20 марта 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
23 марта 2004 г.
версия для печати

Цинизм постсоветского пространства

Отношение к России в бывших "братских" республиках

Великие народы живут великими идеями и большой Историей. Или – не живут вовсе.

Малые народы живут своими малыми интересами. Зачастую – долго и счастливо. Во всяком случае, дольше, чем великие. Главное, вовремя сменить ориентацию. Признать нового Хозяина и, радостно урча, отдаться ему.

За последние недели бывшие (все же ещё не так давно) братские народы СССР словно бы стали соревноваться друг с другом, кто поэффектнее заденет – когда-то Большого Брата, а теперь то ли раненого и умирающего, то ли впавшего в апатию Зверя. В этой новой Спартакиаде среди народов СССР лидирует ранее не слишком заметная Латвия. За последнее время оттуда выселены сотни русских семей, принят закон против русского языка, в мутное февральское небо Латвии уже поднялся первый натовский самолет-разведчик, а не слишком настойчивый российский военный наблюдатель был попросту послан пресс-секретарем оборонного ведомства Латвии – человеком по имени Улдис Давыдов. В этом чудовищном для русского уха имени словно сконцентрировался весь особенный цинизм постсоветского пространства. Наконец, чтобы расставить уже все точки над i, проведено шествие в память о латышских ветеранах из легиона "Ваффен СС".

Латвию стремительно догоняет соседка Литва, откуда в конце февраля высланы российские дипломаты, где Вильнюсский международный аэропорт готовится стать первой базой для военных самолетов НАТО, а бывший советский аэродром в Зокняй, самый крупный на Западе СССР, будет основной базой натовской авиации для всех трех прибалтийских государств.

В середине марта из Эстонии тоже, как бы спохватившись, высылают российских дипломатов (горячим эстонским парням просто нужно чуть больше времени на обдумывание, а по степени и силе русофобии они ещё дадут фору Латвии и Литве).

Говорят, что СССР проиграл Холодную войну. Хм... В конце 80-х это называлось по-другому. Если же это все-таки была настоящая война, надо было, уходя, сжигать за собой мосты. По крайней мере, не оставлять готовые военные базы Грузии, Молдавии и среднеазиатским республикам. Если невозможно было вернуть Крым, то хотя бы не оставлять Украине флот. Незалэжная отметилась на прошлой неделе ратификацией «Меморандума о взаимопонимании», который предоставляет войскам НАТО право быстрого доступа на ее территорию.

Кольцо смыкается. Почти как в 1918 году.

Прославившийся в последнее время политтехнолог Станислав Белковский описал очевидные последствия победы Виктора Ющенко на президентских выборах 2004 г.: «В 2005 году Украина, скорее всего, выйдет из СНГ и заявит свои претензии на роль альтернативного центра консолидации постсоветского пространства. Киев официально превратится в "Москву третьего тысячелетия". Страны бывшего СССР, переходящие ныне под прямой контроль США — Грузия, Азербайджан, Молдавия и так далее — вполне могут составить костяк нового Содружества, неформальным лидером которого станет ведомая Ющенкой Украина. Далее (2006 год) Киев сделает решающий шаг в направлении НАТО, разместив на своей территории американские военные базы. Весьма вероятно, что приоритетным регионом размещения баз станет Крым — тем самым России дадут понять, что любые, даже самые безобидные разговоры о многогранном статусе полуострова более неуместны».

Если Бога нет, все позволено. Все наши бывшие братские союзные республички в последнее время почувствовали сладость смердяковщины. Хозяин сменился окончательно, Россия больше не поднимется, можно слегка поглумиться. «Ну ее к псу, эту Москву», — как сказал в интервью один иезуит накануне тоже «братского» или, вернее «сестринского» визита в Россию кардинала Каспера. В смысле, с Москвой договариваться бесполезно. Никакой логики. Сами не понимают, чего хотят. Если надо – сделаем то, что нам надо, и не спросясь Московской Патриархии.

Они начали жить так, словно России уже нет. Иногда следуют протокольные, впопыхах (как бы не забыть), кивки Саакашвили, что, мол, он ценит выдающуюся роль России в разрешении конфликта с Аджарией. Какова эта роль – никто не объясняет. Она настолько законспирирована, что решительно невозможно определить, в чем она заключается. Невозможно ее описать человеческими словами.

Впрочем, возможно. Это слово – симуляция. Россия сейчас симулирует свое присутствие в мире.

«Новая газета» выдала тут совершенно провокативный текст «Крепость Россия», в котором полумифический Михаил Юрьев призвал (в который уже раз после 1993 года?) к закрытой экономике и политическому изоляционизму. Кажется, после книг Паршина и Панарина на эту тему трудно сказать что-то новое. Не берусь судить, насколько возможна сейчас где-либо в мире закрытая экономика. Да и о политической изоляции евроазиатской континентальной державе остается только мечтать – тут совершенно прав консервативный мыслитель К. Крылов, проанализировавший концепцию «Крепости». Однако, представляется несомненным и насущным (хотя и трудно осуществимым) тот «славянофильский» переворот в сфере идеологии, который предлагает осуществить Юрьев, а именно «создание существенных отличий от Запада в разных сферах жизни,.. становящихся цивилизационными барьерами». В свое время не был услышан Константин Леонтьев с его настойчивой идеей культурного своеобразия («быт должен быть крепок, поэтичен, в своеобразном, обособленном от Запада единстве»). Юрьев предлагает «выигрышную маркетинговую философию корпорации Россия: у вас занудное, суррогатное и импотентное, притом грязное, существование; а у нас хоть пока и победнее, но свободная и — главное — настоящая жизнь». Программа, несомненно, верна, хотя распространять ее, понятно, необходимо с известной осторожностью и тактом.

В самом деле, очень важно понять, что нынешнее столкновение России с Западом есть как бы борьба бытия с небытием, жизни с нежитью, реальности с псевдореальностью, истории с Концом истории. Этого, например, не понимает «зороастриец» Крылов, в представлении которого Запад сегодня есть та субстанция, которая может, по своему усмотрению, давать или не давать жизни: «В лучшем случае нам дадут "еще пожить". Но ПОДНЯТЬСЯ – никогда».

Однако, необходимо отметить, что жизнь, действительно, уходит с российских просторов. Со всем можно было бы смириться – с бедностью, с коррумпированной администрацией, с саморазрушающимися новостройками, если бы в современных формах теплилась хоть какая-то жизнь. Но – нет сейчас жизни ни в бедности (как было, например, после Великой Отечественной), ни в институтах новой российской власти, ни в столичных новостройках. Деньги создают возможности, но не создают жизни. И на Западе нет жизни – о чем свидетельствуют французы, рыдающие в переполненных кинозалах на премьере русского фильма «Бабуся». «Вы ещё живы, у вас ещё сохранилась душа!» — говорят они режиссеру Лидии Бобровой после показа – и плачут, плачут...

Жизнь медленно уходила от них уже несколько столетий и вот – ушла на глазах нынешнего старшего поколения. Можно не сомневаться: уйдет она и от нас, если мы продолжим слепо копировать западные формы. Отсюда – идея «цивилизационных барьеров», восходящая ещё к Данилевскому, но так и не осуществившаяся в России в должной мере.

Нужно сосредоточиться на чем-то безусловно своем. «Нам необходимо внутреннее освобождение от того же Запада, на который мы столетиями смотрим, как утка на балкон. Необходимо ОТВЕРНУТЬСЯ от его блаженств — даже точно зная, что это именно блаженства. И обратиться к самим себе», — пишет Крылов, а Юрьев и прямо указывает на то, к чему именно нужно обратиться: «Что касается мессианской идеи, то ее, в отличие от «корпоративной философии», придумывать не надо, ибо она есть: Москва есть Третий Рим, и четвертому не бывать. <...> Но мне представляется, что выносить ее на направление главного удара рано — надо еще дождаться мощнейшего ренессанса православия и обновления нашей Церкви (не путать с обновленческой ересью), которые у нас волею Бога вскоре начнутся, и чем раньше мы перейдем к пропагандируемой здесь активной изоляции, тем раньше. Тем не менее сразу надо начинать "пиарение" простой и очевидной вещи: мы, Россия, есть не оплот православия, но последний оплот христианства; ибо в каком бы состоянии ни находились у нас христианство и РПЦ как конкретная общественная организация, больше нигде в мире настоящего христианства и настоящей Церкви как тела Христова нет».

«Пиарить» русское православие как «последний оплот христианства» – звучит почти кощунственно, но, похоже, что в данной исторической ситуации нам ничего другого уже не остается. Выбора нет. Можно отобрать ресурсы, можно оккупировать территорию, но невозможно отнять национальную идею, невозможно отменить смысл истории для народа, сознающего этот смысл. И это дает определенный шанс «подняться», которого, по понятным причинам, не видит г-н Крылов.

Однако, именно отменить смысл русской истории, похоже, и стремится президент Путин, переизбранный на второй срок. Об этом он заявил на пресс-конференции, состоявшейся в ночь выборов, разом ответив Константину Леонтьеву и его современному однофамильцу Михаилу, а также Белковскому, Крылову, Юрьеву – всем пытавшимся заговаривать об исторических задачах «второго срока»: «Теперь что касается того, готов ли я «поработать на историю». Нет. Не готов. Я считаю, что не нужно, нельзя руководствоваться какими-то завиральными идеями, непонятными ни для кого. Работать нужно для конкретных людей, которые живут сегодня, на наших детей и внуков, которые будут жить завтра и послезавтра. Надо всегда оставаться на почве реальности». Президенту как-то не пришло даже в голову, что работа для детей и внуков – это и есть работа на историю. И для такой работы нужны как раз исторические задачи, а не ставший притчей во языцех «рост благосостояния». Ему почему-то не пришло в голову, что ради детей и внуков, нужно защищать основы своей цивилизации – как внутри, так и на передовых ее рубежах. Не самолеты МЧС, а боевые самолеты нужны сербам в Косово. Но – «главная цель нашей политики заключается не в том, чтобы демонстрировать какие-то амбиции имперского характера, а в том, чтобы обеспечить благоприятные внешние условия для развития России». Да, что и говорить: натовские базы в Прибалтике и на Украине, в Грузии и Молдавии – внешние условия для развития с каждым годом всё благоприятнее и благоприятнее!

История, которую власти хотят не замечать, полагая, что и она является частью «экономики», не прощает такого к себе отношения. Она непрошеной приходит туда, где ее не ждут. Где ее отменяют посредством «административного ресурса».

В отличие от выборов президента РФ, сгоревший манеж — это подлинно историческое событие. Именно этим пожаром (который увидится потом прологом к будущим бедствиям) и войдет в историю «2-й срок президентства Путина». Только слепой не увидит в этом событии грозного предзнаменования. «Брат, Апокалипсис начался сегодня», — как сказала одна девушка, наблюдающая зарево московского пожара.

Малым народам, как и «маленьким людям», не нужна большая История. Они хотят простых вещей: сытно поесть, подольше пожить. При случае – поживиться за счет соседа. Им нужно спокойствие и то самое «благосостояние», которое прочит России президент Путин и которого, понятно, никогда в России не будет. Бытие России непоправимо исторично. И никакой эффективный менеджер не переведёт Россию на рельсы спокойного существования.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019