14 июля 2020
Правое дело
АППС

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Сергей Скатов, "Народный собор"
13 июня 2007 г.
версия для печати

Национальное достояние и как с ним бороться.ЧастьI

«Опыт» Роскультуры и московских властей по уничтожению русского оркестра «Боян». Журналистское расследование.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

ЭТО ТОЛЬКО КАЖЕТСЯ, что Москва – город вселенский. На самом-то деле тесновато в российской столице будет: знакомых в метро встречаешь, ну, а что касается патриотических кругов, довольно «узких», где всё обо всех знают, и говорить нечего. Вот и с Анатолием Ивановичем Полетаевым, прославленным музыкантом, мне встретиться, видимо, на роду было написано.

Где-то с января 2006 года стали поступать телефонные звонки:

- Вы должны познакомиться с Анатолием Ивановичем! Должны помочь!– настойчиво чуть ли не требовали от меня его почитатели.

Друзья, зная мои музыкальные пристрастия, участливо интересовались:

- Как, ты не был на концертах Полетаева? Многое потерял! Сходи обязательно, а заодно разберись, в чем там дело…

Сходил (раз ДОЛЖЕН). И сразу же попал, что называется, с корабля на бал. Впечатления от того «похода» были описаны в моем первом журналистском расследовании, вскоре опубликованном многими информагентствами, интернет-порталами и форумами (называлось оно «Вакуум»).

«…в Центре славянской музыки, что на Таганке в Москве (здание бывшего кинотеатра «Зенит»), чествовали Анатолия Ивановича Полетаева.

В гардеробе, загруженном «под завязку», одежду уже отказывались принимать, а народ все прибывал и прибывал. В зале в буквальном смысле яблоку негде было упасть. Люди стояли в проходах, сидели на лестничных ступенях, спускающихся к сцене, на каких-то приступочках и скамейках…

Анатолий Иванович – создатель и на протяжении многих лет бессменный руководитель знаменитого Государственного академического русского концертного оркестра «Боян», равно как и Центра славянской музыки, где событие происходило. Народный артист СССР и России, лауреат всевозможных, в том числе международных, конкурсов и премий, орденоносец, перешагнул он 70-летний рубеж, и, согласитесь, ТАКОМУ человеку в ТАКОЙ день есть, о чем поведать людям. Он и поведал – в форме блистательного концерта, принять участие в котором пригласил замечательных исполнителей и, конечно же, любимое свое детище оркестр «Боян»…

Блистал и сам юбиляр. Стройный, элегантный – под стать фраку, выглядел Анатолий Иванович не по годам, с непередаваемыми юмором и артистизмом вел концерт, но в какие-то моменты становился строг, когда говорил о самом важном – о смысле жизни, о роли музыки в постижении ее таинств…

На сцену выходили ученые и писатели, предприниматели и военные, коллеги-музыканты – поклонники творчества Анатолия Ивановича. И все, как один, восторженно спешили поведать о том непреходящем значении, что имело и имеет это творчество для России. Зачитывались поздравительные телеграммы…

От Президента РФ В.Путина:

«Уважаемый Анатолий Иванович! Поздравляю Вас с 70-летием. За многолетнюю творческую жизнь Вы внесли существенный вклад в сохранение и приумножение лучших традиций, воспитание и просвещение молодого поколения. Возглавляемый Вами талантливый коллектив оркестрантов по праву славится поистине уникальным репертуаром, виртуозным исполнительским мастерством. Его выступления неизменно пользуются вниманием публики».

Даже в сухой, протокольный президентский текст, как видим, вкрались довольно-таки звучные нотки… Еще более эмоционально звучало послание министра культуры и массовых коммуникаций РФ А.Соколова:

«Сердечно поздравляю Вас – яркого музыканта и дирижера, замечательного человека… Природа щедро наградила Вас талантом, способным пропустить через сердце все великие проявления духа. Вы – музыкант от рождения, и все Ваши мысли, чувства, страсти, боль и радость — все это музыка благодаря Вашему высочайшему профессионализму, тонкому чувству музыкальных стилей. Руководимый Вами оркестр «Боян» получил признание как в России, так и за рубежом. Примите мою благодарность за все, что Вы сделали для нашей России, ее блага и духовного процветания».

Концерт завершился.

Анатолия Ивановича у сцены плотным кольцом окружили друзья и поклонники. Кто не успел, спешил с поздравлениями лично.

- Благодарю. Спасибо… – вежливо-устало кивал маэстро.

И вдруг воскликнул, не сдержавшись, с невыразимой какой-то болью. О том, что два часа таил на сцене, дабы не испортить людям праздник:

- Да ведь выгоняют нас чиновники! На улицу выгоняют! Не петь больше «Бояну»! «Бояна» больше не будет…

И – померк свет рампы. Лица многих выражали изумление и… неверие в слова Анатолия Ивановича.

Как это – Россия без «Бояна»? Без легендарного певца-сказителя и музыкального коллектива, который четвертый десяток лет по праву носит это имя, «по праву славится уникальным репертуаром, виртуозным исполнительским мастерством»?

Как это – Россия без Анатолия Полетаева? Без музыканта, чьи «мысли, чувства, страсти, боль и радость – все это музыка благодаря… высочайшему профессионализму, тонкому чувству музыкальных стилей»?

Как понимать в таком разе пожелания министра – «жизненной энергии и творческого вдохновения», Президента – «успехов, здоровья и благополучия»?

Не петь больше «Бояну»?

Да быть этого не может!»

Оказывается, может. По замыслу чиновников, участь «Бояна» давно была предрешена.

Прошел год. Мы за «Боян», насколько сил хватало, боролись.

И вот стою я у Московского дома музыки (январь 2007 г.). Колодрыга, градусов что-то под двадцать, да с набережной ветерок… Сотни людей у входа в буквальном смысле прорываются на концерт «Бояна» и прорваться не могут… Спустя несколько дней одно из информагентств с моих слов сообщало:

«В ситуации вокруг «Бояна» на сегодня две «свежих» новости – хорошая и, как нередко в нашей жизни бывает, плохая… Начнем с хорошей. 30 января в Московском международном доме музыки в рамках XV Международных Рождественских образовательных чтений состоялся юбилейный концерт «Бояна» – в связи с 50-летием творческой деятельности его создателя и бессменного руководителя Народного артиста СССР и России Анатолия Полетаева. В престижном Светлановском зале… люди стояли и сидели в проходах. А сотни любителей русской музыки, пришедшие в этот день поздравить маэстро, на концерт попасть не сумели – остались, к великому их сожалению, на улице, поскольку всем приглашений не хватило. Говорит это, с одной стороны, о некоторых упущениях в организации концерта, с другой – о непреходящей любви публики к творчеству прославленного музыканта.

На концерте присутствовал министр культуры и массовых коммуникаций РФ А.Соколов. В приветственном слове в адрес юбиляра министр заверил, что защищал и впредь будет защищать «Боян» – этот уникальный творческий коллектив, удостоенный многочисленных отечественных и международных званий и наград».

- Желаю Вам, уважаемый Анатолий Иванович, – зачитал министр приветственный адрес, – крепкого здоровья, новых творческих свершений, счастья и благополучия!

Следовательно, жив и спустя год «Боян»? Вышестоящее Минкультуры России по-прежнему в восторге от его деятельности? А все былые напасти позади?

С выводами спешить не будем. Потому что – новость вторая… Цитируем сообщение информагентства далее:

«…плохая новость состоит в том, что, в отличие от федерального министра, мэр столицы Ю.Лужков считает иначе. Чередой арбитражных судов уже который год московские власти добиваются выселения «Боян» из занимаемых им помещений бывшего кинотеатра «Зенит»… без предоставления равноценного помещения взамен. А вчера, 6 февраля, от слов перешли к делу! Некое государственное учреждение культуры «Гражданская смена» выставило в «Зените» свою охрану и не допустило оркестрантов на их рабочие места. Доступ к собственной бухгалтерии, реквизиту, инструментам музыкантам отныне закрыт, не могут они по этой причине даже выдать сами себе зарплату. Вызванный в «Зенит» наряд милиции только руками развел: дескать, наше дело – чтобы не было между вами драки, а так – в судах «мирно» разбирайтесь».

Что еще крайне обеспокоило Анатолия Ивановича – это библиотека, которая также осталась «под охраной» бдительной «Гражданской смены»:

- Ее мы десятилетиями по крупицам собирали. Партитуры, музыкальные тексты русских, славянских классиков – этой литературе цены нет! Что станет с библиотекой? Ведь «новые хозяева» начали в «Зените» ремонт!

Другими словами: после фурора в Светлановском зале, очередных поздравлений, чествований на самом высоком уровне «Боян»… оказался на улице! Для симфонического оркестра, и как творческого коллектива, и как учреждения культуры, лишение репетиционной базы, доступа к реквизиту, в бухгалтерию, библиотеку – все это смерти подобно…

Собственно, кончины «Бояна» на протяжении многих лет и добиваются чиновники различных рангов. Борьбу с оркестром они ведут в прямом смысле не на жизнь, а на смерть. И в ней преуспели.

Рассмотрим этапы этой «борьбы».

Но вначале – коротко об истории «Бояна», о судьбе его создателя, главного дирижера и руководителя Анатолия Полетаева. В предыдущих своих расследованиях я уже рассказывал, однако – не грех и повториться. Без ряда существенных подробностей, право же, непросто осознать, кому и в каких целях столь длительное время и с таким невероятным упрямством противостоит власть имущая.

Впрочем, Анатолий Полетаев и есть «Боян». Судьбы дирижера и оркестра нерасторжимы.

МУЗЫКА, СЕСТРА ПОЭЗИИ…

У ВЕЛИКОГО НАШЕГО соотечественника Федора Шаляпина однажды в эмиграции спросили: «Что нужно читать, чтобы лучше понять русского человека?» «Слушайте музыку Рахманинова…» – ответил мэтр. То есть: умные книжки вряд ли помогут. Но что есть музыка? По мнению самого Рахманинова: «Это любовь!.. Сестра музыки это поэзия, а мать ее – грусть».

О том, что Сергей Рахманинов станет его любимейшим композитором, а «музыка, сестра поэзии» – делом всей жизни, Анатолий Полетаев, выпускник воронежской Центральной музыкальной школы по классу баяна, и помыслить не мог. В его семье профессиональных музыкантов не было, разве что отец, Иван Иванович, по профессии железнодорожник, иной раз брал в руки гармонику…

А мечтал Анатолий… о механико-математическом факультете местного университета. С малолетства нравилось ему всякие конструкции разбирать-собирать, что-то свое мастерить, математические способности в школе проявлял незаурядные. На музыкальные же занятия смотрел, как на увлечение, хобби, которое в практической жизни… может, и пригодится? Но преподаватель музучилища А.Н.Пильщиков нашел слова, убедил. И оказался Анатолий в Москве, в числе студентов знаменитого института им. Гнесиных.

С учителями ему везло. Н.Я.Чайкин, в класс которого Анатолий попал в Гнесинке, в середине прошлого века являлся неформальным лидером так называемой московской баянной школы, высочайшие достижения которой были признаны во всем мире. Его принцип был: «От Баха до наших дней». И репертуар студента А.Полетаева (в переложениях для баяна) соответствовал: Бах, Гайдн, Бетховен, Вебер, Лист, Шопен, Шуберт, Крейслер, Вагрич, Дворжак, Глинка, Римский-Корсаков, Мусоргский, Лядов, Чайковский, Скрябин…

Грустить, о чем предупреждал Рахманинов, было некогда: работы было непочатый край, а взлет молодого музыканта ожидал просто невероятный!

Со второго курса (1955 г.) А.Полетаев – артист Москонцерта. В 1956 г. во Франции участвует в Международном фестивале студенческой молодежи. Тогда же в Париже впервые записывается на грампластинку. 1957 г., получает золотую медаль на конкурсе в рамках Всесоюзного фестиваля молодежи. В том же году – золотую медаль уже Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. В 1958 г. отправляется в первые зарубежные гастроли (в составе творческой группы по линии Госконцерта): Эфиопия, Ливан, Тунис, Египет, Великобритания. Император Эфиопии Хайле Селассий I, растроганный эфиопской народной песней «в жарком» исполнении баяниста из «холодной» России, вручает ему золотую медаль.

По окончании института едет в Н.Новгород (тогда Горький), преподает в местной консерватории, открывает здесь кафедру народных инструментов. Одновременно учится в Москве в аспирантуре у своего наставника Н.Я.Чайкина. Затем возвращается в Москву, преподает в институте им. Гнесиных. Гастролирует.

Венгрия, Япония, Цейлон, Танзания, Камерун, Гану, Конго, Болгария, Монголия, Индия, Великобритания, Шотландия, Финляндия… В 1966 г. «взял» лауреатство на престижном Международном конкурсе аккордеонистов и баянистов «Дни гармоники» в Клингентале (Германия). За 50 лет творческой деятельности, которые недавно отмечала общественность, искусству Анатолия Полетаева рукоплескали более чем в 30 странах мира.

- Но я считал и считаю, что главная моя аудитория – это мои соотечественники… – рассказывает Анатолий Иванович.

Сегодня он затрудняется даже припомнить, где бы, в какой области или городе нашей страны не звучал в те годы его многотембровый баян «Россия».

Баян – это очень, как бы сейчас выразились, демократичный инструмент, народом любимый. Он «озвучит» и сельский клуб, и консерваторский зал. Но дело даже не в этом. Анатолий Полетаев никогда не разменивался на «лубок», на псевдонародность, дешевой популярности ради или чтобы излишне себя не утруждать: он дарил людям лучшее, что знал и умел. Рецензируя его сольный концерт в Малом зале Московской консерватории, одна из центральных газет писала:

«Еще совсем недавно уделом баяна была область только народной музыки, ныне же художественно-выразительные возможности многотембрового инструмента стали настолько всеобъемлющими, что позволяют артисту интерпретировать самый различный репертуар – от народной песни до вершин западной классики… Полетаев играл преимущественно классическую музыку, исполнитель считает, поскольку современному баяну доступна самая серьезная литература, значит, ее можно пропагандировать в самых отдаленных уголках страны, в деревнях и селах…».

На «Мелодии» выходят его пластинки. Он заседает в жюри представительных международных конкурсов. Снят фильм «Играет Анатолий Полетаев» (1972 г., киностудия «Экран»). В 1974 г. ему присваивается почетное звание Заслуженного артиста РСФСР… Современный исследователь доктор искусствоведения, профессор В.В.Бычков целый раздел своей монографии посвятил Полетаеву-баянисту того периода – «музыканту-художнику, имеющему свое индивидуальное творческое лицо и индивидуальный… почерк, ставящие его в ряд ВЫДАЮЩИХСЯ (выделено мною — С.С.) исполнителей».

Итак, открыл кафедру народных инструментов, и навсегда вошел в историю Нижегородской государственной консерватории им. Н.И. Глинки.

Исполнитель – ВЫДАЮЩИЙСЯ, в чем потомки могут убедиться, прослушав граммзаписи, просмотрев кинопленки.

Но сотворил Анатолий Полетаев для баянного искусства еще нечто, за что сообщество баянистов всего мира должно ему в ноги поклониться!

В 1959 г., на последнем курсе института, он представил к защите дипломный реферат «К вопросу об овладении техникой игры на баяне пятью пальцами». Нам, дилетантам, это название ни о чем не говорит, и кого-то даже смешит, мол, а сколькими еще пальцами на баяне играть? Но предложенная А.Полетаевым «система пятипальцевой аппликатуры» стала своего рода творческим прорывом, в науке и технике равному открытию.

Дело в том, что до середины прошлого века баянисты использовали для игры максимум четыре пальца правой руки, поскольку пятый (большой) находился за грифом, выполняя роль «удерживающего». В редких случаях кто-то в игру его включал, но на традиционной технике (постановке правой руки) это не отражалось. Студент Полетаев теоретически (реферат) и практически (собственный опыт) обосновал, что предлагаемая им обновленная техника сулит исполнителю немалые творческие возможности.

Нововведение вызвало споры. Прошли годы, прежде чем «система А.И.Полетаева» (как пишут теперь в специальных работах) стала общепринятой. Один авторитетный автор, например, ныне без обиняков признает, что использование пятипальцевой аппликатуры «в исполнительской и педагогической практике баянистов – нововведение громадной важности. Оно значительно продвинуло вперед развитие баянной техники».

Но и это еще не все!

Полетаев создал «Боян»…

«…СОВЕРШЕННО ФАНТАСТИЧЕН…»

ТАЛАНТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК талантлив во всем – подмечено в народе. Подмечено верно. Господь дарует нас душой-бриллиантом, а уж как будет бриллиант «обработан», какими талантами-гранями заиграет, зависит от самого человека. И граней, как правило, много… За что бы ни брался Анатолий Иванович, делал талантливо. Вопрос другой, что брался только за то, в чем глубоко разбирался и что всем сердцем любил.

К созданию «Бояна» он шел не один год… Здесь необходимы пояснения.

Создатель Великорусского оркестра народных инструментов В.В.Андреев был большой экспериментатор. И с инструментами, и в репертуарном плане. Иначе и быть не могло: дотоле подобных оркестров в России, а уж в мире тем более, не было. Балалайки по его заказам стали изготавливать лучшие скрипичных дел мастера, но – наотрез отказался от гитар и мандолин. Не прижилась в его оркестре гармоника. Среди народных духовых приглянулся только рожок. Из ударных ввел бубен, тарелки, литавры, треугольник, колокольчики… Репертуар был главным образом фольклорный.

К середине прошлого века в состав подобных коллективов, в зависимости от творческих задач, включались уже инструменты симфонического оркестра (флейта, кларнет, гобой, труба, фортепьяно и т.п.). Соответственно, расширялся и репертуар…

«Боян» был основан в 1968 г. В первом его составе было 8 человек, инструменты – баян, балалайка, гусли, ударные… К каждому инструменту был подведен микрофон, звук пропускался через усилители и динамики. «Электронная балалайка?!» – ужасались искусствоведы. По тем временам это было неслыханно. Но Анатолий Иванович, как истинный первопроходец, на критические стрелы внимания предпочитал не обращать.

Ему хотелось, чтобы оркестр народных инструментов отвечал духу времени. Чтобы был мобильным, экономичным, при минимуме состава и материальных затрат решал задачи большого исполнительского коллектива. Чтобы добирался до любого уголка нашей необъятной страны, где «живого» оркестра не слышали никогда.

Первую программу «Боян» «обкатывал» в Сибири и на Дальнем Востоке – на тогдашних комсомольских ударных стройках.

- Люди там трудились в тяжелейших условиях, в тайге, спали в палатках, — вспоминает Анатолий Иванович. – Как нас принимали!

Взяв в руку дирижерскую палочку, Анатолий Иванович не стал ею дежурно «указывать», а вновь проявил себя как незаурядный интерпретатор известных произведений. Начал писать собственные, с учетом инструментальных возможностей «Бояна», оркестровки.

Неожиданно заявил о себе и как композитор! Его произведения и ныне звучат в исполнении «Бояна», других российских коллективов и солистов.

А при необходимости… сам пишет к новым своим песням стихотворные тексты!

В разные годы в составе «Бояна» возникали и громко заявляли о себе малые ансамбли – «Веснянка», «Гусляры», «Дудари». Один такой ансамбль под руководством Анатолия Полетаева – небезызвестная «Русская песня» вместе с молодой солисткой Надеждой Бабкиной в 1976 г. стал лауреатом Всероссийского песенного конкурса в Сочи.

С каждым годом «Боян» приобретал все более академические черты. В состав оркестра дополнительно вводится ряд народных духовых и ударных инструментов (сопель, жалейка, владимирские рожки, трещотки и др.), затем – инструменты симфонического оркестра (ударные, духовые, струнные). В ткань музыкального произведения дирижер мог вплести и синтезатор, и бас-гитару.

Критика покорена. Один из рецензентов после выступления коллектива в Октябрьском зале Дома Союзов писал: «Программа… отличалась продуманностью и хорошим вкусом, а исполнение – яркой образностью. Восторженно приняли слушатели два фрагмента из «Картинок с выставки» М.Мусоргского… мощная энергия звуков заполнила зал до предела».

«Боян» становится лауреатом Первого молодежного фестиваля народной музыки в Москве (1969 г.), X Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Берлине (1973 г.). В 1982 г. оркестру присвоено звание Лауреата премии Ленинского комсомола.

А вот рецензии по итогам рубежных гастролей «Бояна».

«Состав блистал своей изысканной и тонкой нюансировкой…» (газета «Димитровское знамя», Болгария). «Все, что играет оркестр, отшлифовано с изумительным звучанием. Оркестр «Боян», который в целом совершенно фантастичен, имеет прекрасных солистов» (газета «Людвика тиднинг», Швеция). «Оркестр «Боян» является одним из лучших оркестров СССР» (газета «Хоккай минью симбун», Япония).

Но поистине «золотой век» пережил «Боян» в стенах бывшей церкви св. Власия, что на Старом Арбате.

- Там была внеземная, церковная, акустика… – вспоминает Анатолий Иванович.

К тому времени «Боян» представлял собой уникальное, единственное в России и мире образование: современный малый симфонический оркестр, соединивший в себе два начала – народные инструменты и инструменты симфонического оркестра.

«У нас в Канаде тоже много фольклорных ансамблей, – под впечатлением от выступления «Бояна» в середине 80-х со страниц «Московского комсомольца» поведал профессор Конкордского университета Г.Рипстайн, – но уровень их, конечно, несопоставим с вашим».

У Николая Бурляева в его «Дневниках режиссера» от 16 мая 1987 г. находим: «…были… на концерте произведений Рахманинова в исполнении оркестра «Боян». Я открыл Рахманинова заново. Хочу, чтобы его «Вокализ» играли на моих похоронах…». Дай Бог многие лета замечательному актеру и режиссеру, но – таково было воздействие «Бояна»!

Так продолжалось до ноября 1995 г., когда однажды под вечер оркестр со всем его десятилетиями нажитым «скарбом» (дорогостоящий реквизит, инструменты, оборудование) вышвырнули на мокрую от осеннего снега улицу…

БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ…

18 МАРТА 1992 г. появилось распоряжение премьера правительства Москвы №637-РП «О передаче в пользование приходу Русской Православной Церкви Московского Патриархата церкви Власия в Староконюшенном пер. (ул. Рылеева, 20) памятника архитектуры XVII в.».

За возвращение храма Церкви-матери активно боролась православная общественность. И это правильно: пришли новые времена. Русская Православная Церковь стала подниматься из руин, справедливо требуя возвращения законной своей собственности. И коллектив «Бояна» был только рад этому обстоятельству. Но…

Тогдашний московский премьер Ю.Лужков ничего не предложил оркестру взамен.

Между тем, в 1982 г., когда здание бывшей церкви передали «Бояну», представляло оно собой скорбное зрелище. Обшарпанные голые стены без крыши на полуразрушенном фундаменте, ни отопления, ни прочих коммуникаций. Планку Анатолий Иванович изначально поставил высокую: церковь, как памятник архитектуры, должна быть восстановлена строго в соответствии с научным проектом.

На восстановление ушло два года. Это были рекордные сроки.

На одном из министерских совещаний, где было объявлено, что реконструкция церкви св. Власия закончена, Анатолия Полетаева обступили руководители, занимающиеся аналогичными восстановительными работами:

- Анатолий Иванович! Как Вам это удалось?!

Восстановление других памятников истории и архитектуры, как правило, в те годы тянулось десятилетиями!

Как? Пороги пришлось пообивать. Например, трубы тогда были страшный дефицит (все строго фондировалось). На золочение креста понадобился дефицит не меньший – 15 кг золота (а ведь уговаривало Полетаева начальство: «Ну, зачем золотить?! Просто покрасить!»). К слову: позже Русская Православная Церковь по достоинству оценила заслуги А.И.Полетаева, православного верующего, наградив его орденом Святого благоверного Даниила Московского III степени.

А еще по выходным (еженедельно!) музыканты, вооружившись ломом, киркой, лопатой и носилками, «за идею» трудились – проводили так называемые «социалистические субботники и воскресники». Вручную копали траншеи под коммуникации глубиной в несколько метров, потому как – исторический центр, нельзя иначе. На подмогу со всей Москвы стекались студенчество, научная и творческая интеллигенция, члены ВООПИК (Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры). Энтузиазму общественности не было предела: если кто из москвичей помнит, это была одна из немногих массово-показательных акций того времени в столице и даже стране по сбережению культурного наследия, по возвращению народу его исконных духовных и материальных ценностей. А в целом это движение, возникшее на рубеже 70-х-80-х гг. прошлого столетия, противостояло пресловутому «интернационализму», а в конечном итоге бездушному космополитизму, насаждаемому в стране ортодоксальными идеологами тех лет. Такая была своего рода «тихая», духовная оппозиция.

В общем, храм Церкви на бумаге передали. И вот теперь с не меньшим энтузиазмом та же общественность, прихожане воссозданного прихода храма св. Власия принялись «Боян» из обжитого помещения изгонять. Это была еще та эпопея – за ее перипетиями вновь следила вся Москва.

Любопытно, но я знаком кое с кем из участников «сражения» за храм св. Власия. Этим людям спустя годы за их тогдашнее поведение стыдно.

Оркестр обвиняли в том, что под куполом Божьего храма, увенчанного крестом, они «песни распевают». Обвиняли в святотатстве. Но почему-то все разом забыли, что именно трудами «Бояна» и купол, и крест были восстановлены! Что для возрождения храма оркестранты сделали, как никто другой, а если бы не сделали… Кто знает, был бы ли вообще храм (снесла бы его руины в центре Москвы богоборческая власть)!

Власти, лишая «Боян» крыши над головой, попросту натравили православную (читай – русскую) общественность на русский же оркестр!

Не у стен храма надо было проводить митинги протеста и молитвенные стояния, не музыкантов, которые ни в чем не повинны, одолевать попреками и судами… Но что было, то было: судились прихожане с «Бояном» три года. Наконец, явились судебные приставы…

И оказался «Боян» в трех сырых подвалах.

Потом – в бывшем детском садике (здание под снос, в аварийном состоянии).

В сентябре 1996 г. постановлением правительства Москвы №733 «Бояну» на 15 лет в безвозмездное пользование был передан один из залов действующего кинотеатра «Победа». Однако администрация кинотеатра в арбитражном суде выданный «Бояну» ордер тут же опротестовала.

Анатолию Ивановичу удалось попасть на прием к Ю.Лужкову. Тот ситуацией «проникся» и дал указание своему первому заму, курирующему Москомимущества, О.Толкачеву,: «…отдайте «Бояну» все, что занимает театр «Новая опера», после его отъезда из «Зенита»…». Как следствие, появилось постановление московского правительства №528 от 15 июля 1997 г.

Из данного постановления явствовало: театр «Новая опера» переезжает в реконструированное здание на Каретном ряду, в городском салу «Эрмитаж», а оркестр «Боян» занимает освобождаемые театром площади на Таганке (всего 2730 кв. м)… Договор аренды на помещения в «Зените» был заключен между «Бояном» и Департаментом государственного и муниципального имущества г. Москвы (Москомимущества) в лице О.Толкачева лишь январе 1999 г..

Это был кабальный договор.

Во-первых, речь в нем шла о рядовой аренде, и сроком всего на 10 лет. При этом арендную плату Москомимущества установил «Бояну» такую, словно бы дело имел не с учреждением культуры, а с коммерческим предприятием.

- И потом, взгляните на прочие условия договора, – комментирует Анатолий Иванович. – Не полное хозяйственное ведение, как, например, театру «Новая опера» в великолепном реконструированном здании, не безвозмездное пользование, но аренда, и по цене 180 рублей за квадратный метр в год. Цена будто бы льготная, но до дефолта августа 1998 года это в совокупности составляло около 80 тысяч долларов США в год. После дефолта – около 15 тысяч, и все равно – цена для нас была неподъемная. Ведь мы на плаву исключительно благодаря федеральным дотациям. Доходы и, соответственно, зарплаты наши мизерные – музыканты, чтобы содержать свои семьи, подрабатывают в нескольких местах сразу…

Помимо всего прочего, вместо 2730 кв. м площадей, обещанных постановлением правительства Москвы, по договору оркестру перешло всего 2113. Куда подевались недостающие 600 метров?

- Это помещения на третьем этаже «Зенита» – нам их в договор попросту не включили, – продолжает Анатолий Иванович. – Но были еще 600 метров – это пристрой за сценой, сделанный «Новой оперой» к основному зданию, где размещались мастерские, складские, гримерные, По БТИ эти метры не проходили.

Зачем же подписал худрук договор на столь кабальных условиях?

- Татьяна Владимировна Сербинова, заместитель Толкачева, женщина во всех отношениях замечательная, долго уговаривала, – грустно улыбается Анатолий Иванович. – Нужно, дескать, срочно подписывать, другой такой возможности не представится: на помещения «Зенита» претендует Людмила Зыкина и другие авторитеты, а арендную плату нам потом снизят до символической – 1 рубль за квадратный метр в год, и «недостающие» 6000 метров дооформят, и «подсобки» за сценой. Я поверил… А что мне оставалось? Нужно было спасать оркестр. За годы «выселений», переездов мы понесли огромный моральный и материальный ущерб: испорченный или утраченный реквизит, инструменты, да и нервы были на пределе… Но затем мне сказали, что Толкачев против символической арендной платы. Помещения на третьем этаже нам тоже не отдали. А в пристрое за сценой разместилась некая госпожа Марго, восточная женщина…

Эта Марго была притчей во языцех.

Она будто бы шила модельную детскую одежду, но чем занималась на самом деле, бог ее знает. Заняла, как уже говорилось, мастерские, гримерные и такую очень необходимую вещь за сценой, как, извините, туалет. В итоге артисты пользовались общим с публикой туалетом, там же порой вынуждены были переодеваться! А со сцены музыканты выходили через зал, когда публика разойдется: г-жа Марго все подходы перегородила! На увещевания ответ у нее был один: «Это мои помещения! Я дэньги заплатила!». А еще она борщи варила, и аромат был слышен в зале. Магнитофон в самый «подходящий» момент на полную включала…

Предшественники, съехав, оставили только стены. В зале не оказалось освещения и кресел, на окнах – штор, даже одежные крючки вывернули.

Здание требовало капитального ремонта – все текло, сыпалось и валилось, физически и морально устарев.

Зал с горем пополам оборудовали, очень скромно – по средствам. Возобновили концертную деятельность. Но концерты «Бояна» в основном бесплатные – для любителей музыки со скромным достатком. Элитную же публику, готовую платить, в «Зенит» было не заманить: обстановка не та, не ходить же, право слово, через зал по «элитным» головам! По этой же причине нельзя было заработать на зале, сдавая его под корпоративные вечера (как это делает та же «Новая опера», получив в полное хозяйственное ведение «валютный» зал в саду «Эрмитаж»), под выступления других коллективов, например, с периферии, которые стремятся приехать в столицу – и себя показать, и Москву посмотреть. В то же время такие пункты договора с Москомимущества, как аренда, и всего на 10 лет, рушили всякие надежды на привлечение хоть какого-то инвестора и капитальный ремонт «Зенита».

Таким образом, коллектив «Бояна» был изначально поставлен в неприемлемые, а проще говоря – НЕВЫНОСИМЫЕ условия. И для первых лиц в правительстве Москвы это был не секрет; Анатолий Иванович день за днем бил тревогу – звонил, писал, прорывался на приемы…

ДЕЖА ВЮ

В 2001 г. дирижер в очередной раз обратился к Ю.Лужкову, предлагая несколько вариантов спасения «Бояна»:

либо – передать оркестру занимаемые помещения в хозяйственное ведение или безвозмездное пользование сроком на 25-49 лет;

либо – перейти оркестру под юрисдикцию правительства Москвы, или его комитета по культуре, или – столичной Таганской управы.

Любой из вариантов гарантировал «Бояну» если не безбедное существование, то выживание и хоть какую-то надежду на будущее. Пример – опять же «Новой оперы», муниципального учреждения культуры.

Помимо этого: когда в начале 90-х рухнул отечественный кинопрокат, Москва в срочном порядке «перепрофилировала» не один и не два – 27 убыточных кинотеатров, передав некоторые ряду известных творческих коллективов. Не будем называть имен, но коллективы эти, в отличие от неудачливого «Бояна», живут и здравствуют, поскольку условия передачи были приемлемыми (за коллективы можно порадоваться).

Ю.Лужков был, вроде бы, «за», расписав своим замам О.Толкачеву и Л.Швецовой: «Прошу еще раз вернуться к ситуации с коллективом, одним из немногих, сохраняющих и приумножающих традиции русской, славянской музыки. В кратчайшие сроки решите вопрос оформления помещения оркестру по одному из предложенных вариантов…. Рассмотрите вопрос о придании оркестру… статуса муниципального». В очередной раз – не рассмотрели, не вернулись.

Неоднократно проблемами оркестра занимался бывший вице-мэр столицы В.Шанцев. В 1998 г., то есть в период, когда прорабатывался договор «Бояна» с Москомимущества, он указывал главе последнего О.Толкачеву: «Прошу внимательно рассмотреть. Передача в аренду нереальна, так как средств у… оркестра нет». Или следующая виза вице-мэра на письме Анатолия Полетаева – Л.Швецовой и Ю.Росляку (сентябрь 2004 г.): «Прошу внимательно разобраться в сложившейся ситуации с ГАРКО «Боян» с учетом ранее принятых решений и доложить Ваши предложения по возможному сохранению коллектива и создания условий для его работы». Не разобрались, не доложили.

А что же Министерство культуры РФ и его тогдашний глава, а ныне руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии (или – Роскультуры, или – ФАККа) М.Швыдкой, в чьем непосредственном подчинении оркестр находился и находится? Швыдкой всеми силами старался от «Бояна»… избавиться!

Так, 16 декабря 2004 г. появляется Распоряжение Правительства РФ №1636-р за подписью его Председателя М.Фрадкова: этим распоряжением ряд федеральных учреждений культуры передавался в ведение субъектов Федерации, в том числе разлюбезной столице – оркестр «Боян». В Распоряжении прямо говорится, что – «по предложению Минкультуры России».

Мы знаем, как долго правительственные решения готовятся: видимо, с «предложением» М.Швыдкой вышел на Правительство в начале или весной того же года. И, видимо, не особо на благосклонность московских начальников надеялся (Швыдкому «Боян» не нужен, а им и подавно). Поэтому подстраховался: «10 Ликвидировать… 10.2 Государственный академический оркестр «Боян» – читаем в приказе по Минкультуры РФ №191 «О мерах по выполнению мероприятий по оптимизации бюджетных расходов» от 4 февраля 2004 г.

Швыдкой своего добился: в перечень подведомственных Роскультуре федеральных государственных учреждений, утвержденный Распоряжением Правительства Российской Федерации 5 января 2005 г., «оптимизированный» «Боян» не включили.

Не сидели сложа руки и москвичи.

1 октября 2004 г. столичный Арбитражный суд рассмотрел «вопрос о принятии искового заявления Департамента имущества г.Москвы к Государственному академическому русскому концертному оркестру «Боян» о расторжении договора аренды и выселении». Началась «привычная» и нескончаемая волокита судебных разбирательств.

Наконец, 12 апреля 2006 г. Арбитражный суд г.Москвы, рассмотрев дело по иску Департамента имущества столичного правительства к оркестру «Боян», вынес решение: «В части требования о выселении ответчика из занимаемых по договору помещений отказать».

Суд посчитал, что «договор аренды истцом в установленном законом порядке не расторгнут, в связи с чем отсутствуют основания для выселения ответчика». В то же время суд решил взыскать с оркестра в пользу истца задолженность по арендной плате.

Однако 2 июня 2006 г. Девятый арбитражный апелляционный суд под председательством М.Ядренцевой постановил: «Выселить…». Федеральный арбитражный суд Московского округа под председательством А.Жукова постановлением от 9 августа того же года кассационную жалобу «Бояна» отклонил. В связи с чем постановление суда от 2 июня о выселении оркестра из помещения по адресу: Москва, ул. Таганская, д. 40-42, стр. 1, вступило в законную силу. Жалоба в Верховный арбитражный суд тоже не помогла.

И 6 февраля 2007 г. случилось в «Зените» дежа вю: как некогда в церкви св. Власия, явились здесь пышущие праведным гневом судебные приставы…

«РУССКИЕ, КАКОЙ ВОСТОРГ!»

АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ как-то в разговоре недоуменно воскликнул:

- При Горбачеве я получил Народного артиста СССР, при Ельцине – орден Почета, при Путине – орден Дружбы. Вниманием, казалось бы, не обойден, причем первых лиц государства. Но помощи – никакой!.. Господи, ну, за что, за что мне все это?!

Дело, думается, в самом Анатолии Ивановиче. В его характере, который определяет и образ мышления, и поступки. Уж больно он, Анатолий Иванович, как бы это выразиться?.. РУССКИЙ! РУССКИЙ чрезмерно! Невероятно РУССКИЙ! А РУССКАЯ душа, как известно?.. Все верно – загадочна она.

Чтобы лучше понять РУССКОГО человека, Федор Шаляпин предлагал слушать Сергей Рахманинова. К сожалению, в рамках журналистского расследования мы этой возможности не имеем, но разобраться кое в чем все-таки следует.

Да, Анатолий Полетаев русский по крови. Он – боец и всегда доводит начатое до конца. И можно только удивляться его прирожденному оптимизму, веками привитой жизненной стойкости – столько лет борется за любимое свое детище русский оркестр «Боян», а ведь года уже преклонные…

Но прежде всего он – русский по ДУХУ!

Предваряя исполнение сочиненной им «Оды Марии» (Богоматери), напомнит слушателю, как во время обороны Москвы от фашистов по приказу Верховного главнокомандующего облетели столицу священнослужители со списком Спасительницы России Казанской иконы Божией Матери, и – отступили враги.

Комментируя знаменитую «Дубинушку», заметит, что бурлаки были великие труженики, а никакие не бродяги, а вот сегодняшние бомжы – это сознательные бездельники!

Обожает финал Четвертой симфонии П.И.Чайковского, где красной нитью проходит мелодия народной песни «Во поле березка стояла», потому что:

- Березка у русских – это символ стойкости, красоты и невинности!..

Русское начало непреодолимо и в его собственной музыке. В ней он не только беззаветно служит нашим устоям и традициям, но, как потомственный первопроходец, всегда устремлен вперед. Вновь приведем некоторые отзывы.

Леонид Леонов, русский писатель, впечатленный концертом «Баяна»: «Это истинное деяние! Деяние во славу русской культуры!». Вячеслав Чистяков, дирижер, профессор: «…так и хочется по-пушкински воскликнуть: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!». Маэстро Анатолий Полетаев верен отечественной традиции…». Александр Рогачев, композитор: «Оркестр Полетаева является достижением современной русской культуры…». И снова народный артист России Николай Бурляев: «Выдающийся русский музыкант А.Полетаев… осознанно избрал путь служения Истине, служения Русской музыки… Такая музыка нужна нашей молодежи, нужна России, нужна миру, ибо русская музыка спасительна и целебна…»

В отзывах, рецензиях, в специальной литературе, посвященной творчеству Анатолия Полетаева, всюду отмечается это неотъемлемое его качество – «русский», не столько родовое, сколько в духовном понимании.

А как иначе? Оркестр «Боян» русский по определению (а не только русских народных инструментов – сравните, есть разница?)! Соответствующие программы и готовит, исполняет, записывает: «Русские, какой восторг!», «Русский вальс», «Сокровища русской песни и романса», «О России петь», «Сказка русской музыки», «Русский концерт» – и это далеко не полная РУССКАЯ дискография «Бояна». Собственные произведения А.Полетаева: Патриотический марш «Россию сохранить», «Эй, Россия», «Молитва о России» (монастырский хорал)…

В нем, как в любом русском человеке, крайне обостренное чувство справедливости.

Уже на следующий день после варварской бомбардировки Белграда войсками НАТО (весна 1999-го) на фасаде кинотеатра «Зенит» появилась вывеска, издали приметная: «Центр славянской музыки». Этот центр, представьте себе, официально не зарегистрирован по сей день, и тем не менее плодотворно все эти годы работает, деятельность его, как и само название, на слуху: регулярно проводятся фестивали славянской музыки, осуществляются многосторонние творческие контакты. Анатолий Полетаев верит в пророчество святого преподобного Серафима Саровского: «Россия сольется в одно море великое с прочими землями и племенами славянскими, она составит одно море или тот громадный вселенский океан народный, о коем Господь Бог издревле изрек устами всех Святых: «Грозное и непобедимое Царство Всероссийское, всеславянское…». Кстати говоря: Центр славянской музыки, созданный Анатолием Ивановичем, также единственный в своем роде, нигде в мире таких центров больше нет.

В то же время ему не свойственна приписываемая русским этакая бунтарская, «стенькиразинская» или пугачевская, размашистость. Он интеллигентный человек, с ярко выраженным чувством собственного достоинства.

Он не станет бить себя в грудь, что-то от кого-то в запале требуя. В принципе избегает каких-либо крайностей. Истинно Народный артист, жизнь положивший на алтарь РУССКОГО искусства, не может не понимать, что любая крайность будет использована против, обернется во вред всему РУССКОМУ.

В мышлении гибок: всегда готов рассмотреть те или иные варианты успешного разрешения проблемы, готов к компромиссу, но – к компромиссу в РАЗУМНЫХ пределах! По этой причине не платил арендную плату Москомимуществу по навязанному договору.

- А разве мы не имели на это полного права? – рассказывает Анатолий Иванович. – Разве не было на наше обращение резолюции Лужкова «Прошу еще раз вернуться к ситуации с коллективом, одним из немногих, сохраняющих и приумножающих традиции русской, славянской музыки. В кратчайшие сроки решите вопрос оформления помещения оркестру по одному из предложенных вариантов….»? Мы ждали, что за указаниями мэра последуют реальные дела!

Время шло, а дел не было. Впрочем, и арендной платы с «Бояна» за площади в «Зените» ни в деловых письмах, ни по суду никто не спрашивал! Продолжалось это нелепое противостояние Москомимущества и музыкантов несколько лет. Нелепое – потому что, как известно, недобросовестный арендатор (неплательщик) из занимаемых помещений по закону вылетает, задолжав всего за несколько месяцев. Ситуацией, однако, московские власти в конце концов воспользовались!

Но какие-то средства на аренду помещений Роскультурой выделялись. Куда они девались?

- Посудите сами, – объясняет Анатолий Иванович. – Наши зарплаты от министерства культуры мизерны. Их получают люди талантливые, с высшим образованием. И чтобы им заплатить хоть что-то дополнительно, я должен экономить фонд, зарабатывать, каким-то образом находить деньги, которых для музыканта все равно мало. И он бегает по трем оркестрам каждый день, чтобы выжить с семьей. Помимо этого коллектив предполагает и другие немалые финансовые траты… И вот в этих условиях платили бы мы грабительскую аренду. И что? Мы бы лишали себя последнего, а Москомимущества – он бы «заглотил» и не поперхнулся! А так мы на те арендные деньги, например, несколько замечательных дисков Сергея Рахманинова записали…

Называется это нецелевым расходованием бюджетных средств.

- Что ж, я готов понести заслуженное наказание, – соглашается дирижер. – Но пусть ответят и те, кто все эти годы над нами издеваются!

Куда только и к кому Анатолий Иванович за помощью не обращался!

И надо отдать должное: за «Боян» вступались. Хлопотали, писали в его защиту личные обращения и коллективные воззвания – Союз писателей России, другие общественные организации, правозащитники, деятели науки, культуры и искусства, политики. Информация о трагическом положении, в котором оказался знаменитый русский оркестр, несмотря на информационный бойкот, объявленный ему либеральными (увы, самыми тиражными) печатными и электронными СМИ, изредка, но доходила до массового читателя и слушателя.

Так, «Парламентская газета» писала (««Боян» своё не отыграл», 13 октября 2004 г.):

«В центре столицы, на Таганской улице – среди банков и офисов, стилизованных под старинные особняки, среди шикарных ресторанов и казино затесалось неказистое здание кинотеатра «Зенит», в котором прозябает Московский центр славянской музыки и Государственный академический русский концертный оркестр «Боян». Крупные, но тусклые буквы, без неоновых изысков, непритязательно напоминают, что здесь звучит именно русская музыка. Пенсионеры, инвалиды, ветераны войны и труда – самая преданная публика «Бояна».

Популярный оркестр лишен возможности нормально работать. И вот «Боян» собираются выселять из «Зенита». Якобы за долги, за неуплату аренды…

После концерта с влажными от слез глазами ко мне подошли две пенсионерки, в прошлом педагоги музыкальной школы: «Помогите нам! Это для нас единственное счастье. Вы не представляете, сколько сил нам придает «Боян». Когда слушаешь то, что исполняет этот оркестр, душа поет. И хочется жить...».

Однако усилия по защите «Бояна» были несогласованны, разобщены, и, по большому счету, оставались Анатолий Иванович и «Боян» один на один со своей бедой.

Ситуация изменилась весной 2006 г., когда на защиту русского оркестра «Боян» встало объединенное православно-патриотическое движение «Народный Собор».

ОТСТОИМ РУССКИЙ ОРКЕСТР "БОЯН"!

Главной задачей, которую мы себе поставили, было – прорвать информационную блокаду, существующую вокруг «Бояна», объединив при этом многочисленные, но разрозненные общественные силы, выступающие в его защиту. Ведь, согласитесь, единственное, чего зарвавшееся чиновничество сегодня боится, – это нашего с вами единства и широкой огласки.

И первым шагом на этом пути стало проведение митинга протеста.

Газета «Русский Вестник» в репортаже «Отстоим русский оркестр «Боян» и Центр славянской музыки!» 20 марта 2006 г. писала:

«4 марта в Москве на Славянской площади у памятника святым равноапостольным братьям Кириллу и Мефодию состоялся митинг в защиту московского Центра славянской музыки и Государственного Академического русского концертного оркестра «Боян»…

Открывший митинг писатель Владимир Хомяков (один из координаторов Движения «Народный Собор» – С.С.)… отметил, что «ЖКХ – это не единственная беда нашей Родины – идет наступление на все русское». «Культура – это хребет народа. Наши враги уже добрались до храмов. Из Патриаршего подворья в Сокольниках собирались сделать казино. Теперь из Центра славянской музыки намереваются устроить некое коммерческое предприятие. Пора прекратить терпеть это все, надо подниматься».

Слово было предоставлено художественному руководителю и главному дирижеру оркестра, вице-президенту Международной славянской академии Анатолию Полетаеву: ««Боян» – это первая попытка объединить и сохранить культуру славянской цивилизации. Но, как сказал Полетаев, «чиновникам мы не нужны, хотя у нас переполненные залы. Они хотят нас просто выселить на улицу». По его словам, «задача наших противников состоит в том, чтобы разъединить славян и уничтожить их по одиночке. Именно поэтому «Боян» для них как кость в горле». Полетаев подчеркнул, что «задача оркестра и культуры в целом – укреплять и развивать национальное самосознание». «Народ без культуры – это просто население. Если в эфире менее 60% национальной музыки, то нация вырождается. Каков народ – таковы и песни. Каковы песни – таков и народ»…

Председатель Союза «Христианское Возрождение» В.Осипов «…призвал защитить «Боян» от «криминально-космополитического монстра. Если они задушат русский оркестр «Боян», то будут нас душить и дальше. Нужно не позволить этого сделать».

Координаторы «Народного Собора», соучредители православной правозащитной организации «Народная защита» Анна и Владимир Сергеевы «…обратили внимание на то, что деньги из ведомства пресловутого «шоумена» Швыдкого идут на устройство богохульных выставок и на съемки антирусских фильмов, а на русскую культуру денег нет. В связи с этим было предложено распустить агентство Швыдкого».

Владимир Сергеев привел следующий пример: «Представьте себе, какой бы стоял вой в СМИ, если бы выселяли еврейский театр «Шалом»!» Он подчеркнул, что «отстоять «Боян» – дело чести русского человека».

На митинге прошел сбор подписей в поддержку Центра славянской музыки и русского оркестра «Боян». Была принята резолюция с требованиями к Президенту РФ, Министерству культуры и к Общественной палате защитить «Боян» и Центр славянской музыки. «Как заявили организаторы митинга, акции в защиту русской культуры будут продолжены в ближайшее время».

Слово с делом не разошлось. 14 апреля 2006 г. православное информагентство «Русская линия», со ссылкой на Агентство национальных новостей, сообщало:

«…в Москве прошел круглый стол на тему «Защита русской культуры: проблемы и перспективы». Мероприятие было организовано Движением «Народный Собор» в доме Союза писателей России. В нем приняли участие президент фонда «Основы православной культуры» Алла Бородина, художественный руководитель Государственного академического русского концертного оркестра «Боян» Анатолий Полетаев, президент Международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой витязь» Николай Бурляев, заведующая отделом культуры литературно-художественного журнала «Москва» Капитолина Кокшенева, вице-президент фонда «Единство Нации» Владимир Хомяков, кинорежиссер Юрий Сенчуков, главный редактор православно-политического портала «Правая.ru» Илья Бражников, председатель совета по детско-юношеской прозе Союза писателей России Ирина Репьева (Лангуева), член коллегии литературно-философской группы «Бастион» Дмитрий Володихин, сопредседатели Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций «Народная защита» Владимир и Анна Сергеевы и др. Вели круглый стол координатор движения «Народный Собор» Олег Кассин и русский писатель, секретарь правления Союза писателей России Владимир Крупин».

Дискуссия за круглым столом была долгой и плодотворной. Вот лишь некоторые затронутые проблемы и выступления:

Николай Бурляев: «Я говорил еще тогдашнему министру Швыдкому, что не все надо отдавать в частные руки. Атомную бомбу нельзя, потому что это оружие, и экран нельзя – это тоже оружие». Результат этой деятельности – деградация общества. Поэтому, по мнению Бурляева, надо требовать смены политики в отношении российского искусства и культуры, выведения его из сферы рыночных отношений, смены руководства».

Юрий Сенчуков: «…слово «культура» ни разу не упоминается в связи с осуществляемыми правительством национальными проектами».

Алла Бородина: культуру «…нельзя отделять от образования, поскольку оно является главным институтом передачи социального опыта. Алла Бородина отметила две тенденции в культуре: разрушительная (ассоциирующаяся с политикой официальных структур) и созидательная».

Анатолий Полетаев: «…подчеркнул, что не нужно смешивать понятия культура и искусство. «Никогда искусство не может быть культурой. Оно может быть им только тогда, когда идет по божественному пути, когда оно созидательно, когда оно исповедует законы красоты, любви, гармонии. Если искусство не идет по этому пути, оно является антикультурой», – заявил Полетаев, добавив, что культура – это совокупность достижений, это качество, уровень, но не деятельность, которой является искусство. А настоящее искусство нуждается в поддержке государства, потому что оно не самоокупаемое, и не может себя содержать. Примером тому стало трагическое положение оркестра «Боян»…

В заключение участники круглого стола «пришли к мнению, что необходимость создания национального культурного проекта уже давно назрела. Такой проект должен стать частью государственной политики по спасению Русской культуры и к его реализации необходимо приступать незамедлительно».

Через Ассоциацию православно-патриотических СМИ (АППС), созданную в рамках «Народного Собора» весной того же года, к борьбе за сохранение «Бояна» удалось привлечь целый ряд дружественных печатных и электронных СМИ. Публикаций было столько, что уже упоминавшееся информагентство «Русская линия» на своем сайте в рубрике «Актуальные темы» открыло специальный раздел – «Борьба русской православной общественности за сохранение Государственного академического русского концертного оркестра «Боян»».

Предпринимались нестандартные «пиар»-меры. Скажем, мое первое журналистское расследование «Вакуум», посвященное «Бояну», решено было издать отдельной брошюрой: несколько тысяч ее экземпляров разошлись «точечно» – в коридорах власти, по силовых структурам и общественным организациям, среди известных деятелей науки, культуры и искусства, от мнения и авторитета которых могло что-то зависеть.

Вскоре о ситуации, сложившейся вокруг русского оркестра «Боян», в Москве, да и в целом по стране знали практически все патриотически мыслящие люди, кому дорога судьба России, ее народа и культуры.

В.ПУТИН: «Сохранить и поддержать!»

На защиту «Бояна» встали сразу две парламентских фракции – КПРФ и «Народной Воли» и лично их лидеры Геннадий Зюганов и Сергей Бабурин (см. Приложения 11 и 12).

Информация дошла до зарубежных братьев-славян.

В начале апреля 2006 г. в Минске проходил Второй Собор славянских народов. Анатолий Полетаев на Соборе в числе приглашенных присутствовал. Сидел на пленарном заседании рядом с режиссером Николаем Бурляевым, давним своим другом и соратником. Вдруг режиссер удивленно спросил:

- Анатолий Иванович! А что мы сидим?

Дирижер тоже удивился:

- А какие еще предложения?

- Брошюру надо раздавать!

Имелся в виду «Вакуум», экземпляры которого Анатолий Иванович захватил с собой в Минск, но, видимо, не знал, как лучше среди участников форума распространить. Друг пришел на помощь, и зал мог лицезреть редчайшую в природе картину: два Народных артиста СССР ходили по рядам… Итогом этой «акции» стало обращение:

«Президенту РФ В.В.Путину

Председателю Правительства РФ М.Е.Фрадкову

Мэру г.Москвы Ю.М.Лужкову

Министру культуры и массовых коммуникаций РФ А.С.Соколову

Второй Собор славянских народов Беларуси, России, Украины выражает решительный протест замыслам ликвидировать единственный в России Центр славянской музыки и Государственный академический русский концертный оркестр «Боян».

Всемирно известный, уникальный оркестр, управляемый Народным артистом СССР, вице-президентом Международной славянской академии, профессором А.И.Полетаевым, является подлинным достоянием славянской культуры.

Просим Вас защитить оркестр «Боян» и Центр славянской музыки, не допустить произвола бездумных чиновников. Духовность и культура превыше всего. Они – основа единства Добра и Силы.

Участники Второго Собора

народов Беларуси, России, Украины

11 апреля 2006 г., г.Минск»

Данное обращение просто не могло не попасть на стол Президента России…

По идее, все обращения на имя Президента должны попадать к нему на стол. Но в этом идеальном случае Президент только и будет читать наши с вами послания, а когда работать, если времени не остается? Чиновники из его Администрации «отсеивают» поступающую информацию, чаще всего переадресуя ее в «заинтересованные» министерства и ведомства. С одной стороны, жизнь главе государства тем самым облегчают несказанно, а с другой – не вся информация до всенародно избранного доходит. И не всегда понятно, по степени важности тот или иной чиновник ведет «отсев» или из каких-то других соображений… Однако проигнорировать обращение Собора славянских народов – дело здесь попахивало международным скандалом!

Против произвола, творимого в отношении оркестра «Боян», выступила Общественная палата Российской Федерации, и тоже довольно жестко. Ее официальный сайт сообщал:

«Проблема разрушения системы музыкального и художественного образования стала одной из основных тем совместного заседания комиссий Общественной палаты по вопросам развития культуры, по вопросам сохранения культурного и духовного наследия и по экологической безопасности и охране окружающей среды, которое прошло в среду, 12 апреля 2006 г., в Союзе театральных деятелей». В заседании приняли участие многочисленные члены вышеназванных комиссий, их председатели митрополит Калужский и Боровский Климент, А.Калягин, В.Захаров, а также приглашенные (среди последних А.Полетаев и координатор «Народного Собора» О.Кассин). Проблема рассматривалась на примерах ликвидации статуса центральной музыкальной школы Екатеринбурга и ликвидации Государственного академического русского концертного оркестра «Боян».

«Участники совместного заседания… выразили обеспокоенность ликвидацией Государственного академического концертного оркестра «Боян» под управлением Анатолия Полетаева. Решение о ликвидации прославленного оркестра… было принято Федеральным агентством по культуре и кинематографии. По словам самого руководителя прославленного оркестра, «причины ликвидации нам объяснены не были, да и о ликвидации своего коллектива мы узнали случайно и в высшей степени неожиданно».

Обращение Общественной палаты РФ к первым лицам государства в защиту оркестра «Боян», принятое по итогам заседания и подписанное авторитетнейшими председателями трех комиссий, также пришлось как нельзя кстати.

В середине июня 2006 г. Анатолию Ивановичу из Администрации Президента позвонили:

- Президент лично распорядился о сохранении оркестра «Боян»…

Но, оказывается, – не только о сохранении!

Министру культуры и массовых коммуникаций А.Соколову пришло письмо от заместителя руководителя Администрации Президента В.Суркова:

«При рассмотрении вопроса о деятельности Федерального государственного учреждения «Государственный академический русский концертный оркестр «Боян»» Президент Российской Федерации В.В.Путин высказал мнение о необходимости его сохранения и поддержки. В связи с этим прошу Вас поручить принять необходимые меры по выполнению данного указания и по итогам информировать Администрацию Президента Российской Федерации для подготовки доклада главе государства». Речь Президент вел, как мы можем убедиться, о СОХРАНЕНИИ и ПОДДЕРЖКЕ.

Выяснилось также, что 2 июня 2007 г. состоялось заседание рабочей группы по вопросам оптимизации структуры и функции государственных организаций в сфере здравоохранения и социального развития, экологии, культуры, образования и науки Правительственной комиссии по проведению административной реформы. На заседании принято решение:

«…согласиться с предложением Минкультуры России и исключить федеральное государственное учреждение «Государственный академический русский концертный оркестр «Боян» из перечня 3 (ликвидация), включив указанную организацию в перечень 1 с сохранением в федеральной собственности».

Под Минкультуры России понимаем входящее в состав министерства и возглавляемое М.Швыдким Федеральное агентство по культуре и кинематографии. После однозначного «мнения», озвученного Президентом, Швыдкой хвост поприжал, предложив вернуть «Боян» в перечень учреждений культуры федерального подчинения.

Победа? Общественность ликовала: «Президент распорядился сохранить оркестр «Боян»!»Тон, однако, скоро изменился.

«Государственный оркестр «Боян» в скором времени должен оказаться на улице» («Народное радио»), «Москомимущество не выполняет распоряжение Президента России» (ИА «Русская линия»), «Чиновники выбрасывают оркестр «Боян» на улицу, несмотря на решение Путина», «Народный Собор»: Московские власти добивают русский оркестр «Боян» (ИА «Агентство национальных новостей»), «Чиновники могут убить русский оркестр «Боян» на днях!» (православно-политический портал «Правая.ru»), «Московские власти против президента и культуры России» (мультипортал «KM.ru»), «Продолжаем стоять за «Боян»», «Фракция «Народная Воля — СЕПР» выступила в защиту оркестра «Боян»» (официальный сайт партии «Народная Воля»), «Где играть «Бояну?» На улицу выбрасывают всемирно известный оркестр» (газета «Советская Россия»)… Да поверит мне читатель на слово: с июня 2006 г., когда судья Девятого арбитражного апелляционного суда М.Ядренцева решила судьбу многострадального «Бояна»: «Выселить…», сигналов этих, подобных набату, в российских, и не только, СМИ было превеликое множество!

МЭР В "ЗЕНИТЕ"

ИХ ПОНЕВОЛЕ сравниваешь: два убеленных сединами человека – Юрий Лужков и Анатолий Полетаев.

Ровесники – одно поколение. Внуков имеют.

Судьбы обоих неординарны, при этом жизненный путь каждого связан с Москвой.

Так или иначе, а всю жизнь они с «массами», работа у них такая – влиять на умонастроения многих и многих людей.

И тот, и другой – патриоты России, стараются на благо Отечества… Тут, правда, общее и кончается. Потому что…

Если патриотизм Анатолия Ивановича тверд, как камень, сомнению не подлежит, то это же качество у Юрия Михайловича… шаткое, что ли, двойственное какое-то? Как случилось с его «Отечеством», которое, только возникнув, влилось (или растворилось?) куда-то, в общем, не его уже.

С одной стороны, Юрий Лужков с энтузиазмом поддержал прошлогодний протест «Народного Собора» против уличных шествий содомитов (мы первыми публично заявили об этом). Уверяет, что, пока в кресле мэра, не допустит растлителей на улицы, за что периодически получает от зарубежных коллег – гей-мэров «по кепке». В то же время Москва сегодня – это колющее глаза средоточие всех возможных пороков (и перечислять не стану, противно).

По указанию столичного мэра отреставрировано великолепное здание у «Красных ворот», где под усиленной охраной функционирует Дом национальностей, среди маленьких и взрослых москвичей реализуются дорогостоящие программы в русле так называемой толерантности. Эти меры научают людей разных национальностей терпимее относиться друг к другу. При этом Москва наводнена сотнями тысяч, если не миллионами (никто точно не знает) законных и незаконных мигрантов, которые к нам, «аборигенам», отнюдь не терпимы, что оскорбительно для человеческого достоинства. Мигранты, как дармовая рабочая сила, «позарез» нужны Москве, и прежде всего ее строительному комплексу, и без того огребающему фантастические прибыли.

А какие овации Юрий Михайлович сорвал в Кремлевском дворце на открытии XV Международных Рождественских образовательных чтений!

Сами чтения он расценил как возможность «посмотреть в зеркало вечности», чтобы увидеть в нем «отображение наших будней». Указал на «беспримерное засилье массовой культуры в самых пошлых ее проявлениях», на то, что «на Западе утрачены все нравственные ориентиры, там поощряются однополые браки, бурно развивается наркомания. И все это подается так, как будто это норма жизни. Сторонники таких мер появились и в России, они действуют при активной поддержке всевозможных благотворительных фондов, то есть финансируются, в основном, на западные средства». «Мы не можем равнодушно взирать на кощунства, творимые под видом борьбы за права и свободы граждан». В борьбе с пороками современного нам общества, по глубокому убеждению Ю.Лужкова, «не либеральный пряник нужен, а решимость». Выступил мэр и против разгула «сект»... Я был в зале, но не хлопал.

Чему радоваться, когда в Бабушкинском районе столицы впритык к православному кладбищу полным ходом идет незаконное строительство так называемого Российско-американского христианского института (РАХИ)?! Эта организация протестантского толка в соответствии с учредительными документами и на деньги зарубежных «спонсоров» призвана, ни много, ни мало, «воспитывать будущих потенциальных лидеров России». Лишь недавно благодаря многолетним протестам местной общественности и при поддержке «Народного Собора» незаконное строительство («рахитизация» Москвы) было по суду прекращено.

Не идет из головы и ситуация, связанная с Патриаршим подворьем храма Рождества Иоанна Предтечи в московских Сокольниках (ею также занимается «Народный Собор»). Подворье было создано в 1998 г. в целях возрождения былых традиций благотворительности, милосердия, социального служения обществу (на основе земель и строений Сокольнического отделения бывшего Московского работного дома). Однако группа мошенников украла у Церкви ее собственность – на незаконных торгах по бросовым ценам сами себе ее «продали». С тех пор и храм – памятник архитектуры федерального значения, и Подворье влачат полунищенское существование. А произошло это под «прикрытием» чиновников из территориальных управлений Росимущества и охраны памятников истории и культуры, то есть – вновь с ведома и при содействии московских властей.

Не вяжутся декларации Юрия Михайловича и с тем, как обошлась мэрия Москвы с русским оркестром «Боян». Знаете, каков предмет спора, то есть долги по арендным платежам, который вел с оркестром в арбитражном суде столичный департамент имущества? Цена «иномарки»! Причем не самой «навороченной» (чиновники мэрии разъезжают в «авто» и покруче)! И получается: с одной стороны – «беспримерное засилье массовой культуры в самых пошлых ее проявлениях», а с другой… Да, что говорить: простить долги бедствующему оркестру для Москвы – лишь один росчерк пера!

Впрочем, если судить по указаниям подчиненным и решениям, которые принимал ранее, Юрий Михайлович, известный меценат и любитель изящного, поначалу был не против «Бояна». Напомним, что именно он пошел коллективу навстречу, предоставив освобожденные «Новой оперой» помещения в «Зените». Проблема, однако, состоит в том, что у подчиненных были и есть свои планы на кинотеатр, пришедший (или сознательно приведенный?) в упадок.

Этим, и только этим, а не «нелюбовью» к отечественному искусству, объяснимы драконовские условия договора, заключенного в 1999 г. с «Бояном» главой Москомимущества О.Толкачевым, его упорное из года в год нежелание эти условия пересмотреть, «подселение» к оркестру «модельера» и любительницы украинских борщей г-жи Марго… Вспомним, как еще 1998 г., до заключения договора, первый вице-мэр В.Шанцев О.Толкачева предупреждал: «Прошу внимательно рассмотреть. Передача в аренду нереальна, так как средств у… оркестра нет». О.Толкачев «Боян» из «Зенита» попросту ВЫЖИВАЛ! Выжить не успел, так как в январе 2004 г. пошел на повышение – в сенаторы, представлять Москву в Совете Федерации РФ.

Однако О.Толкачева на посту сменил В.Силкин, нынешний руководитель департамента имущества г.Москвы, а с июля 2004 г. еще и министр столичного правительства. За дело преемник взялся не в пример круто.

Как уже говорилось, в октябре 2004 г. департаментом имущества г.Москвы было инициировано судебное разбирательство о выселении из «Зенита» «малоперспективного» русского оркестра «Боян». С четко определенной целью – как можно выгодней «Зенит» в частные руки продать. Нетерпение было столь велико, что задолго до окончательного решения арбитражного суда департамент выставил «Зенит» на торги.

Сайт www.stroywork.ru, специализирующийся на информуслугах в сфере недвижимости и стройиндустрии, 11 октября 2005 г. сообщал:

«Правительство Москвы демонстрирует пять столичных кинотеатров на Международной выставке коммерческой недвижимости «EXPO REAL», которая проходит в эти дни в Мюнхене.

В качестве экспонатов представлены кинотеатры «Сатурн» и «Марс», находящиеся в Северо-Восточном административном округе, кинотеатр «Зенит» (ЦАО), «Ереван» (САО) и «Урал» (ВАО). По сообщению руководителя департамента Москвы Владимира Силкина, все эти проекты, являющиеся государственными унитарными предприятиями, могут быть выставлены на инвестиционные торги.

Все пять объектов имеют довольно большую прилегающую территорию – именно по этому признаку они и были отобраны для участия в выставке. Правительство Москвы полагает, что у новых инвесторов будет возможность превратить каждый из этих кинотеатров в огромный развлекательный комплекс».

Что за «огромный развлекательный комплекс» в центре столицы, учитывая «довольно большую прилегающую территорию», предлагается силами иностранных инвесторов создать вместо ветхого «Зенита», догадайтесь с одного раза. Скорее всего – очередной очаг порока, засилья, по меткому выражению столичного мэра, «массовой культуры в самых пошлых ее проявлениях».

Разумеется, выселение «Бояна», продажа «Зенита» – инициативы эти обосновываются чиновниками их истым и благостным желанием пополнить московскую казну…. Сомневаюсь я, однако. Неведомы мне случаи, чтобы в новейшей нашей истории что-то из государственного или муниципального имущества по реальным ценам было в частные руки продано (или я плохо информирован?). Зато хорошо известна система «откатов», то есть взяток чиновникам, от коих в выигрыше буквально все, кроме государства и нас с вами, рядовых налогоплательщиков.

«Отбита очередная атака на оркестр «Боян»»в заметке под таким заголовком сообщало информагентство «Русская линия»:

«Утром 14 сентября 2006 года планировался захват судебными приставами здания Центра славянской музыки, в котором находится Государственный академический русский концертный оркестр «Боян»… С 9 утра перед зданием Центра собралась группа поклонников творчества «Бояна», представители патриотической общественности, а также движения «Народный Собор», «Союза Русского Народа», партии «Народная Воля». Прибывший к месту конфликта А.И.Полетаев сообщил присутствующим, что в последний момент из Высшего арбитражного суда пришло уведомление о приостановлении решения о выселении оркестра на период рассмотрения дела в суде – до конца сентября».

Чиновники наседали, а мы все еще питали какие-то иллюзии: может, Юрий Михайлович чего-то недопонимает? Может, не знает, что творится за его спиной? Мы обратились лично к мэру.

27 сентября 2006 г. Агентство национальных новостей сообщало:

«Православно-патриотическое движение «Народный Собор» направило… на имя мэра Москвы Юрия Лужкова обращение, в котором просит его спасти оркестр «Боян». Прославленному коллективу грозит выселение из занимаемого им здания.

Как сообщили в пресс-службе «Народного Собора», со дня на день на ул. Таганской в помещении бывшего кинотеатра «Зенит» коллектив Государственного академического русского концертного оркестра «Боян» и его создатель – народный артист СССР и России Анатолий Полетаев, – ждут появления судебных приставов и насильственного выселения…

«Без крыши над головой, без репетиционной базы «Бояну» больше не петь», – говорится в обращении…. «Речь идет не просто об изгнании прославленного на весь мир и единственного в своем роде русского оркестра. Уничтожается один из символов, олицетворяющих русскую культуру…».

Руководство «Народного Собора» уверено, что долги «Бояна» по арендной плате, созданные ему искусственно, по столичным меркам незначительны, и могут быть списаны оркестру росчерком пера.

«В конце концов, может их оркестр компенсировать и сам – своеобразным бартером, своей игрой на площадках города. Существует множество других вариантов разрешения проблемы, но все они лежат вне судебно-арбитражного и коммерческо-правового поля», – говорится в обращении.

«Нелепо и даже глупо, а в целом аморально мерить душу народа рублем и квадратным метром!»».

А может, Юрий Михайлович газет не читает, в интернет «не ходит»? Автор этих строк официально передал в мэрию обращение «Народного Собора» на имя мэра. Подстраховавшись (вдруг да не в те руки попадет!), целый пакет документов по «Бояну» вместе с сопроводительным письмом передал и для пресс-секретаря мэра С.Цоя… Никто «Народному Собору» не ответил. И дело не в снобизме Юрия Михайловича

У столичного градоначальника к тому времени были уже собственные планы насчет бывшего кинотеатра «Зенит», от планов подчиненных, быть может, и несколько отличные.

ЛУЖКОВСКАЯ «СМЕНА» АТАКУЕТ

26 июля 2005 г. Ю.Лужков подписал постановление правительства Москвы №549-ПП «О мерах в области молодежной политики по формированию гражданского самосознания и патриотизма в молодежной и студенческой среде города Москвы». В нем, в частности, говорится:

«1. Поддержать предложения общественных молодежных и студенческих объединений города Москвы по формированию гражданского самосознания и патриотизма в молодежной и студенческой среде…

5. Создать Государственное учреждение культуры города Москвы «Молодежный образовательно-досуговый клуб «Гражданская смена» (далее – ГУК «Гражданская смена»)».

Комитету по культуре г.Москвы данным постановлением предписывалось выступить учредителем нового ГУКа, назначить его руководителя, заключив с ним трудовой договор. А департаменту имущества г.Москвы – передать ГУКу после его регистрации в оперативное управление… «помещение киноконцертного комплекса «Зенит» по адресу: ул. Таганская, д.40/42».

Все предусмотрено в этом постановлении: и проведение «текущих ремонтных работ помещения» «Зенита», и включение «этих расходов в проект бюджета города Москвы на 2006 год», и непредвиденные расходы ГУКа «в III квартале 2005 года… 3 000 000 рублей… за счет резервного фонда, предусмотренного в бюджете города Москвы на 2005 год».

Не сказано только, куда деваться «Бояну», который эти помещения все еще занимал и долго будет занимать!Год спустя Ю.Лужков вносит ряд изменений и дополнений в вышеназванное постановление (постановление правительства Москвы №463-ПП от 4 июля 2006 г.).

Финансово-хозяйственному управлению мэрии Москвы дополнительно предписывается: «Выступить заказчиком по проведению обследования строительных конструкций, разработке проектно-сметной документации, а также выполнению работ капитального и текущего ремонта здания по адресу: ул.Таганская, д.40/42, включая аварийный ремонт фасада и кровли, ремонт помещений и инженерных систем с заменой технологического оборудования». Кроме того: «…в связи с аварийным состоянием фасада и кровли здания разрешить размещение заказа на проведение аварийных работ и обследование состояния строительных конструкций здания».

Любопытные документы. Из них мы узнаём, что при желании и деньги, и люди ответственные в Москве найдутся. Например, 3-х миллионов рублей, выделенных «Гражданской смене» для непредвиденных расходов на первое время, «Бояну» с лихвой бы хватило, чтобы не только долги по аренде погасить, но и записать несколько симфонических дисков.

Узнаём также правду о помещении, в котором репетировал и давал концерты оркестр «Боян» и за которое департамент имущества г.Москвы требовал арендную плату по коммерческим расценкам, – здание было в АВАРИЙНОМ состоянии! Но разве не этот департамент отвечает за состояние и сохранность столичной недвижимости? Соответственно – за жизни, здоровье людей, этой недвижимостью распоряжающихся? Представляете: крыша во время концерта обвалилась!..

Все эти факты – лишнее подтверждение тому, что «Зенит», являющийся, по словам В.Силкина, государственным унитарным предприятием с немалой инвестиционной привлекательностью, на протяжении многих лет методично банкротили.Но что это за «Гражданская смена» такая, из-за которой мэром подписывается одно постановление за другим, подключаются резервные и прочие бюджетные фонды, а кое-кому так и пришлось распрощаться с вожделенной мечтой запродать Западу несчастный «Зенит», как сами понимаете, «подороже»?

Из постановления мэрии 2005 г. следует, что создается ГУК «Гражданская смена» конкретно ради одноименного городского факультатива. В прилагаемой к постановлению «Концепции формирования гражданского самосознания и патриотизма в молодежной и студенческой среде города Москвы» в разделе «Цели и задачи организации городского факультатива «Гражданская смена» читаем: «С целью воспитания гражданского самосознания и патриотизма в молодежной и студенческой среде предлагается организовать проведение городского факультатива «Гражданская смена» в ВУЗах Москвы, который будет представлять систему постоянно действующих мероприятий, в том числе:- публичных лекций в ВУЗах;- циклов углубленных трехдневных семинаров; - постоянно действующего молодежного образовательно-досугового городского клуба».

Про факультатив, однако, мы слышим в первый и последний раз, – так и не появилось в Москве такого факультатива. Что говорит об изначальной некой концептуальной неопределенности новоиспеченного ГУКа. При всем при том «Гражданская смена» («ГС») о себе заявила.

На ее сайте находим следующее: ««Гражданская смена» – молодежный просветительский проект. Его цель – воспитание поколения молодых москвичей, занимающих активную гражданскую позицию и разделяющих общий для проекта набор жизненных ценностей: гражданственность, патриотизм, креативность, инициативность, потребность в модернизации. «Гражданская смена» вне политики. Это сообщество представителей разных вузов, с разными интересами и увлечениями, но объединенных желанием жить в новой России…»

Тоже, согласитесь, расплывчато, но для нас в этом определении существенны два момента: 1. «ГС» – «вне политики»; 2. «ГС» – не просто для «поколения молодых москвичей», а для вузовского студенчества, и не для всего вузовского без разбору, а с московской пропиской.Эта избирательность, признаться, настораживает, потому как резонный возникает вопрос: а как быть с остальной московской молодежью? С рабочими, с учащимися колледжей и техникумов, с иногородними студентами, проживающими в столичных общежитиях? Они что – люди второго сорта? Им не нужно прививать «патриотизм, креативность, инициативность, потребность в модернизации»?

Впервые «ГС» заявила о себе в феврале 2006 г. разовым пикетом против продажи алкогольных напитков детям. «В пикете, – по сообщению РИА «Новости», – приняли участие около 150 человек… Рядом со сценой из коробок из-под водки и других спиртных напитков была возведена символическая «пирамида несчастья». Впрочем, в ней попадались и коробки из-под минеральной воды. Со сцены звучали призывы не покупать ничего в магазинах, где детям продают алкогольные напитки, и речевки, например: «Продал бутылку ребенку, и вот – не гражданин ты уже, а урод!». Акция продолжалась 30 минут»

Более с детским алкоголизмом не боролись, но вскоре «ГС» бросила клич: «Молодежь – во власть!». 21 марта 2006 г. на заседании правительства Москвы прозвучало первое выступление студента-дублера. В августе студенты вообще заменили ушедших в отпуска членов правительства Москвы, трижды столичное правительство заседало в составе дублеров и мэра – акция «прошумела» в СМИ на грани сенсации. Затем возник лозунг: «Молодежь – в бизнес!». Первый Московский форум молодых предпринимателей, загородные тренинг-семинары, конкурс студенческих бизнес-проектов...

Однако затем Олег Бочаров, зачинатель и руководитель «ГС», стал настойчиво призывать: «Молодежь – в политику!» («Бочаров: Государство должно заинтересовать молодежь политикой», интервью ИА «Росбалт»).

Либеральный журнал «Сообшение» сразу догадался, что к чему: «…хотя «ГС» уж точно не будет участвовать в выборах в качестве организации, нельзя забывать, что все её участники – молодые избиратели… Чем не политический ресурс?».

«…патриот самого себя…»

Значит, накануне парламентских и президентских выборов – все-таки политика? В Москве за сотню тысяч студентов с постоянной пропиской, равнодушных к существующей власти, равно как и власть – к ним, но с правом избирательного голоса…

Чтобы привлечь электорат на избирательные участки, О.Бочаров готов и на такую «недемократичную» меру: «На мой взгляд, более эффективным было бы введение института заявительности у избирателей, когда, получив право голосовать по достижению 18 лет, гражданин должен зафиксировать свое желание участвовать в выборах, он должен сказать, что он этим правом воспользуется» (интервью информагентству «Время регионов»). И хотя прямо об этом О.Бочаров пока не говорит, за отказ «воспользоваться», по логике, должны последовать соответствующие карательные санкции.

Да поймет меня читатель правильно: я не против «Гражданской смены» как таковой, ее инициатив, пикетов, семинаров, студентов-дублеров в правительстве и прочее. Смена нам нужна, и пусть с молодежью, хотя бы и выборочно, по признаку московской прописки, работают! В конце концов, ничего плохого нет и в том, если молодежь призывают исполнить свой гражданский долг – идти на выборы, выбор при этом ей оставляя. Однако тяжко на душе, когда осознаешь, что кто-то из своекорыстных побуждений нашими детьми манипулирует!

И, право же, очень не хочется, чтобы мой сын-студент получал за счет московских налогоплательщиков, скажем, такую психополитустановку: «Я – гражданин, патриот своей Родины. Я – неотъемлемая часть этой Родины и я ближе всего к самому себе. Значит, в первую очередь, я патриот самого себя. Я должен выстроить свою собственную жизнь успешно. Прибыль и свободное время и опыт вложить в успех ближайших, окружающих меня людей, а значит, в успех своей страны» (О.Бочаров, там же). Мне-то всегда казалось, что из качеств у патриота на первом месте должна быть – жертвенность…

Что ж, в этом смысле – на себя, любимого – 39-летний Олег Евгеньевич Бочаров поработал уже на славу.

По окончании МАИ (специальность «авиационные двигатели и энергетические установки») предпочел профессию «пиар»-менеджера – начинал по этой линии в московском подразделении МЧС. Один из организаторов молодежной акции «Доверяй, но проверяй!» в поддержку Б.Ельцина в период выборной компании 1996 г., за что удостоен «всевышней» благодарности за номером 251-рп от 12 июля 1996 г.. Входил в руководящие органы ряда общественно-политических структур, разумеется, власти лояльных, сейчас «осел» в пропрезидентской «Единой России». В настоящий момент – заместитель председателя Московской городской Думы, причем в Мосгордуме уже не первый созыв.

Живет с шиком, как бы аристократическим, что называется, красиво!

9 декабря 2003 г., «Комсомольская правда», «Женитьба» по-депутатски»:

«Про эту свадьбу взахлеб написали почти все российские газеты. Размах, с которым женился вице-спикер Московской городской Думы Олег Бочаров, потрясал своими роскошью и наглостью. Вот краткий перечень удовольствий, выловленных из десятка статей на эту тему.

Для торжества был арендован театр «Эрмитаж» с примыкающим к нему элитным клубом «Парижская жизнь». Фойе задрапировали белым шелком и убрали живыми цветами. Невеста вместо традиционной фаты и платья эпатировала публику ниспадающим на плечи беретом, брюками и песцовым манто. Жених подарил молодой звезду. А гостям (и это, пожалуй, было самым ужасным во всей истории!) – спектакль «Женитьба», который в честь новобрачных сыграли ведущие актеры Театра имени В.В.Маяковского. Спектакль то и дело прерывался пьяными воплями и шумом катающихся по проходу бутылок. Финальную сцену молодожены, вытряхнув из театральных костюмов актеров, доиграли сами, а жених, подменив Игоря Костолевского, выпрыгнул на сцену из окна... Коллектив трясет, актеры в шоке, звезда «Маяковки» Евгения Симонова, как сообщают газеты, со скандалом уходит, а художественный руководитель театра Сергей Арцибашев тщетно пытается ее остановить». Знаменитые артисты были до глубины души оскорблены: «Мы что – крепостные актеры?!»

Потратился молодожен, по подсчетам журналистов, «…прилично. Годовая зарплата вице-спикера Бочарова. Это при условии, что он не ел и не пил, не водил по ресторанам невесту и не помогал своей маме и детям от первого брака»… Союз молодых, отмеченный столь пышно, увы, длился недолго. Но депутат не унывает!

Недавно оказался замешан в другом крупном скандале. Помните, на французском курорте Куршевель во время рождественских гуляний был задержан глава «Норникеля» и совладелец «Интерроса» 41-летний М.Прохоров и иже с ним. Глупые французишки, не знающие российской специфики, заподозрили миллиардера… в сутенерстве. Так вот: «иже с ним», как раструбили отечественные СМИ и депутат Госдумы А.Митрофанов, оказался знакомый нам вице-спикер Мосгордумы. Олег Евгеньевич потом долго возмущался, мол, никто его не задерживал, по карманам не шарил, на допросах «не колол», требовал от коллеги Митрофанова публичных извинений, в противном случае грозился заявлением в суд…

Задерживали Олега Евгеньевича французы, не задерживали, «сводничал» он на курорте или нет – темная это история, свечки, как говорится, никто не держал. Но факт остается фактом: отдыхает известный патриот самого себя и лидер столичного студенчества не в подмосковном пансионате МЧС «Спасатель», где периодически «тренингует» своих подопечных, а в куршевелях. Красиво отдыхает! И не запретишь.

Словом, давно пора человеку, сумевшему «выстроить свою собственную жизнь успешно», что-то «вложить в успех ближайших, окружающих меня людей, а значит, в успех своей страны».

Однако депутат О.Бочаров, избранный в Мосгордуму от избирательного округа, куда входит Южное Бутово, на «баррикадах» в родном районе, когда московские власти незаконно, но, будто бы, по решению суда сносили дома местных жителей, замечен не был. Хотя уверяет, что все же появлялся.

«Депутаты Мосгордумы по определению «слуги горожан». Ну а конкретно Бутово служит Олег БОЧАРОВ, депутат Мосгордумы от округа №11, в состав которого конфликтные земли и входят. Корреспонденты «МК» связались с ним, чтобы узнать его личное мнение по этому поводу.

- На месте событий я был – постоял, посмотрел, чего же мне там делать? – говорит г-н Бочаров. – Там столько политиков, что я в их ряду 28-й. Моя работа начнется тогда, когда закончится шумиха и околополитическая возня» («Слово из бранника», «Московский комсомолец», 27 июня 2006 г.,).

В общем, не любит депутат, скромный трудяга на благо народа, «околополитической возни» и «шумихи»… В перипетии скандала в Южном Бутове тоже была посвящена вся страна, после вмешательства Общественной палаты РФ победили бутовцы.

Вполне вероятно, что, используя находящийся в его распоряжении административный ресурс, вице-спикер Мосгордумы О.Бочаров посодействовал скорейшему выселению из «Зенита» оркестра «Боян». Интерес прямой, а ресурс немалый. Во всяком случае, разные суды выносили по «Бояну» разные решения, и всякий раз праведные. Но на сей раз, в отличие от Южного Бутова, восторжествовала мэрия. И вот что интересно: а зачем О.Бочарову «Зенит» в принципе? 3 000 000 руб. (более 100 тыс. долл. США), выделяемых мэрией в квартал, довольно будет и на аренду офиса, который, кстати, у «ГС» есть на Петровке, и на забавы для неприхотливых аполитичных студентов, и на несколько Куршевелей разом… Но – почему бы не взять, если само плывет в руки!

«Вы, наверное, согласитесь, что ночные клубы и тусовки – это недостаточное общение для укрепления своих патриотических взглядов, хотя это нам не чуждо» (О.Бочаров, там же).

Таким образом, предполагается создать в «Зените» этакий симбиоз – нечто среднее между ночным и дискуссионным клубом. Прибыль предполагается. Анатолий Иванович советовался с Олегом Евгеньевичем, еще до выселения:- Вы работаете со студентами? Прекрасно! Давайте кооперироваться. Оставим «Боян» в «Зените»: будем давать молодежи просветительские концерты…

Идея не лишена смысла, поскольку оркестр – частый гость на студенческих площадках, а «ГС», по заявлениям его авторов, – проект просветительский… Бочаров – ни в какую!

Итак, на словах и на деле:- забота о благе народном и – срочные меры, чтобы затащить на избирательные участки этот народ, разуверившийся во всех и вся;- гнев на «беспримерное засилье массовой культуры в самых пошлых ее проявлениях» и – открытие очередного «увеселительного заведения»;- призыв к патриотизму, к гражданской действенной позиции каждого и – изгнание на улицу музыкального коллектива, который сам по себе – величайший патриотический проект!

Но самое поразительное, читатель, что выселение русского оркестра «Боян» происходило на фоне «государевой» заботы об отечественной, в том числе русской культуры, заботы неприкрытой, самой искренней!

Часть II



Смотрите также в интернете:

www.pravaya.ru/word/586/6848
www.pravaya.ru/word/586/8206
www.pravaya.ru/word/586/8884


Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020