16 сентября 2019
Тексты

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
30 октября 2013 г.
версия для печати

Москва конечная. Роман. Глава VIII. Боди-менеджер

ГЛАВА VII. НОВОЕ ДИНАМО

ГЛАВА VIII. БОДИ-МЕНЕДЖЕР

Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной

И. Бродский

Игорь в некотором раздумье, как витязь на распутье, стоял перед домом общества "Динамо" на Большой Лубянке, где размещался и офис фирмы Somebody. Как он оказался здесь - он и сам не мог сказать: иностранцы вывели его из метро, а ноги сами привели сюда. «Это судьба» - решил Игорь и решительно открыл тяжёлую дверь.

В приёмной фирмы «Самбоди» Игорь после недолгих колебаний заполнил анкету, в котором, между прочим, его спрашивали, что он думает о смысле жизни. Вот как, подумал в нем филолог, теперь русская философия реализуется в жанре анкеты. И почти тут же он был приглашён в кабинет.

- Очень рад! — вышел ему навстречу плотного сложения человек в светло-сером костюме, протягивая обе руки. В одной из них была визитка:

Вольдемар Кох

генеральный боди‑менеджер

Игорь положил её в карман. Быстро изучив его резюме, Кох спросил:

- Так вы филолог или историк?

- Филолог. Но в последнее время больше занимаюсь историей.

- Прекрасно! Прекрасно! — Кох потёр руки. — Вы согласны с тем, что западная цивилизация находится в тупике? «Ого, какой продвинутый менеджер», — подумал Игорь.

- Разумеется, — ответил он вслух. — Согласен.

- Нам, проекту «Презентация тела», очень нужны историки! Филологи тоже будут нужны, но не сейчас, позже. Я готов сразу, не дожидаясь распечатки, предложить вам место своего заместителя. Я сделаю вас заместителем генерального боди‑менеджера по вопросам истории. Такой толковый человек, как вы, со временем мог бы дорасти и до генерального – в одном из наших филиалов. Всё будет зависеть от вас.

- А что, собственно, я должен делать? – спросил Игорь, несколько обескураженный.

- Работать с людьми и получать за это достойную зарплату, не более того!

- А если точнее?

- Видите ли…

Кох отошёл к окну и, как бы собираясь с мыслями, не глядя, в задумчивости набрал несколько цифр на мобильном телефоне, вслед за чем, однако, отложил трубку в сторону.

- Зачем существует история? – начал он издалека и, не дожидаясь реакции, ответил сам: – Для того, чтобы постичь замысел Творца. Не так ли?

- Так, – ответил Игорь, совсем опешив, так как боди‑менеджер запросто и сходу высказывал одну из его заветных мыслей.

- Вы, наверное, согласитесь со мной, что на сегодняшний день целостное представление об истории у большинства людей отсутствует?

- Да, конечно.

- И, видимо, вы также согласитесь, что оно совершенно необходимо для уяснения того, кто мы, откуда, куда идём…

- Да!

- Ну и вы наверняка согласитесь, что вся история до настоящего времени была историей цивилизаций?

- Конечно.

- И что каждая цивилизация в течение какого-то срока становится лидирующей, скажем, сначала греческая, потом римская, потом арабская, потом европейская?

- Не совсем так.

- Вы не согласны?

- Нельзя же начинать с греков, как будто раньше ничего не было. А греческая и римская, если вы намерены тут популярно излагать Шпенглера, — это одна цивилизация.

- Ах, ну это детали. Факт, что европейская цивилизация была сначала христианской, а потом стала антихристианской.

- Я бы сказал, иудео-христианской, – уточнил Игорь.

- Да она и была такой, с самого начала. Главное, что от христианских ценностей произошёл поворот совсем к другим. Раньше богатым было быть плохо, теперь стало хорошо. Целью стало накопление богатств. Кто накопит больше, того Бог и любит больше. И никакого христианства. Что, не так?

- Ну, грубо говоря, так.

- Да. Конечно. Я говорю огрублённо. Мне вообще свойственна некоторая грубость – привыкните к этому. Западная цивилизация теперь полностью материалистическая. Цивилизация же будущего, третьего тысячелетия, должна быть духовной. Возникает вопрос: где будет расположена та цивилизация? кто, какие народы войдут в неё? Какая идеология будет господствующей? И, наконец, какое место в этой цивилизации (или вне её) будет занимать Россия?

Вообще всё, что говорил боди–менеджер звучало как‑то, в самом деле, грубовато, но навскидку казалось правильным. Он, разумеется, говорил с чужого голоса. Порой Игорю даже казалось, что боди-менеджер вытаскивает мысли прямо из его собственной головы и нарочно их огрубляет. Однако, внимая его призыву не обращать внимания на детали, Игорь загорался всё большим рвением. «Вот оно! – думал он в лёгком интеллектуальном экстазе, готовый уже едва ли не броситься на шею Коху. – Вот то, что я так долго искал! Организация… Разработка новой национальной идеи, отвечающей на вызовы времени… Самбоди! Какое прекрасное название!»

- Я знаю ответ на эти вопросы! – не удержавшись воскликнул Игорь.

- Да? – с сомнением в голосе спросил боди‑менеджер.

- Да! Россия и станет этой новой цивилизацией, цивилизацией третьего тысячелетия! И войдут в эту цивилизацию все народы, которые признают духовную истину Православия!

Кох с каким‑то сожалением покачал головой.

- А вы знаете, что наши феноменологические исследования человека показали, что объём мозга у русских в процентном отношении значительно меньший, чем у европейских народов? Что этот объём лишь ненамного превышает мозг неандертальца?

Игорь осёкся.

- Ну и что? – спросил он.

- А то, что это значит одно из двух: или русские инволюционируют в сторону обезьянолюдей, или им предстоят ещё миллионы лет естественной эволюции до уровня европейских народов. Положа руку на сердце: мало, очень мало кого из русских можно презентировать. Вы не согласны с этим?

Игорь ошеломлённо промолчал.

- Таким образом, хоть я и великий патриот России (и вы в этом ещё убедитесь), но факты – упрямая вещь, и наша организация отводит русским в цивилизации третьего тысячелетия более скромное место.

- Какое же? – выдавил из себя Игорь.

- Не суть важно. Оставим пока в стороне русскую идею и поговорим о более значимых в плане нашей работы вещах. Итак, вы согласились со мной, что история существует для того, чтобы постичь замысел Творца. Так?

Игорь молчал. В чувствах его наметилась перемена. Он больше не восторгался каждому слову боди‑менеджера, но смотрел на него трезво и отстраненно. Смутная догадка появилась в его сознании, и с каждой минутой стала расти…

- Веками, – невозмутимо продолжал Кох, – человечество ломало голову над этим замыслом, и, надо заметить, совершенно бесполезно, потому что объём накопленной информации был слишком ничтожен. Теперь же объём более чем достаточен. Мы знаем теперь всю историю. Мы имеем теперь почти полную картину – не хватает только нескольких маловажных деталей. Только теперь мы можем понять и сам замысел… Вот и у вас, думаю, есть какие‑то мысли на этот счёт. А?

- Есть.

- Ну, вот, видите! Но я могу с уверенностью сказать, что ваши мысли ещё далеки от истины, потому что единственная научная попытка понять замысел Творца успешно осуществляется только в рамках нашего проекта. Только у нас замысел Творца постигнут, так сказать, на подлинно научной основе. И когда мы откроем его вам (разумеется, не сейчас, ибо от вас потребуется подписать кое‑какие бумаги о неразглашении тайны и тому подобное), уверен, вы будете приятно поражены! Сейчас скажу лишь о том, что будет входить в круг ваших обязанностей. Итак, наш проект под названием «Презентация тела» – слышали о таком? – занимается, если говорить в самых общих словах, вопросами распределения и целесообразного представления – презентации – тел. Тело человека, если им специально не заниматься, как известно, представляет собой хаос и доставляет массу проблем. Тело требует жертв. Его надо где‑то размещать, заботиться о нём, одевать, обувать, кормить, поить, удовлетворять, лечить – наконец, хоронить… Помните сказку о змее, который поселился в деревне и тоже доставил всем жителям массу хлопот?.. Я не говорю уже тут о вредных привычках, о влиянии тела на состояние психики человека, о смерти и так далее. Вы как заместитель генерального боди‑менеджера по вопросам истории будете (хочу сразу предупредить) иметь дело с десятками, сотнями тысяч тел. Большинство людей не знают, что им делать со своим телом, это хорошо выразил один еврейский поэт: Дано мне тело. Что мне делать с ним? – помните? Между тем у Цивилизации Третьего Тысячелетия дел (и тел) будет, так сказать, по горло. Ваша задача – правильно ориентировать тела в истории. То есть, заметьте, не в пространстве уже, а во времени! Для этого надо, конечно, прежде всего, вам самим сориентироваться. Разумеется, после того, как вам будет открыт замысел Творца, объективные законы истории, вы сумеете это сделать. Зная законы, вы безошибочно сможете определять будущее, а как историк, вы должны будете применить эти законы ко всей мировой истории, убедиться в их истинности и, так сказать, «переписать историю» в соответствии с замыслом Творца, соответственно распределяя тела для будущего. Но и с телами прошлого предстоит некоторая работа… Вы никогда не задумывались: зачем вообще хоронят людей?

- Нет…

- Странно. Об этом же все люди думают. Может, вы врёте?

- Может.

- Хитрец! Но без хитрости, как известно, нет и… Так вот я вам отвечу: людей хоронят для нас.

- В смысле?

- Те, кто знают, как распределять тела в пространстве и во времени, знают и то, что делать с трупами! Трупы – основа истории, мы судим об истории прежде всего по трупам. Раньше хоронили людей потому, что не знали, что ещё с трупами можно делать. А мы – знаем! Теперь хоронить будет уже не нужно. Все трупы направляются нам – для презентации. Презентация тела – это презентация как живых, так и мёртвых. Вы как боди‑менеджер по истории будете непосредственно курировать вопросы презентации мёртвых. Какое, смею сказать, великое поприще! Какое поле для деятельности!.. Где, например, тело Наполеона и что с ним делать? Может, ему нужен мавзолей? Или храм, в котором будет выставлено оно? Или нам нужен он сам, живой и невредимый? И, главное, каким он нам нужен? Кто это может знать? Вы! И только вы! Я уж не говорю о ныне здравствующих. Может, кому‑то из них вообще умирать не стоит…

- Простите… Я не совсем понял… Но ведь тела Наполеона уже не существует?

- Да вы просто, батенька, закоренелый материалист! Не забывайте: цивилизация третьего тысячелетия – это цивилизация духа. Что значит «не существует»? А история? Не существует только то, чего никогда не было. По‑вашему, Наполеона не было?

- Нет, был, конечно…

- Значит, его тело существует! А вот где оно и как его собрать – это определяет только боди‑менеджер, которому открыты законы истории и замысел Творца. Боди‑менеджер по вопросам истории также определяет, какому телу есть место в Цивилизации Третьего Тысячелетия, какому – нет. И определяет он это, конечно, не наобум, а на основании научных законов истории и знания замысла Творца. Боди‑менеджмент – это, в сущности, селекционная работа. Боди‑менеджер выбирает или даже, я бы сказал, отбирает, кому из истории прошлого есть место в истории будущего. Нужен нам Наполеон – пожалуйста, представьте нам тело Наполеона. Не нужен нам… ну, скажем, Николай II, – долой его тело из истории или же, если гуманно подходить, то пусть будет, пожалуй; но пусть тогда на этот раз его тело будет правильно распределено: оно подобает не царю, а простому человеку, обывателю, семьянину, может быть, офицеру… Раньше Бог, пока мы не открыли его замысел, творил историю исключительно сам, втайне. Теперь, зная замысел, мы должны помогать ему и даже местами поправлять его. В потенциале – Бог самоустранится, ибо зачем ему напрягаться, когда мы всё за него сами сделаем? Итак, в Цивилизации Третьего Тысячелетия окажутся те, чьи тела будут там пре‑зен‑ти‑ро‑ва‑ны. А кто занят презентацией тела? Боди‑менеджер. Вот какую интересную, увлекательную и ответственную работу мы вам предлагаем. Вы согласны?

- Подождите… дайте немного подумать… – Игорю казалось, что он простоял час под натиском невидимых, но очень сильных волн, которые несколько раз едва не смыли его.

- Подумайте… Да, кстати, забыл вам сказать последнюю вещь. Чтобы всё уже договорить, до конца… Ваше тело, само собой, тоже подлежит распределению и презентации. Когда вы займёте своё место, то тело ваше как тело нового участника проекта представят всей организации. Все наши должны его видеть, я подчёркиваю это, потому что у некоторых, когда доходит до этого момента, начинаются истерики: да как я, да почему и т.д. Чтобы стать частью проекта, вы должны показать себя, своё тело таким, какое оно есть, без прикрас, и каждый имеет право посмотреть, прикоснуться, потрогать его, может быть, оставить на нём свой след, потому что все мы – единая команда, все мы на самом деле составляем одно большое тело. И мы должны каждый чувствовать друг друга. Каждый – каждого. Это наш девиз… Так я распечатываю договор?

- Мне очень жаль, но сотрудничество между нами невозможно.

- Почему?

- Моё тело уже обещано.

- Другим организациям? — насторожился Кох.

- Да. Другой организации.

- Можно полюбопытствовать, какой? – на лице боди‑менеджера выказалось явное неудовольствие. – Случайно не концерну «Панинтер»? Имейте в виду фирма "Самбоди" — мировой лидер на телесном рынке.

- Нет. Концерн "Панинтер" здесь ни при чём. Дело в том, что три года назад я прошёл таинство Крещения.

Игорь выразительно посмотрел на боди‑менеджера.

- Ну и что? – спросил тот без видимого интереса. – Это ваше личное дело.

- И вот, когда совершался обряд, – Игорь нарочно стал затягивать фразу, чувствуя, как растёт напряжение боди‑менеджера; голос его задрожал, – Я дал слово, что отрекаюсь от сатаны…

Кох молчал.

-…И я трижды плюнул в знак отречения.

- Трогательные подробности. Но к чему вы всё это мне говорите?

- А к тому, господин Воланд де Март или как вас там, что сейчас у меня возникло желание повторить эту процедуру!

С этими словами Игорь соскочил с кожаного кресла и трижды смачно сплюнул на деревянный инкрустированный пол кабинета, прямо перед красными остроносыми туфлями Коха.

- Может быть, – продолжил он свою речь, – у нас, у русских, и небольшой объём мозга, но вас и ваш стиль мы узнаем в истории всегда! И поскольку никакой эволюции не было и нет, и вы это прекрасно знаете, то не будет и никакой вашей Цивилизации Третьего Тысячелетия, и не вы будете заниматься презентацией тел, а будет (и очень скоро) конец света и воскресение мертвых, и Господь на Страшном Суде Сам решит, кому и где находиться, а всем вам и вашим наступит кердык!

- Ой, ой, ой! Боюсь, боюсь! – Кох, зайдя за свой стол, поднял вверх руки. – Вы говорите уже не как историк, а как пророк! Скажите, а что сделало вас таким проницательным: филология или история?

- Господь вразумил!

- Да вы просто религиозный фанатик. Я ошибся в вас: я думал поначалу, что вы серьёзный учёный. Ведь ни один нормальный человек сегодня не станет отрицать эволюцию!... Эволюция — самоочевидный факт, это же не надо доказывать! — Кох с нарочитым пренебрежительным спокойствием сел на вращающееся кресло, откинулся на спинку и, оттолкнувшись от пола, один раз повернулся вокруг оси. — Сядьте и давайте рассуждать спокойно, как подобает мужам, – предложил Кох. – Христианство исчерпало свой идеологический ресурс. Разве не так?

- Не так!

- Открытия Коперника, Лютер, Кальвин, ядерная бомба в конце концов, сделали господство христианской идеологии невозможным…

- В Европе, не в России. Это в Европе господствовала идеология, а в России всегда была вера!

- Это в России‑то вера? Не смешите меня, господин славянофил! В России сегодня посещает церковь 1,5% населения. Зато процентов шестьдесят пять называют себя православными. При этом из них же, называющих себя православными, на вопрос: веруете ли вы в Бога, – 20% дают отрицательный ответ! То есть они просто признают над собой господство определённой идеологии. Но это пока. Скоро появится новая идеология, и в России, как давно уже по всей просвещённой Европе, христианству наступит конец.

- Это вам наступит конец! А христианство вечно.

- Никак не могу взять в толк: кому это «нам»? Нашему проекту? У него серьезная финансовая поддержка. Притом и на уровне государства. А про конец света слышали мы уже много раз. Только он всё не наступает и не наступает. Что‑то, наверное, у тех, кто его пророчит, с пониманием замысла Творца не в порядке. Мы, фирма «Самбоди» – я говорю вам это со всей ответственностью – знаем замысел. Никакого конца света Творцом не предусмотрено. Ну, может, через миллиарды лет что‑нибудь эдакое… Но какое отношение всё это имеет к нам? Разве оттого, будет конец света или не будет, что‑то в нашей жизни изменится? Цивилизация Третьего Тысячелетия будет, независимо – хотите вы того или нет. А вот вас, лично вас, вместе с вашим непрезентативным русским народом, не факт, что туда возьмут. Вам надо будет ещё делом доказать, на что вы способны.

Кох говорил уверенно и спокойно. Игорь взволнованно ходил взад и вперёд. Время от времени он доставал из кармана окровавленный платок, чтобы вытереть испарину, выступавшую на его лбу. Платок по-прежнему издавал дурманящий запах и словно хотел сообщить какую-то важную истину. Кох наблюдал за его перемещениями по кабинету. От внимания Игоря при этом, однако, не ускользнуло, как несколько раз при упоминании конца света перекосилось лицо боди‑менеджера, словно он вдруг откусил что‑то очень кислое.

- Послушайте, вы же сказали, что вы патриот России?

- Да. Сказал. Так и есть. Мне чем‑то даже нравится русская идея. Я патриот, но я, в отличие от других, не утратил способности трезво и критически смотреть на историю. Нужно же наконец в третьем тысячелетии научиться любить и другое, не только одно своё! Посмотрите на мир не узко конфессиональным взглядом. То, что вы принимаете за чудовище, на самом деле просто другое. Осознайте это!

- Нет. Нет ничего другого! То, что я принимаю за чудовище, на самом деле и есть чудовище. И я даже знаю, как оно называется. И знаю, что я должен с ним делать. И знаю я это – благодаря тому, что живу в России. Вы никакая не «презентация тела». Вы презентация сатаны. Берегитесь! — Игорь уже выжидал, чтобы нанести решающий удар.

- Россия пуста! Россия на сегодняшний день ничего не может предложить миру. Россия непрезентативна! – вскричал Кох.

- А знаете ли вы, что мозг Тургенева весил 2012 граммов?

- Ну и что?

- А то, что один этот факт превращает всю вашу аргументацию, всю вашу "презентацию тела" в пыль! Повторяю. Мозг! Писателя! Ивана Сергеевича Тургенева! На семьсот граммов тяжелее мозга среднего европейца! Понятно? Великого русского писателя! Мозг!

- Просто он, наверное, был болен. Это аномалия. И даже если так — ну и что? Кого ещё дали русские? Кроме писателя Тургенева? Пьяных князей, которые перегрызлись друг с другом? Или там певца Бояна, которого как раз таки никогда не было? Достоевского, больного на всю голову шовиниста? Его тело, что ли, презентировать? Сам больной, и кто прочитает его хоть раз, тоже больным делается. Или, может, русских философов презентировать? Ни у кого цельной системы, все знай долдонят себе: у России особый путь! Или презентировать русских царей? Все ничтожества и деспоты, никто не правил на достойном уровне. Взять хоть последнего царя, который теперь объявлен святым. Слабый, безвольный, менталитет полковника, в юности гомосексуальные наклонности… Нет, у русских в новой цивилизации будет достойное их, очень скромное...

Кох увлёкся. Не успел он закончить последней фразы, как Игорь одним махом вскочил на стол и набросился на него сверху.

– Ах ты... мразь! — процедил он сквозь зубы, пытаясь свернуть Коху его толстую шею. — Пристроился! Бизнесом теперь занимаешься, русскую идею впариваешь, сволочь! Патриот теперь! Я тебя выведу на чистую воду!

Кох был, в общем, примерно вдвое шире и сильнее Игоря, но он явно был не готов к атаке. Дело его было уже очень плохо, когда он жестом руки взмолил о пощаде.

Игорь, однако, не собирался отпускать его просто так. Какое‑то дикое озорство вдруг пробудилось в нём. Сев верхом и подняв руку для крестного знамения, он приказал:

- Вези меня сей же час домой на себе! Я знаю, ты это умеешь.

- Сумасшедший! – прохрипел Кох, пытаясь высвободиться. – За кого ты меня принимаешь?

- За того, кто ты есть. Лететь! – тут Игорь как следует пришпорил боди‑менеджера.

- Тоже мне! Вообразил! Начитался литературы! – взвыл Кох.

- Вперёд!

Тот взвыл и понёс его к выходу – мимо изумленного негра‑секретаря, мимо двух симпатичных девчонок в приёмной, мгновенно выпавших в осадок, мимо охраны, которой Игорь конкретно пригрозил травматическим пистолетом, выхваченным из кармана Коха, и по улице – мимо сонных прохожих. Игорь пришпоривал двуногого скакуна, и тот галопом нёсся по Большой Лубянке.

- Во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа! — торжественно заключил Игорь у входа в метро, слез с широкой спины генерального боди-менеджера, перекрестил, дал пинка и отпустил его.

Пистолет он, естественно, забрал себе. Он жалел только об одном: что так и не попал сегодня на чтение покаянного канона.


ГЛАВА IX. НЕЛЕГАЛЬНЫЙ МИГРАНТ


Прикреплённый файл:

 text.jpg, 2 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019