6 апреля 2020
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Владимир Карпец
3 ноября 2009 г.
версия для печати

Тень единой Европы

Саммит ЕС в Брюсселе разблокировал Договор о реформе Европейского Союза и теперь перед нами единая и спаянная Европа, расширяющая свои пределы в восточном направлении. Безусловно, нанесен удар по традиционной российской стратегии установления политических союзов с конкретными европейскими государствами.Это очередной этап наступления атлантизма. И он отмечен также и мощным идеологическим наступлением

Прошедший в Брюсселе саммит лидеров ЕС разблокировал подписанный 13 декабря 2007 года Договор о реформе Европейского Союза («Лиссабонский договор»), удовлетворив требования Чехии, настаивавшей на гарантиях нераспространения на нее исков потомков 3 млн. немцев, изгнанных в 1946 г. из Судетской области Чехословакии. Разблокирование Лиссабонского договора открывает двери ЕС для вступления в него новых членов и расширения пределов ЕС в восточном направлении. Безусловно, нанесен удар по традиционной российской стратегии установления политических союзов с конкретными европейскими государствами и межгосударственными альянсами. Это, прежде всего, удар по идее континентального блока «Париж-Берлин-Москва», у которого много сторонников в самой Европе, но еще и по сложившимся в последние годы особым отношениям России с Италией Сильвио Берлускони.

Как известно, Ирландия и Чехия долгое время отказывались ратифицировать этот договор. Большинство населения католической Ирландии в ходе референдума 12 июня 2008 г. возражало против внедрения в его жизнь т.н. «европейских стандартов», прежде всего, в области биоэтики (аборты, контрацепция и проч.) и «норм светского государства». А президент Чехии Вацлав Клаус — известный «евроскептик», опасающийся за «судьбу демократии», в качестве контрдовода требовал, в частности, признать за Чехией право не соблюдать некоторые положения прилагаемой к договору т.н. «Хартии фундаментальных прав». Вацлав Клаус, поддержанный парламентом страны, настаивал на гарантиях нераспространения на Чехию исков потомков 3 млн. немцев, изгнанных в 1946 г. из Судетской области Чехословакии по декретам президента Эдварда Бенеша, о компенсациях за имущество и земли, которых они лишились в конце Второй мировой войны и после нее.

Ранее на саммите ЕС в июне 2009 года были приняты «гарантии суверенитета» Ирландии, касавшиеся обеспечения некоторой независимости этой страны, сохранения ее военного нейтралитета и налоговой системы, а также ее права сохранить существующий в ней запрет на аборты. Это позволило провести в Ирландии повторный референдум, официальные результаты которого дали незначительное, но большинство в пользу договора. А 29 октября саммит лидеров ЕC удовлетворил требования Вацлава Клауса, который обещал теперь провести ратификацию Лиссабонского договора. Полученный результат он назвал «максимальным из возможных» и заявил, что «не намерен выдвигать никаких других требований при ратификации Лиссабонского договора». Теперь, если все пройдет гладко – а в этом уже трудно сомневаться – этот договор вступит в силу 1 января 2010 года.

Проект реформы ЕС разрабатывался более десяти лет. Результатом этой работы, проводимой под руководством бывшего президента Франции Валери Жискар д’Эстена, стало подписание в октябре 2004 года в Риме Конституции Евросоюза, имевшей статус основного закона, т.е. государственно-правового документа. Речь шла, по сути, о создании единой европейской государственности. В течение двух лет страны-члены должны были этот документ ратифицировать, из них 10 стран (в соответствии с собственным законодательством) должны были провести референдум, а в 17-ти он мог быть утвержден парламентом. На общенациональных референдумах во Франции и Нидерландах эта Конституция была отвергнута, после чего президент Николя Саркози, активно продвигавший Договор, предложил перевести документ в другой формат: из государственно-правового он формально превращается в международно-правовой