5 апреля 2020
Слева направо
Слева

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















АПН
6 июня 2006 г.
версия для печати

Константин Крылов: О «культе святого Петра» и его преодолении

Почему это вдруг все реакционеры и мракобесы мира так возмутились относительно невинной книжкой? Ужели они не знали азов пиара? Ответ, увы, прост. Католическая Церковь просто делает рекламу своей продукции.

Я редко читаю модные книжки. Только не подумайте, это не из какого-нибудь там снобизма: если что, я охотно пользую в качестве кулера для мозгов любую пучелябезь, хучь Стивена Кинга, хучь русскую фантастику, хучь чего, лишь бы оно жужжало. С модной литературой та беда, что она даже и не жужжит. Ну противно же читать эту вашу «муракамию». Я и не читаю муракамию. Простите меня.

Так что до самого последнего момента я намеревался поступить с книжкой про «код да Винчи» как с любой другой муракамией, коэльей и оксаной, как её там, рубопскую. То есть забить.

Код, однако, ширился и превращался потихоньку в культурное явленьице, не замечать которое уже было бы тем самым снобизмом, которого я не… А после выхода на экраны столицы киношки про это дело, а также появления в центральном столичном книжном целого стенда с надписью «Тайна да Винчи» (на котором можно найти даже сочинения самого Леонардо) я всё-таки решил преодолеть себя. И я это сделал: то есть купил коду и употребил вовнутрь. И прислушался к ощущениям.

Ну что ж. На вкус сочинение Брауна оказалось лучше, чем я ожидал. Я-то думал, что там будет какая-нибудь тоскливая тягомотина с претензией на умность. Вместо этого я увидел незатейливый квест — из тех самых, которые штампуются десятками тысяч названий в год: «из пункта а в пункт бе за артефактом». Что касается идейного содержания, то я сколько-то лет назад читал книжку «Священная загадка», как раз про это самое (Христос, Магдалина, династия, розенкрейцеры, приорат Сиона...), но куда более затейливую и интересную. Оттудова Браун и свистнул антураж, разжижив его до нужной консистенции. Да, «Маятник Фуко» я тоже читал, так что и с этой стороны типа того, что как бы.

Так что вопрос о том, кто и почему раскрутил это совершенно проходное сочинение, встал сам собой. Ибо оно было счастливым образом лишено каких бы то ни было достоинств, что положительных, что отрицательных. Ибо там не было ничего, ну вообще ничегошеньки.

Я бы, наверное, долго ломал голову, если бы не очень уместное замечание Павла Святенкова о перестроечном духе, которым веет от «Кода».

Тут-то я и вспомнил, что существовал пласт «худлита», сейчас уже практически забытый, но в своё время сыгравший немалую роль в истории нашей страны.

Я имею в виду так называемую «послесъездовскую» литературу.

***

XX съезд КПСС (открылся 14 февраля 1956 года в Москве) запомнился советскому народу благодаря знаменитому «хрущёвскому докладу о культе личности», прочитанному на закрытом заседании 25 февраля, в последний день работы съезда. В дальнейшем доклад зачитывали на закрытых партийных и комсомольских собраниях. Партийные пропагандисты, отправленные из Москвы по всему Союзу, по райкомам и горкомам, зачитывали доклад перед суровыми старыми коммунистами, жизнь положившими за дело Ленина-Сталина. К лету, когда текст доклада был уже зачитан, копии ушли в страны народной демократии, а оттуда на Запад (через Польшу: по распространённой в те времена легенде, переводчик-еврей снял копию, которую потом переправили в Израиль, а потом в Америку), был подготовлен облегченный вариант «для народа»: постановление Президиума ЦК КПСС от 30 июня 1956 года под названием «О преодолении культа личности и его последствий». Постановление вкратце повторяло основные положения доклада, заодно задавая рамки и стилистику разрешённой критики «сталинизма». Дальше начался период, который в дальнейшем получил название «оттепели».

Сейчас многие думают, что «оттепель» была чем-то вроде репетиции «перестройки». Думал так и сам товарищ Горбачёв, которому в 1956-м тоже довелось проездиться по стране с красной книжицей в портфеле. На самом деле «крушение всего» из «разоблачения» вовсе не следовало — скорее наоборот.

Освежим в памяти основные идеи «разоблачения культа личности».

XX съезд, как и хрущёвское правление как таковое, предполагало существенную смену курса. Её нужно было как-то оправдать. На это имелось два способа: изменение Генеральной линии de facto, с выдерживанием морды «всё так и было задумано». Этим способом, однако, мог пользоваться только Сталин и только благодаря своему безграничному авторитету. Хрущёв им не обладал. Значит, применим второй способ: громкое, торжественное дезавуирование предыдущего курса как ошибочного. Тем паче, груз ошибок (в самом прямом смысле — неправильных решений) и в самом деле накопился, а сбрасывать его было как-то надо.

Теперь о форме. Любая критика в иерархической системе советского типа (забегая вперёд — не только советского) может производиться только в форме критики прошлого. Критика текущего положения дел всегда понимается как критика «последствий» некоей порчи, случившееся достаточно давно.

С другой стороны, эта критика не может касаться самых основ системы. В частности, основатель системы — фигура священная и неприкосновенная.

В советской системе такую роль играл Ленин. В рамках советской идеологии он просто не мог быть подвергнут какой-либо охулке (кроме самой лизоблюдской, типа «безответственно переутомлялся на службе пролетариату», «плохо кушал»). Чтобы защитить эту фигуру от всякой критики, её благоразумно «топят в лучах славы», освещают слишком мощным прожектором, в свете которого ничего нельзя разглядеть. В частности, обычно остаётся непонятным, какое место занимала эта фигура в иерархии. Так, большинство советских людей помнят сентиментальные истории о детстве «Ильича», помнят и то, что он был «вождём партии большевиков» и «основателем советского государства», но далеко не все помнят, какую, собственно, должность он занимал в советской структуре. Зато название сталинской должности все помнят твёрдо.