15 декабря 2019
Правые люди
Имена

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Павел Зарифуллин, Центр Льва Гумилёва
13 декабря 2012 г.
версия для печати

Андрей Первозванный, апостол

Ессей у скифов

Пржевальский называл скифское пространство, скифский топос «прекрасная пустыня». Земля мужчин и бесконечный «сухой путь»: между колодцев, засыпанных песком или снегом, молясь далёким планетам и небесным огням, медленно шествуем на верблюдах, собаках, коврах-самолётах. Скорости зафиксированы тысячелетними наблюдениями за ездовыми животными. Поэтому двигаемся шагами: своими, звериными, часовыми. Как треск огня: три-четыре-три-четыре. В ритме хрипа дрейфующих льдов.

Когда апостолы делили мир, то каждый мог ещё выбирать пространство по вкусам своим. Апостол Андрей в юности жил в общине Иоанна Крестителя. Пророк-Предтеча в то время сотрудничал с ессеями. Это был закрытый мужской полувоенный лагерь в бескрайней сирийской полупустыне. Оттуда Андрея забрал (или он сам забрался) Христос.

Но проповедовать Слово Спасителя Первозванный апостол отправился в страны, типологически сходные с месторазвитием своей молодости. Он поехал к скифам – через моря и приморские города-таверны: к скифам, к кочевникам, к простым – суровым и добрым, и злым людям в шубах и странных колпаках, живущих в полувоенных лагерях – «гуляй-полях». Эти перекати-посёлки тысячелетия позже назовут вагенбургами.

Там он нашёл с кочевниками общий язык, крестил часть номадов в Крыму на Кубани и чуть ли не в Киеве.

Есенин писал, что все мы «скифы, принявшие Византию глазами Андрея Рублёва». Но изначально это выражение, наверное, соотносится с другим Андреем. Мы – скифы, принявшие Христианство языком Андрея Первозванного.

Христианство в первые века умудрялось дать каждому народу – «каждому своё». Его северная миссия велась гипер-пассионарным экс-ессеем, мужчиной-полюсом, аскетом (убеждённым безбрачником), кочевником пустынь и степей.

Сакральная география христианства запечатлит впоследствии Север как пустыню духовного спасения. Ушедшие с берегов Оронта на далёкий Восток и Север, антиохийские несториане [1] навсегда останутся в истории религии как Церковь Пустыни.

Церковь, крестившая тысячи становищ мужчин-небо-звёздо-поклонников, а также их жён, наложниц, детей, освятила номадические транспортные средства и временные жилища.

А потом скитальцы-несториане неожиданно повстречали за Пустыней, за Скифским миром – землю другого христового апостола. Там же они отыскали и его мощи – останки апостола Фомы.

Страна Близнеца

Вся история про интересующее нас Царство Пресвитера Иоанна базируется на очень древних мифах про путешествие Фомы во «Внутреннюю Индию» – страну священных знаний и мамонтовой кости рек.

Фома по прозвищу «Близнец» (как две капли воды похожий на Христа) – герой гностических эзотерических новелл, апостол досконально пытавшийся докопаться до сути вещей. Словно шаман или чёрный маг, или европейский доктор – совавший руки в тело Спасителя [2]. Он добрался до «Белой Индии» – страны на крайнем Востоке, он же сформировал христианское понимание Востока, ориенталистской священной географии. Это была легенда о закрытом священном царстве, пограничном Раю, имеющим с Эдемом общую речную систему. Пресвитер Иоанн – герой несторианских и гибеллинских средневековых хроник – «защитник-протектор» миссии апостола Фомы, хранитель его мощей.

Православные апокрифы именуют Иоанна «царём-попом индийским». Однако надо отметить, что в средние века «Индия» не имела чёткого географического местопребывания, конкретной коннотации. Не случайно тамплиеры нашли её потом в Эфиопии. Храмовники, бежавшие от французских королей к королям Кастилии и Португалии, однажды отыскали Индию в Америке. Вест-Индию.

Перед нами два практически фрактальных, «дроблёных» топоса, две подвижные страны христианской Ойкумены: Скифская Пустыня апостола Андрея и «плавающая» Индия апостола Фомы. В средние века этим землям суждено было пересечься, скреститься между собой, пропитаться друг другом. Тогда Север оказался Востоком. И наоборот.

Райский Северо-Восток

Как соотносятся друг с другом два Пространства? Горизонтальная и сетевая пустыня-степь с эзотерической вертикалью-троном наследников Близнеца и Брата Спасителя?

Можно конечно построить метафору, что пустыня – это дорога, поприще и препятствие на пути к земному раю. Но подобно тому, как равны 12 апостолов между собою, так и принципиально равнозначны и два «месторазвития»: Очарованная Пустыня Скифов и Благодатный Оазис Пресвитера Иоанна. Фиолетовая ночь степной серебряной фольги скрывает заманчивый и гипнотический Полюс Востока.

В бифуркационных «тонких» пространствах не бывает незыблемых систем координат – вертикаль легко смыкается с горизонталью и наоборот. А на степных курганах распускаются аттракторы-маки, а в священном царстве – пустыни покрывают реки, чтобы отхлынув – вывалить виноградные сады драгоценных камней и редкоземельных металлов.

Север = Востоку. Великая Скуфь органично перетекает в Царство Пресвитера Иоанна. Вместе они образуют Полюс-Сферу евразийской геометрии [3]. Тарелочку с катающимся по нему райским яблочком. Несколько позже сей ускользающий мир-мираж нарекут Россией.

Продолжение следует

[1] Несториане – христианская Церковь Востока, отделилась от православия после Халкидонского Собора 451 года. Большинство несториан эмигрировало из Византии в Персию. После чего проповедники Церкви крестили десятки тюркских, монгольских и арийских народов Индии, Средней Азии и Дальнего Востока. В средние века – самая многочисленная христианская церковь. Любопытно, что покровителем Церкви Востока был апостол Фаддей, «Иуда не Искариот», «Иуда брат Господень». Символизм «братства» Фаддея и Исуса Христа сближает эту фигуру священной истории с «близнецом» Спасителя – апостолом Фомой. Возможно, что здесь же мы должны искать принцип существования несториан, как церкви «братской», «сетевой», а не иерархической.

[2] Согласно Евангелию от Иоанна, Фома отсутствовал при первом явлении Исуса Христа другим апостолам и, узнав от них, что Исус воскрес из мертвых и приходил к ним, сказал: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин.20:25). Явившийся Исус позволил Фоме вложить палец в раны, Фома уверовал и произнёс «Господь мой и Бог мой!» (Ин.20:28).

[3] Попытка образного объяснения феномена Царства и Пустыни уводит нас к геометрии сферРимана и геометрии Лобачевского, к модели «псевдосферы» Эудженио Бельтрами.


Прикреплённый файл:

 andreys.jpg, 16 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019