Дорогие посетители!
Сайт "Правая.ру" существует исключительно благодаря Вашей помощи.
Пожалуйста, поддержите Правую.ру!
Z123200596836 R374009602500
9037920273
41001442968978
25 мая 2016
Правая сторона
Православная цивилизация

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Алексей Комогорцев, Москва
21 ноября 2005 г.
версия для печати

Sonderstab генерала Каммлера

В 1944 году контроль за всеми высокотехнологичными военными разработками, в том числе и всеми видами секретного оружия, полностью перешел в ведение СС, в лице специального представителя Гиммлера, обергруппенфюрера СС и генерала Войск СС Ганса Каммлера, который курировал проект по созданию немецкого атомного оружия

Гейдрих и Каммлер были блондинами, голубоглазыми, с продолговатой формой головы, неизменно строго одетые и прекрасно воспитанные; оба были способны в любой момент к нетрадиционным решениям, которые оба умели с редкостной настойчивостью проводить в жизнь, преодолевая любые препятствия. Выдвижение Каммлера было весьма примечательным. Вопреки всем идеологическим безумствам Гиммлер при решении кадровых вопросов не придавал значения прежней партийной принадлежности сотрудников. Решающими для него были хватка, быстрая сообразительность и сверхисполнительность. <…> В нашей совместной работе новый доверенный человек Гиммлера показал себя ни с чем не считающейся, холодной машиной, фанатиком в достижении поставленной цели, которую он умел тщательнейшим образом и не чураясь никаких средств просчитывать далеко вперед. Гиммлер заваливал его заданиями, при всяком удобном случае брал его с собой к Гитлеру. <…> Мне импонировала холодная деловитость Каммлера, который во многих случаях оказывался моим партнером, по предназначаемой ему роли – моим конкурентом, а по своему восхождению и стилю работы во многом – моим зеркальным отражением. Он также происходил из солидной буржуазной среды, получил высшее образование, обратил на себя внимание в строительной промышленности и сделал быструю карьеру в областях, далеких от своей непосредственной специальности.

Альберт Шпеер “Воспоминания”

Ганс КаммлерГанс Каммлер (Kammler р. 26.08.1901) вступил в СС 20 мая 1933 года. С 1 июня 1941 года и до конца войны руководил строительными проектами СС (с 1 февраля 1942 года – глава управленческой группы С (строительство) Главного экономического управления СС). Ему принадлежало авторство плана пятилетней программы по организации концентрационных лагерей СС на оккупированных территориях СССР и Норвегии. Каммлер принимал участие в проектировании лагеря смерти Аушвиц (Освенцим).

1 сентября 1943 года Каммлер назначен особоуполномоченным рейхсфюрера СС по программе “А-4” (“оружие возмездия”); отвечал за строительные работы и поставки рабочей силы из концентрационных лагерей [i].

В марте 1944 года Каммлер в качестве представителя Гиммлера входит в “авиационный штаб”, состоящий из высших чиновников Люфтваффе и Министерства вооружения. Рейхсмаршал Герман Геринг, глава Люфтваффе и номинальный преемник Гитлера, поручает ему переместить все стратегические авиационные объекты под землю [ii]. С 1 марта 1944 Каммлер руководит строительством подземных заводов по производству истребителей [iii].

Через три месяца Гиммлер доложил Гитлеру, что за восемь недель было построено десять (!) подземных авиационных заводов общей площадью в десятки тысяч квадратных метров [iv].

Чтобы в полной мере представить себе размах, с которым действовал генерал Каммлер, остановимся на этой стороне его деятельности подробнее.

29 августа 1945 года генерал Мак Дональд отправил в штаб-квартиру ВВС США в Европе список шести подземных заводов, на которые к тому моменту удалось проникнуть. На каждом из них до самого последнего дня войны выпускались авиационные двигатели и другое специальное оборудование для Люфтваффе! Каждый из этих заводов занимал от пяти до двадцати шести километров в длину. Размеры туннелей составляли от четырех до двадцати метров в ширину и от пяти до пятнадцати метров в высоту; размеры цехов – от 13000 до 25000 квадратных метров.

Однако, уже в середине октября в “Предварительном донесении о подземных заводах и лабораториях Германии и Австрии”, направленном в штаб ВВС США, констатировалось, что последняя проверка “выявила большое количество немецких подземных заводов, чем предполагалось ранее”. Подземные сооружения были обнаружены не только в Германии и Австрии, но и во Франции, Италии, Венгрии и Чехословакии. Далее в донесении говорилось: “Хотя немцы до марта 1944 года не занимались масштабным строительством подземных заводов, к концу войны им удалось запустить около ста сорока трех таких заводов”. Было обнаружено еще 107 заводов, построенных или заложенных в конце войны, к этому можно прибавить еще 600 пещер и шахт, многие из которых были превращены в конвейеры и лаборатории по выпуску вооружения. “Можно только предполагать, что бы произошло, если бы немцы ушли под землю перед началом войны” – заключает автор донесения, явно пораженный размахом немецкого подземного строительства.

8 августа 1944 года, вслед за назначением Гиммлера на пост руководителя министерства вооружения, Каммлер становится генеральным руководителем проекта “V-2” (“А-4”). Он управляет всем процессом – начиная с производства и размещения и заканчивая ведением боевых действий против Англии и Нидерландов. Именно он непосредственно руководит ракетными атаками. Эта позиция, благодаря его неизменному вниманию к деталям [v], дает возможность Каммлеру изучить весь процесс управления стратегической программой вооружения – возможность, которая до этого не представлялась никому в Третьем Рейхе [vi]!

С 31 января 1945 года Каммлер уже уполномоченный Вождя по разработке реактивных двигателей, а также руководитель всех (!) ракетных программ – как оборонительных, так и наступательных [vii]. А 6 февраля 1945 года Гитлер пожизненно перекладывает на него всю ответственность за воздушное вооружение (истребители, ракеты, бомбардировщики).

Генерал Каммлер становится человеком, которого многие члены партии считают самым могущественным и влиятельным государственным чиновником вне кабинета Гитлера [viii].

И, наконец, с 13 февраля 1945 он возглавляет Спецштаб Каммлера (Sonderstab Kammler), отвечавший за все (!) высокотехнологичные военные разработки (баллистические ракеты, реактивные самолёты, ядерные исследования), имея в своём распоряжении около 175000 узников концлагерей [ix].

В начале апреля 1945 года, когда советская армия находилась уже на подступах к Берлину, Гитлер и Гиммлер передали под прямое руководство Каммлера все секретные системы вооружения Третьего Рейха, аналогов которым не было ни у одной из стран участниц антигитлеровской коалиции. Крайне любопытна, если не сказать, удивительна уверенность руководства Рейха в том, что Каммлеру удастся сотворить чудо. 3 апреля 1945 года Йозеф Геббельс пишет в своем дневнике: “Фюрер вел длительные переговоры с обергруппенфюрером Каммлером, который несет ответственность за реформу Люфтваффе. Каммлер справляется со своими обязанностями великолепно, и на него возлагаются большие надежды[x].

Итак, в Третьем Рейхе все сколько-нибудь перспективные открытия и разработки в области передовых технологий находятся в распоряжении СС [xi] в лице обергруппенфюрера СС генерала Ганса Каммлера. Тем удивительнее, что его имя почти не упоминается в стандартных ссылках на Люфтваффе или ее крупные программы. Однако, несмотря ни на что, Каммлер – во главе сверхсекретного исследовательского центра (“мозгового центра СС”), в задачи которого входит внедрение технологий для создания секретного оружия “второго поколения”.

Если четвертый вид нового оружия, о котором упоминал Гитлер в беседе с маршалом Антонеску 5 августа 1944 года и о котором вскользь упоминает Бержье [xii], существовал на самом деле, то он должен был находиться в ведении генерала СС Ганса Каммлера и его Sonderstab.

Воспользуемся результатами расследования проведенного Ником Куком, многолетним редактором и консультант известного справочно-обозревательного еженедельника “Jane's Defence Weekly”, посвященного военной технике и имеющего в военно-промышленных кругах заслуженную репутацию одного из наиболее солидных и авторитетных изданий. Благодаря своему положению Ник Кук располагает богатейшими связями и контактами среди правительственных чиновников и военных многих стран. Его расследование посвященное секретным аэрокосмическим проектам США, связанным с технологиями берущими свое начало в секретных лабораториях Третьего Рейха, заслуживает самого пристального внимания.

Известно, что Спецштаб Каммлера был организовал в секции компании “Шкода”, располагавшейся в германском протекторате Богемия и Моравия. Еще в марте 1942 года Гиммлер формально передал СС управление заводом “Шкода” – гигантским промышленным комплексом, расположенном в Пльзене и Брно. Причем Шпеер ничего не знал об этой операции, до тех пор, пока Гитлер не сообщил ему об этом как о свершившемся факте.

Правой рукой Каммлера стал генеральный директор “Шкоды”, почетный штандартенфюрер СС полковник Вильгельм Фосс. Они получили добро от Гитлера и Гиммлера на руководство специальным проектом, который был настолько засекречен и неподвластен официальному контролю, что казалось, что его просто не существует. Показательно, что ни глава Люфтваффе Геринг ни Шпеер не знали о существовании проекта.

Немногие избранные, знавшие о существовании управления по специальным проектам Каммлера, говорили о нем, как о самом передовом исследовательском центре на территории Третьего Рейха. Будучи совершенно независим от исследовательского отдела компании “Шкода”, он использовал ее как прикрытие.

Финансирование программ проходило через Фосса, который отчитывался непосредственно перед Гиммлером. По всей Германии были отобраны перспективные ученые, невзирая на степень политической лояльности режиму. Вокруг их работы было воздвигнуто тройное кольцо безопасности, которое обеспечивали специально отобранные функционалы контрразведки СС. Эти кольца безопасности были созданы вокруг заводов “Шкоды” в Пльзене, Брно и вокруг административного центра в Праге.

Уже после войны в беседах с журналистом, выпускником Кембриджа Томом Агостоном, Фосс описывал деятельность ученых из штаба Каммлера как не имеющую аналогов среди других видов технологий, появившихся в конце войны, в сравнении с которыми заурядными казались даже проекты “V-1” и “V-2”. В списке спецпроектов были ядерные установки для ракет и самолетов, передовые управляемые снаряды и зенитные лазеры [xiii].

Важный момент – испытания проводились не на самой “Шкоде”, а в полевых условиях. Таким образом, Спецштаб Каммлера функционировал как координационный исследовательский центр.

В данном контексте заслуживает упоминания и такой эффективный инструмент Каммлера, каким являлась организация СС “Исследования, открытия и патенты”, действовавшая независимо от Исследовательского совета Рейха. Возглавлявший ее обергруппенфюрер СС генерал Эмиль Мацув (командующий войсками СС Штеттинского округа), используя неограниченные возможности этой организации, мог узнать о любой значительной технологии, научной теории или патенте.

После встречи с Гитлером, состоявшейся как мы помним 3 апреля 1945 года, Каммлер перемещает свою штаб-квартиру (не путать со Спецштабом) из Берлина в Мюнхен. Перед тем как окончательно покинуть Берлин он наносит прощальный визит Шпееру, во время которого намекает ему, что тому также стоит перебраться в Мюнхен, а также, что “СС предпринимает попытки устранить фюрера”.

Затем Каммлер сообщает Шпееру, что планирует связаться с американцами и в обмен на гарантию свободы предложит им все – “реактивные самолеты, а также ракеты “А-4” и другие важные разработки”. А также то, что он собирает всех квалифицированных экспертов в Верхней Баварии, чтобы передать их армии США.

Он предложил мне участвовать в его операции, – писал Шпеер, – которая, несомненно, сработает в мою пользу”.

Шпеер отказывается от предложения Каммлера.

Последний раз Каммлера видят в Обераммергау в гостинице “Ланг”. Нечаянным свидетелем разговора Каммлера с начальником его штаба, оберштурмбанфюрером СС Штарком стал Вернер фон Браун. По его словам они собирались сжечь свои мундиры и ненадолго затаиться в монастыре XIV века в Эттале, расположенном в нескольких километрах от Обераммергау [xiv].

Когда Каммлер говорил Шпееру о том, что предложит американцам реактивные самолеты и ракеты “А-4”, он не мог не понимать, что о них знают слишком многие и американцам и русским не составит труда завладеть соответствующими чертежами и учеными без его участия. То же самое относится и к “А-4”. Так, группа специалистов Ракетного центра в Пенемюнде во главе с генералом Дорнбергером и фон Брауном, сознательно готовились к сдаче американцам вместе с соответствующей документацией и образцами, причем без какого-либо участия Каммлера [xv]. Таким образом, по этим позициям серьезный торг был попросту невозможен. Для возможного диалога с такой одиозной фигурой как Каммлер необходимы более веские основания. Каммлер не похож на человека, который стал бы менять свою жизнь на технологии, которые и без него стали бы известны. Он должен был предложить нечто такое, что у контрагента (будь то американцы или русские) не осталось бы другого выбора, кроме как вступить с ним в переговоры.

В активе Каммлера остаются только “другие виды вооружения”, о которых он упоминал в разговоре со Шпеером.

Все говорит за то, что Каммлер хотел использовать Шпеера “в темную” – Шпеер знал о реактивных самолетах и ракетах “А-4”, но, как мы помним, совершенно не был в курсе разработок Спецштаба Каммлера. Скорее всего, только эти самые “другие виды вооружения” и могли бы стать подлинным предметом торга, но Шпееру знать об этом было совершенно не обязательно – с него было достаточно реактивных самолетов и ракет как предлога к началу переговоров. Если интересующий нас четвертый вид нового оружия существовал в реальности, он должен был входить именно в эту категорию “других видов вооружения”.

“Закладка” Каммлера сработала 21 мая 1945 года, когда на первом допросе в американской миссии по вопросам стратегической бомбардировки Шпеер на вопрос о технических деталях “V-2” ответил: “Спросите Каммлера. Все подробности у него[xvi]. Судя по всему, Шпеер уверен, что Каммлер уже заключил договор с американцами!

Вскоре после окончания войны в руки американской контрразведки попадает правая рука Каммлера, Вильгельм Фосс. На допросе он сообщает о существовании Спецштаба Каммлера на заводе “Шкода”. Однако агенты остаются настолько бесстрастны к сообщению о специальной группе, обладающей необычайными военными секретами, что у него складывается впечатление, что им уже все известно.

Фосс предлагает бросить все силы на поиски Каммлера, “пока его не схватили русские”, и вновь агенты не проявляют к его словам никакого интереса. И это люди, которые представляют стратегические интересы страны, “возглавлявшей крупнейшую грабительскую операцию того времени с участием армии флота и военно-воздушных сил, а также гражданских лиц[xvii].

В этой связи на память приходит мгновенный рывок на восток 16-й бронетанковой дивизии Третьей армии Паттона. Полностью проигнорировав соглашения, подписанные между чешским правительством в эмиграции и Советским Союзом, войска 16-й бронетанковой дивизии, двигаясь на восток от Нордхаузена, 6 мая 1945 года пересекают чешскую границу и вступают в Пльзень, находящийся в самом сердце советской оккупационной зоны. Американские войска на шесть дней захватывают завод “Шкода”, пока 12 мая 1945 года там не появляются части Красной армии. После протестов со стороны Советского Союза Третья армия вынуждена уйти [xviii]. Согласимся, что шесть дней – немалый срок…

Еще одним звеном в цепи странных обстоятельств, связанных с историей генерала Каммлера является почти полное забвение самого его имени и роли в истории Третьего Рейха. Весьма странной представляется та необъяснимая легкость, с которой это имя было предано забвению сразу после окончания войны. А ведь, как мы помним, этот неординарный человек считался одним из самых могущественным и влиятельных государственных чиновников Третьего Рейха.

В процессе поисков сведений о Каммлере, уже упоминавшийся нами Том Агостон выяснил, что его имя даже не упоминалось на Нюрнбергском процессе – невероятный факт, если учесть какую важную роль играл этот человек в кругах приближенных к Гитлеру. Более того, нет никаких указаний на то, что его даже пытались искать, как прочих военных преступников.

В наши дни, когда Ник Кук попытался получить информацию о деятельности Каммлера за последние месяцы войны в Центре современных военных архивов в Колледж-Парке (Мэриленд), то обнаружил, что все документы по этому вопросу “уже были кем-то изъяты[xix].

Существуют четыре противоречащих друг другу версии смерти генерала Каммлера. Согласно первой, он покончил с собой 9 мая 1945 года в лесу между Прагой и Пльзенем. По второй версии он погиб в тот же день под обстрелом, когда выбирался из подвала разрушенного бомбами дома. По третьей версии в тот же день он застрелился в лесу недалеко от Карлсбада. Четвертая версия, основана на двух документах, которыми располагало немецкое и австрийское общество Красного Креста сразу после войны. В первом документе, написанном родственником, о Каммлере говорилось как о “пропавшем без вести”. Согласно этому документу, последнее известие о Каммлере пришло из Эбензее в Штайермарке (Австрия). Во втором документе, основанном на показаниях неизвестных “товарищей”, утверждалось, что Каммлер мертв. Место захоронения указано не было.

Первые три варианта объединяет одна общая деталь – до капитуляции Каммлер находится в Праге или в ее окрестностях. Один из свидетелей, упомянутый Агостоном, – чиновник из пражского регионального управления строительного подразделения Главного экономического управления СС вспоминал: “Каммлер прибыл в Прагу в начале мая. Его не ожидали. Он не сообщил заранее о своем прибытии. Никто не знал, зачем он приехал, когда на подходе была Красная армия”.

У Каммлера была единственная веская причина для того, чтобы проделать этот путь – документация группы по специальным проектам, находящаяся на “Шкоде” и в ее административных офисах в Праге.

В Эбензее Каммлера также хорошо знали. Именно здесь в горах на берегу озера Траунзее, в 1943 году под его командованием была начата работа по созданию гигантского подземного комплекса для строительства МБР “А-9”/“А-10”, получившего кодовое наименование “Zement” [xx].

Туман отчасти начинает рассеиваться благодаря сведениям, предоставленным польским ученым Игорем Витковским, предпринявшим собственные изыскания в этой области. Согласно его источникам, во время допроса Рудольфа Шустера – высокопоставленного чиновника из министерства безопасности Третьего Рейха, на котором присутствовали глава польской военной миссии в Берлине генерал Якуб Правин и полковник Владислав Шиманский, были получены сведения о существовании т.н. “генерального плана – 1945”, и функционировавшей в его рамках “специальной эвакуационной команды”, в составе которой Шустер оказался 4 июня 1944 года. Эта информация вызвала нешуточную тревогу, поскольку Правину и Шиманскому удалось выяснить, что за “генеральным планом – 1945” стоял Мартин Борман.

В мае 1945 года англичанами был схвачен и передан польским властям обергруппенфюрер СС Якоб Шпорренберг, который, как выяснилось, с 28 июня 1944 года возглавлял часть “специальной эвакуационной команды”, подчинявшуюся гауляйтеру Нижней Силезии Карлу Ханке, который в свою очередь отчитывался непосредственно перед Мартином Борманом. Если бы англичане знали, чем на самом деле занимался Шпорренберг, они навряд ли выпустили бы его так легко. Шпорренберг был приговорен к смерти в 1952 году, но перед этим сообщил польскому суду, что отвечал за эвакуацию из Нижней Силезии высоких технологий, документов и персонала, а также участвовал в ликвидации шестидесяти двух ученых и лабораторных работников, работавших над сверхсекретным проектом СС на шахте недалеко от Людвигсдорфа – горной деревушки к юго-востоку от Вальденбурга, у чешской границы.

Шпорренберг отвечал за подразделение “команды”, в обязанности которого входил “северный маршрут” эвакуации через Норвегию, остававшуюся в руках немцев до конца войны.

Шпорренберга как и Каммлера ценили за выдающиеся организаторские способности. В 1944 году он был назначен заместителем командующего VI полка СС под руководством обергруппенфюрера Вальтера Крюгера. Крюгер же в свою очередь принимал непосредственное участие в сверхсекретных операциях СС в последние месяцы войны, в том числе по эвакуации богатств Третьего Рейха в Южную Америку и другие нейтральные или неприсоединившиеся страны, а также в программе эвакуации секретного оружия!

Сводная команда НКВД и польской разведки выяснила, что подразделением “эвакуационной команды” в Бреслау руководил оберштурмбанфюрер СС Отто Нейман, отвечавший за южное направление эвакуации (Испания, Южная Америка). Однако, самого Неймана задержать не удалось [xxi].

Руководитель “генерального плана” в Бреслау гауляйтер Ханке, 4 мая 1945 года вылетел из города, в который уже вошли части советской армии, и как можно уже догадаться, больше его никто не видел.

Таким образом, исчезновение Каммлера было всего лишь частью некой общей схемы, по которой он, Ханке, а также многие другие высокопоставленные эсэсовцы и члены партии, имевшие доступ к работам связанным с секретным оружием исчезли, растворившись без следа.

По имеющимся в распоряжении Витковского сведениям, в рамках “специальной эвакуационной команды” была создана особая авиационная эскадрилья, состоящая из “Junkers Ju 290” и одного “Junkers Ju 390” – тяжелых транспортных самолетов. Эскадрилья была размещена в Опельне, в ста километрах от Бреслау. По утверждению свидетелей, на некоторых самолетах были желтые и голубые опознавательные знаки, т.е. их хотели выдать за шведские самолеты. Если эта информация соответствует действительности, то речь идет об эскадрилье “KG-200” – подразделении Люфтваффе по спецоперациям, чьи самолеты летали под флагами вражеских или нейтральных государств. Добавим, что шестимоторный “ Junkers Ju 390” являлся модификацией четырехмоторного “Junkers Ju 290”, и мог совершать длительные перелеты продолжительностью до тридцати двух часов [xxii]. Известен случай, когда, стартовав из Франции, “Ju 390” достиг американской территории чуть севернее Нью-Йорка и, не совершая посадки, вернулся обратно [xxiii]. В Люфтваффе такие самолеты называли “грузовиками”.

Имея в своем распоряжении подобные машины, “эвакуационная команда” могла переправить документы, персонал и оборудование куда угодно: Испания, Южная Америка, Аргентина [xxiv]

Так, по воздушному мосту, созданному южным подразделением “команды” между еще оккупированными территориями Третьего Рейха и нейтральной, но симпатизирующей Германии Испанией, в последние месяцы войны удалось переправить 12000 тонн суперсовременного оборудования и документации, для чего были использованы все доступные воздушные средства Люфтваффе.

В конце войны у южного подразделения был еще один доступный, хотя и весьма опасный путь эвакуации, а именно – через северные порты Адриатического моря, остававшиеся в руках немцев до самой капитуляции.

В этом свете последний разговор Каммлера со Шпеером можно интерпретировать уже как превентивную попытку дезинформации агентов американских (а возможно, и не только американских) спецслужб, которые рано или поздно вышли бы на Шпеера. Цель провокации – выиграть время, необходимое для окончательной эвакуации, а заодно сформировать ложный след (связь с американскими спецслужбами), дабы вконец запутать и без того весьма непростую ситуацию.

Гораздо более печальной оказалась участь других “засвеченных” фигурантов этого дела.

Шпорренберг, возглавлявший программу эвакуации в Бреслау, сразу же после вынесения смертного приговора был переправлен в Советский Союз, где его следы теряются.

Шустер, руководивший транспортировкой, погиб “при загадочных обстоятельствах” в 1947 году. Допрашивавшие его офицеры польской разведки Шиманский и Правин, также скончались при странных обстоятельствах – Шиманский погиб в автокатастрофе, а Правин утонул [xxv].

Возникает вполне резонный вопрос, каково же было хотя бы приблизительное содержание этих загадочных проектов, вокруг которых сломано столько копий и человеческих жизней? Ответ на этот вопрос, возможно, прольет свет на природу искомого нами четвертого вида нового оружия Третьего Рейха. На него мы попробуем ответить в заключительной части нашего исследования.

[i] http://staffel.h10.ru/F_Kammler.htm.

[ii] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 224.

[iii] http://staffel.h10.ru/F_Kammler.htm.

[iv] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 224–225.

[v] Именно благодаря своей способности контролировать детали проекта, не ослабляя наблюдения за стратегическими целями, Каммлер привлек к себе внимание Гитлера (Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 225–226).

[vi] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 102–103, 225.

[vii] http://staffel.h10.ru/F_Kammler.htm.

[viii] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 225.

[ix] http://staffel.h10.ru/F_Kammler.htm.

[x] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 226.

[xi] Здесь мы бы хотели указать на то, незаслуженно игнорируемое, и весьма немаловажное в данном контексте обстоятельство, что Вернер Гейзенберг еще в 30-х годах по прямому распоряжению Генриха Гиммлера был зачислен в состав научно-исследовательской структуры СС “Аненербе” (“На­следие предков”). Это событие поставило крест на попытке развернуть компанию против Гейзенберга, начатую с публикации статьи Йоханнеса Штарка о “белых евреях” в науке, вышедшей в официальном органе СС газете “Der Schwarze Korps” (“Черный корпус”) в июле 1937 года. (Васильченко А.В. Ананербе. “Наследие предков” без мифов и тайн. М., 2005. С. 102.).

[xii]По требованию группы “Марко Поло”, был с воздуха атакован Сен-Ле, где хранились готовые “Фау-1”. За этим последовала серия массированных налетов, проводившихся как английской, так и американской авиацией. Множественные налеты были предприняты в период с 28 июля по 5 августа 1944 года. В борьбе с оружием “Фау” они играли не меньшую роль, чем разгром острова Пенемюнде. Заключительный рейд состоялся вечером 5 августа, когда, в частности, 441 английский самолет сбросил свыше 2000 фугасных бомб на Сен-Ле, почти полностью разрушив город и засыпав хранилища “Фау”. В погребах и подземельях Сен-Ле и Эссерана кроется еще одна неразрешенная тайна. Из немецких документов явствует, что под грибными питомниками, в которых были сложены “Фау-1”, находился нижний этаж подземелий и в нем – еще одно секретное оружие никому не ведомого типа. Нельзя рассматривать это как простое предположение; слишком много свидетельских показаний полностью совпадает. По крайней мере четыре образца оружия, о котором никто из нас не знает ничего, по-прежнему должны лежать под развалинами в нижних погребах Сен-Ле” (Бержье Ж. Секретные агенты против секретного оружия).

[xiii] В марте 1949 года, через несколько недель после интервью, Фосса вызвали на допрос в управление американской контрразведки, где он рассказал о масштабах научных исследований, проводимых специальной группой Каммлера. После чего ему ясно дали понять, чтобы он никогда ни с кем не говорил о штабе Каммлера и его программах. Фосс дал слово, умолчав о беседах с Агостоном. Вскоре он написал Агостону и попросил не писать на “щекотливую тему”. Агостон в свою очередь удовлетворил просьбу Фосса, но когда в 1974 году Фосс скончался, он вновь обратился к этой истории. Итогом его поисков стала книга “Ошибка! Как США выдали суперсекреты нацистов России”. В процессе поисков Агостон попытался получить записи допросов Фосса, которые должны были стать доступными в соответствии с американским законом о свободе информации. Однако ему сообщили, что записи недоступны, поскольку их вообще не было. (Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 231).

[xiv] Там же. С. 228–232, 234–235, 275.

[xv] Козырев В.М., Козырев М.Е. Рукотворные НЛО. С. 110.

[xvi] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 247.

[xvii] Там же. С. 246.

[xviii] Там же. С. 246–247.

[xix] Там же. С. 254–255.

[xx] Там же. С. 255–257.

[xxi] После войны его якобы видели в Родезии (Там же. С. 264).

[xxii] Там же. С. 261–264, 266–269, 278–279.

[xxiii] http://www.cofe.ru/Avia/J/J-4.htm.

[xxiv] Кук Н. Охота за точкой “zero”. С. 280.

[xxv] Там же. С. 267.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

17 марта 12:38, Посетитель сайта:

тайны нацистов

Спасибо за интересный материал-очень ново и необычно. В отличие от подобного рода исследований предоставляется масса фактических подробностей. И хотя с некоторыми моментами можно было бы поспорить в общем и целом все очень основательно.

Максим


21 августа 07:16, Raikkonen:

Очень интересная информация. Скажите пожалуйста, когда будет продолжение ("...на него мы попробуем ответить в заключительной части нашего исследования")?


23 августа 22:41, автор:

"Sonderstab генерала Каммлера" - отрывок из II части "Чудесного оружия Третьего Рейха".

Все три части статьи "Чудесное оружие Третьего Рейха" можно найти

на PRAVAYA.RU через поиск по фамилии автора.

Полные варианты прикреплены в виде

Wordовских файлов.


1 сентября 19:11, владимир:

Это не просто информация, а руководство к действию! В этом плане непонятна роль современных руководителей России в направлении развития техники и науки. Практически немецкие учёные опередили своё время на десятилетия! А что мы имеем сегодня? Наши НИИ превращаются в "кормушки" для малограмотных руководителей, которых извлекают откуда угодно и назначают на места уходящих на пенсии... Что у нас впереди, каковы перспективы нашего научного и технического будущего? Где мы?



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2016