19 июля 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
2 июня 2004 г.
версия для печати

Политические вилы

Несмотря на традиционную «маету» и кажущуюся пестроту этого не любимого в народе месяца, политические события мая удивительным образом вписались в единый сюжет, словно чья-то «невидимая рука» (довольно точная метафора технологии) упорядочила их, согласно некоему несложному сценарию

«Либерально-имперская» инаугурация президента – непонятное и неторжественное 9 мая – неожиданная гибель Ахмада Кадырова – «программная» статья Березовского – либерально-постмодернистское Послание президента, содержащее в том числе и ответ Березовскому – победа грозненского «Терека» в кубке России — и, под самый занавес месяца, синхронная публикация соперничающих политтехнологов: Глеба Павловского и Станислава Белковского на фоне смерти старшего сына Ахмада — Зелимхана Кадырова.

Опуская начало этой цепочки, уже достаточно откомментированное, начнем с середины, с, так сказать, кульминации. Борис Березовский, которому никак не наскучит роль Герцена, выступил со статьей, программной по тону и почти непристойной по содержанию. Обращаясь к близкой ему чеченской теме, он высказался и по общеполитическим вопросам. Считая путинский режим достаточно скомпрометированным, он полагает, что настало время вернуться к старым и для кого-то, безусловно, добрым, но для большинства населения нашей страны – лихим и проклинаемым — временам. К ельцинизму. К тому кульминационному моменту 1996-97 гг., когда казалось, что независимой России осталось существовать 2-3 года. Чечня стала уже независимой, к этому готовились Татария, Башкирия, Якутия и т.д.

Наверное, нет более позорного в новейшей российской истории слова, нежели Хасавюрт. Характерно, что Березовский не стесняется этого слова. Ещё бы: он был одним из инициаторов и творцов Хасавюртских соглашений. Более того, Березовский призывает к тотальному Хасавюрту: всем субъектам – снова суверенитета, сколько понесут, всем придать государственный статус, по Конституции. Не говоря о том, что это вновь десятилетия безумия и хаоса, это же прямое возвращение на 10 лет назад. То есть все, что произошло за это десятилетие, Березовский предлагает вычеркнуть и вернуться к светлым временам ельцинской революции. Не говоря о том, что такой анахронизм попросту невозможен (ибо тогда надо возвращать всю реальность 94-98 годов, о которой с ностальгией писала в недавно шумевшей книге Е. Трегубова: с ее коммерческими ларьками, коробками из-под ксерокса, злыми коммунистами, голосованием сердцем, рэйв-пати и наркотой в ночных клубах и проч. и проч. Но это ставит вопрос об очередном сравнении ельцинской и путинской эпохи.

Компрадорская политика правительства Ельцина была, по крайней мере, откровенна. Егор Гайдар, Альфред Кох говорили то, что думали и делали то, что говорили, нимало не стесняясь. Владимир Путин приходит к власти под сильную патриотическую риторику, с отеческим наставлением «беречь Россию» и оксюморонным для России идеологическим ярлыком «либерал-патриот». Это идеологическое клише пытаются обосновать примерами из истории: Столыпин, Александр II... Сам «избранник» называет Петра I и генерала де Голля. И хотя трезвые голоса беспомощно взывают: он из команды Собчака и Чубайса! Никаких патриотических сил за ним не стоит! Будет все то же самое, даже хуже, вплоть до... Но эти вопли тонут в общем хоре славословий: наконец-то! Дождались! Русский! Православный! Президент! Укрепляет вертикаль власти! Ну, теперь он всем покажет!

А потом – нескончаемая, несмотря на данный президентом срок в 1 год, война в Чечне, 11 сентября 2001 года и добровольное присоединение к внешнеполитическому курсу США, сдача военных баз на кубе и во Вьетнаме, «подводная лодка «Курск», беспомощность российского президента даже в таких «частных» вопросах, как спасение русской девочки от французского правового фашизма, все меньше право-консервативной риторики, все больше экономических терминов... И вдруг – посадили Ходорковского.

Да, говорят, в российской политике есть только две реальные силы: чекисты, ставшие бюрократами, и олигархи. Поэтому «реальный» спор могут вести только эти группы. Остальные 99% населения можно не принимать в расчет. В президентском Послании слышна раздражительность в отношении «оппозиции» Березовского. Как будто это единственный реальный конкурент (при всей дикости такой политической борьбы для нас. Березовский кажется давно прошедшим явлением).

Путин говорит, что теперь вот деньги есть, можно задуматься о перспективе. Но тут «грядущее темно», он ничего не может разглядеть, несмотря на бодрые заявления о долгосрочном планировании. Неужели у этого порядка появилась прочность? Откуда она? «Экономический базис»? В России это мало что значит. Победит в конечном итоге не тот, кто богаче, а тот, кто идейнее. В плане же идейном ни Путин, ни Березовский ничего предложить не могут. Власть остается безыдейной, технократической.

А как же «внешнее управление»? Автор нашумевшей идеальной программы второго срока президента Станислав Белковский в своем комментарии президентского послания выносит Путину нешуточный приговор: политическая смерть. То есть, Путин оказался не на высоте реально поставленных перед ним задач, текст его послания – образец политического постмодернизма, Путин и команда «не желают мыслить категориями нации, империи, религии или культуры. Они рассматривают нашу историю как объект для постановки мыльной оперы, а РПЦ отводят роль этнографического музея». Путин, четко осознавая, что отбывает последний срок, раскрывает карты и предстает как «убежденный антиконсерватор, и соответственно до мозга костей радикальный либерал», «добрый Чубайс». То есть политик, который рассуждает как Чубайс, говорит как Чубайс, одевается как Чубайс и действует как Чубайс. И при всем этом, он — не Чубайс, всеми ненавидимый глава РАО ЕЭС, а законно избранный правитель России». Он намеренно занижает образ правителя, разрушает миф о сакральности верховной власти – миф, которым до сих пор живет русское население. Утонуть в незначительных деталях, не дать прозвучать ни одной большой идее – вот, по Белковскому, намеренный пафос выступления президента. В такой трактовке Путин бросает вызов всей русской истории... Как и все, что пишет модный и талантливый политпублицист, это звучит красиво и эмоционально убедительно. Однако, по прошествии первого впечатления, понимаешь, что перед нами всего лишь гипербола. В таком прочтении едва ли разрушается героический миф: Путин предстает просто как супергерой, едва ли не «родомысл», в терминологии Д. Андреева, бросающий вызов целым столетиям.

Полноте, этот скромный, почти незаметный человечек с лицом чиновника позапрошлого века, который печется только об удвоении ВВП – своей собственной аббревиатуры, будет спорить с князем Владимиром, Иоанном Грозным и Петром I?

Вспомним, что Белковский работал на Березовского, и смысл прояснится.

Действительно, считается, что есть только две альтернативы. Почему плохо, что Путин – это Чубайс? В свое время Чубайс в олигархической битве гигантов победил Березовского. Чубайс сделал ставку на Путина – и выиграл, а Борис Березовский отправился в Лондон штудировать Герцена. Теперь, когда тайный чубайсовец Путин стал уже явным, откровенным Чубайсом, время вспомнить о тех, кто Чубайсу противостоял. Чубайс – это плохо, по определению, все, что противостоит плохому Чубайсу, следовательно, хорошо. Единственный, кто реально противостоит Чубайсу – Березовский! Пусть же скорее дорогой вождь оппозиции прибывает на Финляндский вокзал и, устраняя бросившуюся наперерез Матвиенко, спешит в Москву, в Москву!

Но вот незадача: журнал Форбс уже прописал, что Березовский, когда-то первый богач, теперь с жалкими 3,2 миллиардами плетется в хвосте состоятельных людей России. Слишком уж он тратится на политику, обналичивает активы (что есть большая ошибка! – авторитетно заявляют эксперты всех телеканалов). Короче, Березовский – неэффективный менеджер. А у нас теперь любят только эффективных. Результат деятельности тех и других, впрочем, одинаков: у одних Хасавюрт, у других сдача Аджарии и натовские военные базы вокруг России. Разница лишь в том, что у одних есть эффективный политтехнолог, а у других его нет! Эффективность же Глеба Павловского поистине потрясает: «Россия давно уже не слабая, а развернутая военно-политическая сила. Ненавидимая иногда, это да, но не слабая. Фактор России на Кавказе вообще полностью переменился. Здесь забыли о манипулируемой Москве и с величайшей осторожностью решаются с ней тягаться... Здесь знают другую – военную, воюющую и обучившуюся в Чечне воевать Россию. Россия никогда не уйдет с Кавказа и не потеряет воли к защите своих интересов и инвестиций в Грузии, Армении и Азербайджане».

Это ж надо тотальный внешнеполитический провал представить как большой успех! Черное – белое, ни одного аргумента, ни одного примера – зачем? — обыватель все схавает, потому что Путин – это «сила», это «воля к защите», это стабильность и порядок! Россия никогда не уйдет! А почему, собственно? На каком основании? Если мы видим, что она именно уходит? Жаль только, что генеральный прокурор Грузии Ираклий Окруашвили не успел ещё прочитать новое откровение Павловского и заявил, что "кончились те времена, когда Грузия считалась с русскими миротворцами".

Если Осетия пойдет вслед за Аджарией, то чем же это не новый Хасавюрт? Впрочем, уже само убийство старшего Кадырова голосует против Павловского, разрушая его заклинания. Собственно, смерть остается на сегодня единственным способом вывести ненадолго из постмодернистского контекста.

Итак, ставки сделаны. На ближайшие 2-3 года, в течение которых, как сказал президент, политика существенно не изменится, то есть будут по-прежнему сдаваться ключевые регионы, по-прежнему разлагаться армия и флот, только ужесточатся социальные требования, и бюрократия станет жить ещё лучше, борьбу за два образа будущей России будут по-прежнему вести «чиновники» и «олигархи». Причем, если первый этап борьбы характеризовался патриотической риторикой чиновников, то теперь, после переизбрания Путина, она ни к чему. Удвоение ВВП, экономически свободная страна – вот и вся идеология. Чеченцы – террористы, национал-патриоты – «придурки», олигархи – известно кто.

Олигархи же, предводимые из-за рубежа Березовским, а дома, на скамейке запасных (подсудимых), имеющие опального, но не сломленного рыцаря Ходорковского, по-прежнему, как нас не забывает просветить журнал Forbes, остающегося самым богатым человеком в России, будут клясть «авторитарный режим Путина» и выступать за возвращение демократии в их понимании, сиречь беспредела. Позиция Ходорковского, впрочем, как мы знаем, отличается, но разве это имеет какое-либо значение? Любая идеология, любой смысл в постмодернистской политической игре – только прикрытие и разводка.

И то, что г-н Белковский выступает с действительно здравыми, согласными с русской философско-политической традицией мыслями не мешает ему работать на олигархов. Технология очень проста: сначала президенту Путину предлагается нагрузиться совершенно неподъемными для него радикально-историософскими идеями и смыслами, затем Березовский выдвигает «альтернативу» (а мы знаем, что чиновничьему порядку в реальной российской политике противостоит сегодня только олигархия), затем Путин объявляется идейным банкротом и политическим трупом, так как не озвучил ничего из того, что предлагал ему Белковский. (Хотел бы я посмотреть на Путина, который говорит словами Белковского, что, мол, я больше не подчиняюсь приказам из Белого дома, я хочу избавить всех русских людей от их метафизического одиночества и потому начинаю проводить сознательную православно-имперскую политику!).

Что остается в сухом остатке? «Альтернатива» Березовского: ельцинизм.

Но, конечно, Березовскому больше никто не даст порулить. Есть претенденты более достойные. И это не обязательно Ходорковский, который ведь (это маловероятно, но все же) может так и не выйти из тюрьмы к 2008 году. Найдутся иные патриотические олигархи, которые, вняв советам Белковского, возьмут в союзники мощную «третью силу» — Православную Церковь. Которая, вероятно, объединится с Зарубежной своей частью. И оппозиция наконец сложится. В таком раскладе нельзя исключать и появление на заднем плане «православного» монарха. Но это станет возможно, если олигархи отфильтруют наконец дежурную демшизу, как Ходорковский, перестанут играть в фронду и поостерегутся говорить, как Березовский, что Хасавюрт – самое правильное политическое решение во внешней политике РФ за все время ее существования. Т. е. вместе с коммунистами будут позиционировать себя как консерваторы. (Что ж: к 2008 году исполнится 20 лет разрешения частного предпринимательства в России – это срок по нынешним временам солидный! Дольше существуют только некоторые рок-группы, а российским банкам, даже самым передовым, до этой цифры очень далеко!) Впору, впору олигархам осваивать консервативный дискурс и рассказывать всем нам, как им, блин, доставалось на заре перестройки! Как их прижимали советские бюрократы! Которые и теперь у власти!

Но кто же будет противостоять этой мощной «идеологической» силе? Неужели Дмитрий Рогозин? Прогнувшись вместе со своей Родиной в марте под президента, он получил carte blanche и намеревался к концу этого года создать «левую» партию. (Придерживаясь до настоящего момента, заметим в скобках, скорее правых взглядов). Репетируя новую роль, Рогозин в Туле, в Троицкую Родительскую субботу, подверг резкой критике «Единую Россию», назвав депутатов от этой фракции – телепузиками и предсказав их конец через 3 года. Однако Рогозин не только не исключил, но даже приветствовал тот факт, что наиболее работоспособные депутаты из ЕдРа перейдут в «Родину». Причем, как легко можно спрогнозировать и без Дмитрия Рогозина, число таких перешедших может «через 3 года», при благоприятной конъюнктуре, почти сравняться с числом депутатов Единой России. И тогда можно будет уже подумать и о слиянии двух фракций, и о переименовании Родины и Единой России – например, в Единую Родину. «Единороссы» станут «единородами», что, опять же, созвучнее русскому православному контексту. А тотем медведя можно будет заменить – на единорога, что, без сомнения, эстетичнее и не так угрожающе для Европы. Единственный вопрос к Дмитрию Рогозину в этом случае – как быть с тем, что партия намечалась левая? Но на этот вопрос ответит полевевшая консервативная коммуно-олигархия.

Однако, нельзя исключать, что Рогозин, если вдруг путинская стабильность вдруг даст сбой, станет выдвиженцем именно коммуно-олигархической группы, и, нарушив многолетнее табу, выговорит наконец все, что он на самом деле думает о Владимире Путине. Тогда, не исключено, мы увидим русскую революцию роз – спасение демократии с участием натовских войск и штурмом «Матросской тишины», но – доведя уже до Тулы, остановись, язык! Останься покамест в Туле вместе с Дмитрием Рогозиным и его честолюбивыми замыслами.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019