческой, концепцией и "первопризывниками", личность о. диакона оценивается весьма неоднозначно, а сам он прозван "Рожком" (несмотря на внешнюю ласковость, можно услышать в сем прозвании и тревожную нотку).

Младоединоверцы "третьего призыва" хулят своих предшественников, объявив, что "и среди части единоверцев можно встретить изоляционистские настроение, во многом напоминающие младостарообрядческие [1]" (такими филиппиками разбрасывается, например, М. Тюренков). Но "базарным" хамством делу не поможешь, и подобные выпады только озлобляют традиционных единоверцев, усиливая у них те самые "изоляционистские настроения", с коими как будто "борется" г-н Тюренков. В конце концов, и среди "второго призыва" стало слышно предложение "минимализировать хамство младоединоверцев" и "отказаться от политики конфронтации".

Но дело пошло еще дальше и затронуло вопрос "кадрового состава" единоверия: среди бывших неокружников[2], некогда (в 80-90-х гг.) присоединившихся к единоверию, в районе городов Жуковский и Бронницы, а также иногда и в Москве, все больше обсуждается необходимость возрождения "единоверческого неокружничества", причем в это движение вовлекаются и урожденные единоверцы. Конечно, возникновение двух-трех небольших "квази-неокружных" общин ни о чем по большому счету еще не говорит, но для представителей "нового единоверия" это может стать грозным симптомом, так как именно расцерковившиеся бывшие неокружники на рубеже 80-90-х гг. в основном и приходили в Церковь, становясь прихожанами подмосковных единоверческих храмов. Настоятель куровского единоверческого прихода, кстати, убежденный сторонник традиционного единоверия, даже называет себя нередко, особенно в общении с местным населением, "неокружником".

В своем докладе, распубликованном "Правой.Ру", М. Тюренков призывает как будто к миру, к единению, но этот призыв звучит настолько провокационно, что еще больше разжигает страсти, все более разделяя сторонников двух путей, двух концепций и заставляя поторопиться тех, кто еще не сделал свой окончательный выбор. Быть может, для этого и опубликован материал Тюренкова, чтоб это разделение было уже окончательным и бесповоротным? Но для чего же тогда все эти, в данном случае лицемерные, призывы к единству? Думаю, можно дать ответ и на этот вопрос: все понимают, что М. Тюренков не самодостаточен, что над ним довлеет авторитет "Рожка"… Таким образом, выходит: что у о. диакона на уме, то у Тюренкова на языке…

У дискуссий о будущем современного единоверия, помимо идейного, есть еще и определенный личностный аспект. Очевидно, без "выдавливания" из единоверия некоторых прежних его деятелей, иногда не менее, если не более авторитетных, нежели сам диакон Иван Иванович, не расчистить для него и Ко достойного места на довольно скромном пространстве нашего единоверия. Кроме того, ведь Миролюбову надо успеть приватизировать и контакты Церкви со староверами, прежде всего с "австрийцами". Как бы ни относиться к Русской Православной Старообрядческой Церкви, по существу посреднические услуги "Рожка" им необязательны. Ведь покойный старообрядческий Митрополит Алимпий в своих контактах с РПЦ МП обходился без услуг о. Ивана. Беспоповцы вообще куда больше доверяют таганской общине в Москве, чем другим единоверцам, и, уж тем более, Иван-Иванычу, считающемуся у них "одеозной" личностью. Если говорить о диалоге интеллигенции и единоверия, то тут фигура А. Дугина явно возвысится над о. Миролюбовым. Таким образом, как мы выяснили, личность диакона Ивана отнюдь не способствует сплочению, консолидации рядов самого единоверия, а скорее напротив!

Пока его деятельность в качестве главного "дипломата по старообрядчеству" в ОВЦС не стала очевидно провальной (хотя уже появились некоторые признаки надвигающегося фиаско), диакону Ивану приходится устранять возможных свидетелей его конфуза. Но, поскольку свидетелей оказалось слишком много даже для такого "тяжеловеса" (посудите сами: значительная часть единоверцев, вся активная часть старообрядцев-поповцев (в т.ч. "младостарообрядцы"), практически все беспоповцы и даже некоторые новообрядные батюшки и деятели), то возможно уже сейчас констатировать не только грандиозность, но и непосильность взятой на себя "Рожком" задачи. По-человечески его, конечно, жаль, но он сам выбрал этот путь, сам вступил на него, пытаясь освободиться ото всех встретившихся препятствий. Да только препятствий оказалось слишком много и многие из них непреодолимы.

Автор этих строк — не "младостарообрядец", не младоединоверец (как Тюренков), а единоверец с детства, происходящий из мест, где до 60-х годов жили преимущественно неокружники. Но нынешние события заставляют меня задуматься о будущем нашего церковного дела. Младоединоверчество выявило необходимость определить путь единоверия в РПЦ МП со всей ясностью. Это важно еще и для людей, не чуждых исторической памяти об исконной духовной традиции Подмосковья. Я коснулся только четвертого, заключительного "узла" доклада М. Тюренкова, узла собственно единоверческого. Остальные три я оставляю братьям-староверам – они касаются, прежде всего, них.


[1] "Младостарообрядцы" — термин, введенный в широкий оборот диаконом И. Миролюбовым для обозначения своих идейных противников в стане старообрядцев, в основном — людей, сознательно присоединившихся к старообрядчеству (преимущественно из РПЦ МП) в течение последних 15 лет. – Ред.

[2] "Неокружники" – часть старообрядческой Церкви белокриницкого согласия (ныне — РПСЦ), не принявших Окружного послания 1861 г., написанного начетчиком И. Кабановым, которое отвергало позицию радикального неприятия новообрядного православия. Окружниками стали называть тех, кто принял послание. После 1912 г. "окружной" раздор в РПСЦ был уврачеван, а сами термины имеют только исторический смысл – Ред.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

13 марта 10:01, Гусляк:

Зачень автор щеголяет термином неокружники применительно к единоверцам? Неокружники - это поняти относится к поповцам белокриницкого согласия (ныне РПСЦ), а единоверие здесь и вовсе нипричем


23 ноября 05:51, Неокружник:

Комментарий к статье

Хотел бы поправить автора статьи, что в принципе неокружник не может быть единоверцем. Потому как история неокружников изначально связана с неприятием РПЦ МП.


2 апреля 10:17, кирилл:

единоверие

к большому сожалению автор статьи плохо знаком с историей единоверия и с историей возникновения "Окружного послания". Как раз окружники считали что "синодская церковь не еретическая, так как она верует во Христа, служит правильным культом, имеет таинства и святыни..." Так что ближе всего к единоверию стоят сейчас православные христиане-старообрядцы поповских согласий, но никак не неокружники. Наличие в среде современных староверов явных "патриархофобов" и противников "сергианской красной" церкви говорит о том, что неокружническое сознание и мировоззрение встречается среди части православных христиан старообрядцев.


9 октября 21:07, Валерий:

Лестно было бы читать что в Злынке был единоверческий храм в 80-е годы, если бы это было правдой. Не верно. Моя бабушка, которая умерла в 1975 и была староверкой, в молодости, чтобы посвятить паску, ездила в село Клинцы под Кировоградом. Для отпевания двоюродной бабушки, которая умерла лет 10 назад, батюшку привозили все из тех же Клинцов. Хоронят родню староверов на кладбище отдельно, за глубоким ровом.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020