Дорогие посетители!
Сайт "Правая.ру" существует исключительно благодаря Вашей помощи.
Пожалуйста, поддержите Правую.ру!
Z123200596836 R374009602500
9037920273
41001442968978
27 сентября 2016
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Кирилл Фролов
1 марта 2006 г.
версия для печати

Суррогатный консерватизм

Суррогатный консерватизм - новое оружие идеологов либерально-секулярного тоталитаризма. (Проект выступления Кирилла Фролова на Соборных слушаниях «Права и свободы человека. Достоинство личности. Православный взгляд» 28 февраля 2006 года

Значение готовящейся правозащитной концепции Русской Православной Церкви трудно переоценить. Действительно, пора вернуть проблематику личности, ее достоинства и свободы законному владельцу — Церкви, ибо эта проблематика вытекает из христианской антропологии, догмата о Богосозданности и уникальности человеческой личности. Именно осмысление в свете веры позволит нам расставить точки над i в мнимых противоречиях между личным и общественным, национальным и вселенским. Сама территориальная структура Церкви предполагает ответственность пастырей и мирян за все происходящее на конкретной канонической территории. Евхаристия — это смысл, высшее проявление единства христианской общины, не случайно же Литургия переводится как «общее дело». Дела миссионерские, апостольские и общественные, вытекающие из ответственности христианина за все происходящее, из долга быть светом миру и солью земли, являются частью общего христианского дела. Участие мирян в общественно-политической жизни — это религиозный долг, послушание Церкви.

Итак, приход должен являться территориальной единицей, отвечающей за духовно-нравственное состояние конкретной территории — за школы, ВУЗы, больницы, молодежь, стариков, архитектуру, экологию, местное самоуправление и т.д. Таким образом, идея гражданского общества смешна без активного участия православного большинства. Уклонение от своего религиозного долга нести свет Евангелия во все сферы общества, дезертирство от ответственности за происходящее вокруг привели к приватизации правозащитной тематики откровенными противниками традиционных ценностей да и вообще России. Эти «профессиональные правозащитники» уже заявили о своем желании быть использованными в качестве инструмента давления на нашу страну в преддверие саммита «Большой Восьмерки». Однако, властной элите России не помешало бы знать, что именно эта «пятая колонна» известна своей последовательной ненавистью к Русской Православной Церкви. Глава Хельсинкской группы Людмила Алексеева только и делает, что пугает «клерикализацией России». Лев Пономарев дописался до того, что в пресловутом «деле Копцова» виноваты Русская Православная Церковь и школьный предмет «Основы православной культуры». Бывший главный редактор «Московских новостей» Евгений Киселев защищает гей-парад и, конечно же, воюет с «клерикализмом», то есть с естественным влиянием Русской Православной Церкви в православной стране -России. Наши «правозащитные» оппоненты и примкнувший к ним глава «совета муфтиев» Гайнутдин пытаются отрицать этот очевидный факт, спекулируя на разнице в процентном отношении между воцерковленными и «номинальными» православными. Гайнутдин опустился до прямых и наглых выпадов в адрес Русской Православной Церкви, обвинив ее во лжи и манипуляциями со статистикой. Он утверждает, что правослвавных в России 3%, а мусульман — 20%. И распространяет эту дезинформацию человек, который почему-то считает себя лидером всех мусульман России. Между тем, без всякой статистики, ясно, что православное большинство в России – это реальность. Все те кто, заявляет себя православными, таковыми и являются. Судить о степени их церковности и глубины веры — это дело Церкви, а не иноверцев и воинствующих безбожников. От Церкви отлучены только бывший митрополит Киевский Филарет, Глеб Якунин, глава «суздальского раскола» Русанцов и глава комитета по делам религий Приднестровья Заложков. Остальные 90% русских, мордвы, чувашей, осетин, татар и других народов крещены в Православии. Просто городскому жителю негде причаститься: в десятимиллионной Москве 90% храмов вмещают по 100 человек, они скучены в центре. Районы-новосторойки — это многомиллионные духовные пустыни. В Москве нужно не менее 20 тысяч храмов, как в Греции, население которой как раз 10 миллионов. Так что Православное Большинство в России – это политическая реальность.

Кроме того, мы не имеем права дезертировать с правозащитного поля хотя бы потому, что эта риторика используется профессиональными противниками Русской Православной Церкви. А права православного большинства граждан России действительно нарушаются.

Разве не унизительно, когда Русская Православная Церковь третируется чиновниками – такими, как министр образования Фурсенко или глава московского департамента образования Кезина, которые отказываются вводить в московские школы и в федеральный образовательный компонент «Основы православной культуры»? Вместо принципиальной позиции нам предлагают унижаться или пытаются расколоть единство православного сообщества. Так, Фурсенко, выступая на Рождественских чтениях, утверждал, что Русская Православная Церковь, якобы, одобрила секулярно- атеистический проект «Основы мировых религий». Интересно, что и кого он имел в виду, учитывая тот очевидный факт, что Святейший Патриарх недвусмысленно и неоднократно заявлял, что Церковь устраивают только «Основы православной культуры». Недавно прошедший семинар в Казани, посвященный вопросам свободы совести и толерантности, продемонстрировал, что вышеупомянутый Гайнутдин пытается использовать европейских политиков в борьбе с «Основами православной культуры» и пытается навязать идею безальтернативности «Основ мировых религий». Его последняя встреча 1 марта с главой российских пятидесятников, получающих финансирование из США, тоже говорит о многом. Фактически против Русской Православной Церкви готовится объединение всех неправославных конфессий с центром в Общественной палате.

Между тем, в Европе не все настроены против Православия. Группа по правам человека Конференции Европейских Церквей поддерживает введение ОПК. Для европейских, даже либеральных, христиан, очевидно, что преподавание религии в школе — это норма, так происходит в большинстве европейских стран. А унижения православных из-за культурологического предмета «Основы православной культуры» — это вызов нам как гражданам Великой России. Сопредседатель «Совета муфтиев» Бибарсов заявил от имени этой организации, что «никаких других вариантов, кроме «основ мировых религий, быть не может» и от имени исламских организаций саратовской области выступил против введения «Основ православной культур». Это тот самый Бибарсов, что вместе с другим «героем» совета муфтиев», дважды судимым Ашировым защищал ваххабизм, мало того, выступал в поддержку Масхадова. Процитируем этот перл под названием «Обращение Пленума Духовного управления мусульман Саратовской области в связи с введением в школах предмета «Основы православной культуры»»: «Наша позиция является последовательной и единой и выражает мнение всех централизованных религиозных организаций и объединений, руководители которых входят в Совет муфтиев России. Она заключается в том, что в государственных образовательных учреждениях допустимо преподавание курса «История мировых религий», имеющего просветительский характер. Иная позиция недопустима». Далее авторы проговариваются о своем намерении добиться законодательных изменений, которые заблокировали бы введение «Основ православной культуры».

Борьба против «Основ православной культуры» свидетельствует о том, насколько принципиален этот вопрос. Отступать, нам, православным, некуда, остается только наступать. Вот где должна быть проявлена мощь и солидарность православного общества, вот ключевой вопрос православной правозащитной деятельности. На прошедших Рождественских Чтениях на конференции по православной культуре, в которой приняли участие представители более чем 50 регионов России, был основан «Общественный Совет по поддержке Православной культуры», который возглавил легендарный профессор Леонид Гребнев, бывший заместитель министра образования, ставший вместе с разработчицей проекта ОПК Любовью Гармаш жертвой «запрета на профессии» для православных, фактически осуществляемым Андреем Фурсенко. Этому Совету необходима всесторонняя поддержка!

Не менее важный вопрос- военное духовенство. Казалось бы, после дикого случая с рядовым Сычевым все ясно — альтернативы введению военного духовенства нет. Но и здесь «бабой ягой», которая всегда против, выступает нерушимый альянс «совета муфтиев» и «правозащитных» грантоедов.

Этот альянс неслучаен. Его закономерным развитием стало заявление Гайнутдина 27 февраля в интервью одиозному антицерковному корреспонденту «Московского комсомольца» Бычкову о необходимости роспуска Межрелигиозного совета России и перенесении его функций в профильные комиссии Общественной палаты. Это предложение поражает абсурдностью. Причем здесь Общественная Палата. Почему не Госдума?

В действительности, мы имеем дело не с попытками защитить исламское меньшинство России (на которое никто не нападает), а с сознательной политикой изменения этноконфесионального баланса в России и с попыткой перечеркнуть нацио- и государствообразующую роль Православия и лишить таким образом Россию ее прошлого, настоящего и будущего, ее национального проекта и суверенитета, ибо наши нация и государство порождены Православием. Мы, действительно, столкнулись с «бесами оранжевой революции».

Цинизм и «двойные стандарты» оранжевых «правозащитников» поражает. Они борются с Россией, с ее православным большинством, и закрывают глаза на апартеид русских в Прибалтике, на гуманитарную катастрофу Православия на Украине, где власти открыто вмешиваются в дела Церкви, пытаясь насильственно оторвать Украинскую Православную Церковь от Московского Патриархата, где до сих продолжаются захваты православных храмов (последний произошел в январе 2006 года в селе Вытиливка Черновицкой области). Видимо, для них «чем хуже — тем лучше».

В противовес «бесам оранжевой революции» нам нужны национально ориентированные правозащитники: наше православное правозащитное сообщество просто обязано защитить права православного большинства в самой России, на весь мир заявить о гуманитарной катастрофе Православия на Украине, по-своему подготовиться к встрече G-8 в России (учитывая заявление Кондолизы Райс о ставке Вашингтонского ЦК на «коллективного Смердякова» в России).

В связи с вышесказанным невозможно не обратить внимание на то, что у антицерковных сил секулярного тоталитаризма появился новый союзник – это «суррогатный консерватизм» в Церкви. Речь идет о кругах, которые считают преображающее миссионерское действие Церкви в мире невозможным, предлагают Церкви уйти в добровольное гетто. Пример такой психологии — статья о. Олега Стеняева о том, что политическая и правозащитная деятельность являются неправославным делом, что Церковь должна действовать только молитвой и «духовными методами». Так же можно сказать: давайте не будем пользоваться светской медициной, потому что апостолы и святые возложением рук исцеляли. А если в итоге у вас откажут голова, ноги и руки, то эти люди скажут, что на «все Божья воля».

Из этой же серии нападки на миссионерскую деятельность игумена Сергия (Рыбко) и диакона Андрея Кураева за их работу с молодежью. Скажите, а как можно привести кого-то к Церкви, не входя в контакт с теми, кого ты хочешь привести? Не выступая в тех местах, где молодежь собирается, не работая с ее интеллектуальными и даже богемными кругами, с ищущими людьми? Если ждать, пока «кого надо Господь сам в Церковь приведет», то можно дождаться того, что произведенная руками молодежи «оранжевая революция» на Украине покажется детским лепетом.

В конце концов, у нас таких миссионеров по пальцам можно пересчитать, их поддерживать надо всеми силами. Скажем правду: в большинстве ВУЗов Москвы не только нет домовых храмов, там вообще не ведется никакая миссионерская работа! Где он, «воинствующий клерикализм», с призраком которого борются либералы?

В лучшем случае, речь идет об искренних заблуждениях людей, которые, проповедуя всеобщий уход в затвор, сами туда не спешат, а тратят силы и

энергию на «разоблачение» миссионерства и общественной активности с «православных» позиций!

В худшем же — речь идет о согласованных действиях по переводу секулярно-либеральных идей на православный язык. Изоляционисты просто переводят тезисы секуляристов на православный язык, выступая в роли «добрых следователей», утверждающих, что заниматься миссией и политикой душевредно и «неправославно», что нужно «держаться подальше от власти», уходить в «параллельный социум». Или, отвергая правовые механизмы защиты гражданских прав, провокационно призывают к неправовым методам, к тотальной оппозиции «безбожному», якобы, режиму.

Например, либералы объявили войну Социальной Концепции Русской Православной Церкви как документу прямого и опасного для них православного действия, а горе- ревнители начали дискредитировать этот Соборный документ в церковной среде утверждениями о том, что он «не православный», а «католический» или даже, по последним данным, «иудейский» (Об этом написала недавно «Русь Православная»)! Аналогичная ситуация возникла и вокруг жизненно необходимой государственной регистрации богословских школ. Против нее вместе с ваххабитами, типа Аширова, боящихся, что их ваххабитские «школы» не пройдут госаккредитацию, выступили и некоторые «ревнители» Православия, ставшие пугать мнимой угрозой «обмирщения» духовного образования в результате госаккредитации.

В результате отсутствия сил православного гражданского действия мы несем существенные потери серьезные потери. Мы же не защитили те же «Основы Православной Культуры» и людей, которые их разработали и отстаивают. Неужели бы в случае солидарного православного действия Фурсенко не отступил бы? Неужели бы мы не добились создания православного телеканала? Что мешало православной молодежи выступить 23 февраля защитить идею военного духовенства и нашу армию от либеральных нападок (в итоге это сделал только Евразийский Союз Молодежи).

Все возмущаются антиисламскими карикатурами в датских газетах, но в наших СМИ Церковь обливается грязью последовательно, целенаправленно, постоянно. А в ответ — тишина, как максимум, отдельные ответы отдельных публицистов. А ведь пары судебных процессов хватило бы, чтобы дать по рукам клеветникам Церкви. В отсутствие православного отпора публикатор антицерковной грязи гл. редактор «Московского комсомольца» Гусев становится главой комиссии по свободе слова Общественной Палаты! Он продолжает громить Церковь и Межрелигиозный совет России, поджигая таким образом страну, и его никто из православных участников ОП не одергивает. Попробовали бы так относиться к мусульманам или иудеям! Получается, что мы, православные, позволяем к себе так относиться. Это происходит только потому, что многие наши единоверцы считают проблемы политики, гражданского общества и СМИ «неправославным делом», «мешающим молиться и спасаться». В итоге православное большинство оказалось беззащитным, беспомощным. Если ситуацию не изменить — проиграем свою страну, Россию.

Антицерковным, антироссийским, секулярным силам (а это — синонимы) более всего выгоден добровольный отказ Церкви от ее спасительной миссии, от ее преображающего и спасающего действия в мире. Они добиваются этого не мытьем, так катаньем. Когда прямые антицерковные, атеистические аргументы не работают, Церковь пытаются «нейтрализовать», паразитируя на священном деле защиты чистоты Православия, превращая его в фарс.

Сложилась целая система антимиссионерской демагогии, эдакое «богословие дезертирства» и «ересь аполитичности». Типичная фраза, характеризующая мышление эскапистов: «Миссионерство — не в русской традиции».

Представляется, что всем этим явлениям должна быть высказана оценка в разрабатываемой правозащитной концепции Русской Православной Церкви.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

1 марта 22:05, виленчанин:

Кирилл,миссионерская работав ВУЗах ведётся,только ведут её секты.

Насчёт основ православной культуры: в Литве, в школах родители могут выбирать изучать ли детям курс гражданской этики или курс христианской этики и культуры, соответственно католической или православной.

Правда ситуация с образованием на русском языке в Литве приближается к критической.


28 марта 10:55, Александр Турик:

Действовать методичеcки

Кирилл, все в основном верно, но дейчтвовать нам надо более действенно. Нужно вычленить главные и решающие аргументы, подкрепить из непровержимыми фактами и долбать врагов и дураков методически постоянно.

Практические предложения. Во всех европейских государствах(демократических, толерантных, светских!)приняты законы, которые не только дозволяют, но в некоторых (Германия, Англия, Ирландия)предписывают, обязывавают (независимо от моноконфесиональности страны!)изучать В ГОСУДАРСТВЕННЫХ ШКОЛАХ ЗА ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЧЕТ христианскую религию. Точно такие же и еще более четкие законы есть во всех мусульманских странах. Нужно издать брошюрку на эту тему, и тогда на любом обсуждении любой православный мог бы заградить уста врагам православия и русским дуракам.

Раздать эту брошюру всем депутатам ГосДумы.

Давно пора в юридических международных формулировках поставить вопрос о государственном этноциде Русского народа в связи с недопущением православной культуры в школах.

Всегда и везде подчеркивать русский мононациональный, а следовательно и моноконфессиональных характер нынешней России, опять же согласно международным стандартам, в том числе и правозащитным.

Готовиться к переписи 2010 года. Убедить архиереев, Священный Синод, Патриарха жестко настаивать на включении в опросный лист пункта о религиозной принадлежности гражданина и его детей. Проведя предварительную работу с населением, можно с помощью переписи получить также, уже неоспоримую моноконфессиональную цифру,т.е. больше 66%. Возможность отождествления православия с Русским народом заложена в Основах социальной концепции. Аргументы в пользу тождества тоже нужно отточить.

Вот в демократическом Афганистане приговаривают к смерти афганца, перешедшего в христианство. Надо поднять бучу, надо тыкать в лицо всяким Ашировым фактами о положении христиан в мусульманских странах, а в нужных случаях и в Израиле.

Мы их должны убивать фактами. Их много.

Но и в нашем лагере необходимо кое с кем разобраться. По списку, составленному М.Гельманом, комиссия по толерантности Общественной палаты в которую входит и епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан обнародовала список 100 главных "ксенофобов, экстремистов и неофашистов" России - 100% русские, 70% из них - православные. Это же скандал! Как епископ может идти на поводу у хасида Лазара и грязного русофоба Гельмана! И в этом списке нет ни ваххабитов, ни тоталитарных сектантов!

Больше всего торжествуют наши язычники: мы же говорили, что "православные архиереи - жидовские прихвостни и предатели русского народа". И крыть в этом случае нечем...



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2016